«Такое чувство, что пишу с фронта». Заметки студентки из экспедиции по поиску бойцов, погибших в ВОВ
Блоги09.05.2022

«Такое чувство, что пишу с фронта». Заметки студентки из экспедиции по поиску бойцов, погибших в ВОВ

Слушать о битвах и сражениях на уроках и читать о них в книгах — или отправиться на места боевых действий, чтобы своими глазами увидеть прошлое? Наш блогер, студентка Саша Акельева, рассказала, как впервые поехала в поисковую экспедицию по местам боевых действий Великой Отечественной войны и что оказалось для неё самым сложным в этой поездке.

Поисковое движение России — это объединение школьников, студентов и просто неравнодушных людей, которые занимаются поиском без вести пропавших солдат. Движению больше 30 лет. Каждый год на местах боевых действий времён Великой Отечественной войны проходит всероссийская акция Вахта Памяти, куда съезжаются отряды со всей страны. Главная задача этих экспедиций — найти и перезахоронить погибших бойцов.

В моём институте есть поисковый отряд, возглавляет его преподаватель ОБЖ. Однажды на паре он рассказал про деятельность отряда и предложил мне присоединиться к экспедиции. Я не восприняла эти слова всерьёз и даже немного испугалась. Но шанс испытать себя на прочность и в этом упускать не хотелось. Я рискнула.

Долгие сборы и решение организационных вопросов усиливали мой страх. Участие во всех мероприятиях уже на этапе сбора приближали день отъезда. Когда мы сели в поезд, пришло чёткое понимание — пути назад нет. Мы поехали в Псковскую область (Себежский район). Там под озером Свибло недалеко от деревни Старицы шли ожесточенные бои в 1943–1944 годах. По планам немцев, через Псков лежал их путь на Ленинград, а через Великие Луки — на Москву.

Мы сделали пересадку в Москве, потом — в Великих Луках. 1,5 часа на автобусе и вот мы почти в пункте назначения. До места, где располагался наш лагерь, идти несколько километров — мой рюкзак весил 14 килограммов, но это был последний рывок, его надо было преодолеть. Вокруг один лес, на улице жара, хотелось пить. Неизвестность пугала. Интернет почти не ловил, до ближайшего магазина (хоть какой-то цивилизации) — 10 километров пешком.

Когда дошли до места, занялись благоустройством лагеря: поставили палатки, организовали обеденную зону, накололи дрова и установили баню. Ближе к вечеру нам наконец-то привезли воду, мы приготовили ужин. Так прошёл первый день в новых условиях.

В первую ночь я очень замёрзла — температура опускалась до минус четырёх. Со временем я приспособилась, но постоянный ночной холод не давал покоя. Но всё это были не самые сложные испытания (возможно, вообще не испытания).

Утром выбрали дежурных и отправились в лес на разведку. Каждый день в лагере остаются несколько человек, которые готовят еду и следят за общим порядком. Все остальные выезжают на коп (так мы называли место нашей работы), где целый день занимаются поиском и раскопками.

В первый день наших поисков не всё шло по плану, возникали нештатные ситуации из-за прорех в организации. На следующее утро работа началась в штатном режиме. Поиск — это очень трудный и кропотливый процесс. У тебя есть только щуп, лопата и металлоискатель (если повезёт). С этим снаряжением отправляешься в лес или на болото. Двигаешься по ходу сражений, ориентируясь на карту.

Большая редкость — найти останки бойцов с первого раза. Чаще всего просто начинаешь копать в окопе или траншее, надеясь на удачу. Когда нет ни одной зацепки, вообще перестаешь понимать, для чего ты здесь и какую пользу можешь принести. Общий дух команды падает.

В такие моменты сразу начинаешь чувствовать голод и холод — работать становится тяжелее. Даже металлоискатель не гарантирует положительный исход поиска — он ведь просто помогает обнаружить металл в земле. Вся земля там усеяна пулями, гранатами и другими боеприпасами. Первые дни было очень страшно.

Любое неаккуратное движение лопатой могло привести к необратимым последствиям. Со временем привыкаешь к тому, что находишься в зоне повышенного риска и начинаешь ценить каждую минуту своей жизни. Когда в первый раз видишь вдоль и поперёк перекопанный лес, тебя охватывает страх и ярость. Совсем не хочется верить в реальность. Вообще не хочется думать об этом. Я тогда очень растерялась.

Решила смотреть на других и действовать, как они, не задумываясь о войне, которая здесь в каждом миллиметре земли. Чаще всего мальчики копают, а девочки — перебирают землю. Это не так просто как кажется: рукам становится холодно очень быстро, но нужно продолжать при любых условиях, иначе можно упустить останки или личные вещи воина.

Там, в лесу, ты перестаёшь чувствовать вообще. Ты делаешь эту монотонную работу, не останавливаясь и не задумываясь о происходящем. По-другому просто не выжить. Осознание придёт позже. Пока я там работала, писала своей подруге смс-ки в минуты озарения и уязвимости:

  • «Тут тяжело. Отдыхаю от интернета и тут такое небо! Вчера устанавливали лагерь. Думала, этот день не выдержу. Поем песни под гитару»;
  • «Днём очень жарко. Ночью очень холодно. Замёрзла и охрипла. В бане были — она прекрасна. Ещё упала с моста, неся ведро с водой. Два огромных синяка. В палатке сплю на двух буграх. Иногда хочется разрыдаться, но в принципе всё неплохо»;
  • «Сегодня копали. Очень устали»;
  • «Только что вытаскивала застрявшую пилу из дерева»;
  • «Война оставляет огромный след. И это, конечно, страшно. Копали окопы. Нашли боеприпасы 43 года. Они хорошо сохранились. Некоторые были готовы взорваться. Бойцов не нашли. Когда копаешь окопы, переживаешь войну ещё раз. Но уже с другим исходом. Проживаешь войну в мирное время. Пытаешься вернуть солдат домой. Война оставляет много вопросов. И совсем не даёт ответов»;
  • «Когда пишу эти сообщения, такое чувство, что пишу с фронта. В каком-то смысле так и есть. Только у этой „войны“ совсем другой смысл. Мы будто пытаемся реанимировать то, что когда-то очень пострадало. Воюем с прошлым во благо будущего».

Эти обрывистые сообщения очень хорошо описывают моё состояние тогда. Помню, с каким трепетом мы поднимали личные вещи бойцов: расчёску, ложку, котелок, знак красной звезды с головного убора.

Когда достаёшь портсигар с невыкуренным табаком, внутри бьётся лишь одна мысль: он не успел. Это были обычные люди со своими слабыми и сильными сторонами. Они так же дружили и любили. О чём-то мечтали и строили планы. Хотели просто жить. Они видели, как умирают товарищи, но всё равно продолжали сражаться. За всю вахту совместными усилиями подняли 143 бойца. Двое из них были с медалью. Нашим отрядом мы подняли шестнадцать бойцов.

Это непередаваемое ощущение. Тут трудно добавить что-то ещё.

Непросто выдержать напряжение от увиденного на вахте. Хочется хоть немного отвлечься, потому что невозможно переживать эти эмоции круглосуточно. В ход идут спиртные напитки. Может показаться, что это помогает расслабиться, забыться и не думать о тяжелой судьбе солдат. На самом же деле, через это просто соединяешься с другой частью этого трудного дела. Мы находили фляжки со спиртом, бутылки с водкой — они тоже выживали как могли.

Каждый, конечно, выбирает для себя сам. Я, чаще всего, выбирала сон, который после изнурительного дня давал короткую передышку. Утром — снова в бой. Я поехала в экспедицию, потому что хотела увидеть всё своими глазами. Мне было важно прочувствовать и понять, что значит патриотизм лично для меня. И тут ещё многое придётся осознать.

Трудно сейчас сказать, решусь ли я на такой личный подвиг ещё раз, но могу сказать, что эта поездка была отличной проверкой на прочность. Это то дело, которому нужно отдать часть своего времени хотя бы раз в жизни. Попробовать, чтобы понять многое про других и про себя. Ролик о нашей экспедиции:

Вы находитесь в разделе «Блоги». Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

что на самом деле значит слово «быдло»?
Комментариев пока нет