Прикроем все дистанционкой. История папы-депутата и одного детсадовского конкурса

Прикроем все дистанционкой. История папы-депутата и одного детсадовского конкурса

Время чтения: 4 мин

Прикроем все дистанционкой. История папы-депутата и одного детсадовского конкурса

Время чтения: 4 мин

Сегодня нас уже невозможно удивить конкурсом в дистанционном формате. Но пару лет назад онлайн-мероприятие (особенно в регионах, особенно в детском саду) вызывало удивление. О том, как (и, главное, зачем) администрация города и одного детского сада перевела очный конкурс в онлайн за один вечер, рассказывает наш блогер Катерина Карпова.

В детском садике «Колосок» нашего Ньюдеревенска дистанционка, эпидемия и изоляция начались аж в 2018 году. Почти за два года до мировой пандемии. Был ли это реально вирус или кому-то выгодная статистика, или местные чиновники уже тогда тренировались писать запрещающие указы, я не знаю. Но изолировали всех в один вечер. Сейчас об этом вечере я вам и расскажу.

Инесса Степановна известна в наших краях как педагог-воспитатель со стажем работы больше 30 лет. Деятельная, активная, умная. В сентябре 2018 по согласованию с руководством она решила организовать массовое городское мероприятие для детей и родителей: праздник, посвященный дню матери, «А ну-ка, мамочка!»

Целый месяц разрабатывали сценарий: предполагалось, что дети будут участвовать вместе с мамами в разных номинациях — «Готовка», «Мода от мамы», «Мама в танцах со звёздами», «Голос: мамы и дети», по итогу которого все получат грамоты и призы, а потом отметят итоги за праздничным столом.

Ещё месяц на сбор заявок от участников со всех детских садов города, подписание регламента конкурса в администрации, сообщение во всевозможные и невозможные инстанции, что грядет общегородское мероприятие, «просим всех быть».

Тщательная подготовка была и у родителей, решивших участвовать в конкурсе со своими детьми: кто-то взял неоплачиваемый отгул, кто-то ездил по магазинам, выбирал наряды себе и ребенку, кто-то шил, кто-то на танцы записался, кто-то пел, кто-то оттачивал кулинарные навыки.

Готовился к конкурсу и Петенька. Хороший мальчик, умный, сообразительный и папа у него — местный депутат из известной партии «Россия для нас — всё». Петенька репетировал с папой и мамой песню под гитару. Ну чем не идеальная семейная картина? Папа тоже так подумал и решил устроить маме сюрприз.

И вот среда, 18:00, садик работает до 19:00. Завтра — конкурс. Приходит мама Петеньки и радостно говорит руководителю конкурса Инессе Степановне: «Завтра мой муж приедет к вам сюда не один. Он пригласил телевидение, оно приедет и заснимет городское мероприятие. Здорово же будет, да?» Радостно хватает Петеньку в охапку и убегает.

Когда мама ушла, руководитель конкурса направилась к директору детского сада и сообщила новость: «К нам едет телевидение»

Другого выхода у неё не было, она обязана предупреждать начальство о любой инициативе родителей. Директор детского сада в шоке. Тут же собирает экстренный педсовет и долго вымещает эмоции на педсоставе: «Вы не умеете работать с родителями! Мне такого не надо! Об этом непременно будет доложено в вышестоящую инстанцию!»

Время близится к 19:00, к закрытию всех учреждений. Директор набирает трубку, звонит в администрацию.

Глава администрации долго выяснять не стал и предложил телефонный разговор продолжить в кабинете. На ковёр к начальству поехал сам директор и главный методист сада. Инессу Степановну брать не стали, опасаясь достойного отпора, и чтобы не портить отношения с хорошим специалистом. Директору жестко указали его место в пищевой цепочке экосистемы образования и приказали любым способом свернуть конкурс. Время — 19:30.

Директор доводит до сведения воспитателей и Инессы Степановны, что поскольку ранее разрешенный администрацией конкурс, оказывается, составлен некорректно, программа подлежит изменениям и теперь формат конкурса — дистанционный.

В 20:00 воспитатели и Инесса Степановна в спешном порядке принимаются обзванивать всех, кто задействован в конкурсе, и сообщать им, что мероприятие пройдёт дистанционно. Все в шоке. Возмущению конкурсантов нет предела, а на столе у директора уже лежит бумага о том, что в городе повышен процент заболеваемости ОРВИ среди детей, в связи с чем объявлен запрет на перемещение детей по чужим ДОУ (детским садам). «Сидите в своём Деревенске и не высовывайтесь!» — открыто объявили сотрудникам детского сада.

Единственное, что было предложено конкурсантам: снять на видео выступление и прислать ролик на имя руководителя конкурса. Лучший ролик победит. Естественно, в итоге лучших выделять на стали, победили все, кто участвовал в разных номинациях. Победила дружба! Победила и администрация!

Что же так тщательно пытались скрыть все участники событий от СМИ?

Может быть, боялись, что воспитатели начнут жаловаться на невыносимые условия труда? Например, на постоянное психологическое давление со стороны руководства, на переработки, которые не фиксируются и не оплачиваются, на питание? Кстати, вы знаете, что в этом детском саду воспитатели не едят, у них нет перерыв на обед? Смена может быть с 7:00 до 19:00 без каких-либо официальных оплачиваемых завтраков, обедов, ужинов, а директор даже не собирается «возиться с приказами и бумагами на этот счёт. Вот дети не доедают, вы за ними и ешьте!» И дети реально не доедают. И за ними подъедают воспитатели. Как собакам кость швыряют, так в этом ДОУ сотрудников кормят.

Может быть, от СМИ скрывали, что количество детей в детском саду не соответствует реальному количеству кроватей и шкафчиков, а метраж группы вообще не рассчитан на столько человек? О, может быть, воспитатели не справляются со своими должностными обязанностями и это видно? Также сотрудники СМИ, может быть, могли увидеть с утра пораньше воспитателя группы с лопатой и веником, убирающего территорию детского сада? Старые игрушки? Обшарпанные стены? Продолжите ассоциативный ряд сами.

А Инесса Степановна уверена, что это всё из-за инклюзивного проекта «Доступная Среда», который руководство запустило в этом детском саду. Дело в том, что она является руководителем такой вот инклюзивной группы. Детский сад в сентябре набрал 36 детей. Из них 12 человек — дети с нарушением речи, а ещё 5 — дети с ЗПР. То есть в группе одновременно находится ребёнок с ЗПР, который сидит за столиком в непривычной для него обстановке, долбит по столику монотонно и кричит на всю группу «А-А-А!» часами, не реагируя на слова взрослых, ещё 12 логопедических детей, плюс 20 не логопедических, а готовых к школе. И всё это — на одного воспитателя. Вот такая инклюзия в инклюзии.

Вы находитесь в разделе «Блоги». Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Иллюстрация: GoodStudio / Shutterstock

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также:
К комментариям
Подписаться
Комментариев пока нет
Больше статей