Написать в блог
«Кажется, что я живу, только когда сплю»: зачем я вернулся работать в школу

«Кажется, что я живу, только когда сплю»: зачем я вернулся работать в школу

Репетитор по обществознанию — об одном из самых сложных выборов в карьере
12 272
9

«Кажется, что я живу, только когда сплю»: зачем я вернулся работать в школу

Репетитор по обществознанию — об одном из самых сложных выборов в карьере
12 272
9

Однажды я написал оптимистичную историю, о том как после долгого перерыва на энтузиазме пришёл работать в школу. Тогда я весь учебный год вёл дневник. Не всё из него попало в тот мой пост. Расскажу о второй стороне медали: почему в конце учебного года я с облегчением ушёл из школы.

15 ноября

6.30 утра. Еле соскребаюсь с дивана, пытаюсь сообразить, зачем я это делаю. Жена уже собирается на работу. Мне — увозить младшего ребёнка-первоклассника в школу. Возвращаюсь, поднимаю старшую дочь, завтракаю, уезжаю в свой лицей. Отвожу два урока. Еду обратно забирать сына после уроков. Забрасываю домой, кормлю. Старшая дочь уже ушла во вторую смену. Снова мчусь на остановку. Рискуя опоздать, второй раз за день еду на урок в лицей. Это тот самый урок из тех трёх дополнительных, за которые платят, «как за услугу». 45 минут, как ветром слизнуло! Чего успел, непонятно?

Опять вскакиваю на подножку уходящего автобуса, плюхаюсь в сидение, закрываю глаза и еду в офис к своим ученикам, что на репетиторстве. Домой возвращаюсь в девять вечера. Ем, иду в темноту встречать дочь из секции. Возвращаемся вместе.

Снова надо торопиться. Ещё есть несколько часов. Сажусь за компьютер, готовлюсь к следующим урокам, консультирую учеников. Жена уложила спать младшего, старшая пялится в телефон. Жена раскладывает свои толстущие медицинские карты, садится рядом со мной. Работаем вместе. Но она не выдерживает первая. Уходит спать. За ней дочь. Я пью крепкий чай, щурю слепнущие от компьютера глаза. До утреннего подъёма остаётся пять часов. Мне кажется, что я живу, только когда сплю. Во сне не надо торопиться. Ибо завтра (то есть уже сегодня) снова предстоит наперегонки со… смертью своей. Имя ей — работа.

6.30 утра…

25 декабря

Два часа ночи. Уже понедельник. Закончил выставлять итоговые оценки в электронный журнал. Полдня ученики держались в напряжении. Слали мне аккуратно переписанные и списанные работы. В групповой беседе во «ВКонтакте» — невероятное оживление, какого до сих пор не наблюдалось.

«-…слушайте у нас короче дофига двоек стало по обществу

-?

— причем оцценки он не менял вроде

— Мм — че то в формулах похоже…

-…Можно как-то улучшить ситуацию? С семинарами?

— Ты хочешь семинарами на 7 баллов поднять?

— Хз

Допы там еще

А то стремно по обществу 3

-…А можно что-то сделать, чтобы 4 вышло? Как бы 59%.

— А никак нельзя сейчас поставить один балл хотя бы за наличие в эту колонку и все, и забыть об этом совсем?»

Блин, кругом все стараются ради процентов! Грустно как-то…

23 января

Перераспределил нагрузку на второе полугодие. Разбросал субботние уроки в лицее на неделю. По утрам — в лицей. После трёх — по ученикам. Субботу освободил для своих новых учеников. А что делать? Нужно уже думать, с чем уйду в лето, отпускных ведь у меня нет. Пытаюсь привлекать учеников в мини-группы. Это экономит время и даёт прибавку в деньгах. Теперь у меня 39 уроков в неделю. Надеюсь, что в таком темпе работаю последний год. Каждый год надеюсь.

7 февраля

Всё-таки меня освободили от дополнительных уроков. Я сам стал об этом просить в конце года, видя, как упала их посещаемость. Лицей не может допустить расторжения договоров — это деньги, а я не смог дать продукт, который побуждал бы учеников за него платить и оставаться после основных уроков. Честно говоря, я выдохнул. Теперь у меня два дня, когда днём появляются два-три часа перерыва перед выездом на свои уроки. Потеря трёх каких-то уроков приведёт к резкому сокращению моей зарплаты в лицее и ставит под вопрос продолжение работы в следующем учебном году. Но обидно будет уходить только из-за нагрузки и зарплаты. Что делать, не знаю. Я разрываюсь, страшно устаю, болею, и постоянно портится настроение…

21 февраля

— С какой стати я должен платить за билет, если кондуктор ко мне не подошла?

— Не заплатить — всё равно что украсть, присвоить чужой труд.

— Какое это воровство, если у меня самого ничего не прибавилось?

Я оглядываю класс. Хоть бы кто-нибудь глаза поднял, все заняты своим: кто-то делает домашку по другому предмету, кто-то шпарит в компьютерную игру на планшете, на словесную перестрелку учителя и одноклассника никто не обращает внимания.

Я вспоминаю про себя монолог Служкина-Хабенского из фильма «Географ глобус пропил», адресованный ученикам:

«Вы не только ещё не личности, но вы даже ещё не люди. Вы — тесто, тупая, злобная и вонючая человеческая масса без всякой духовной начинки. Вам не только география не нужна. Вам вообще ничего не нужно, кроме жратвы, телевизора и сортира. Как так можно жить?».

Мог бы я такое бросить ученикам? Нет, конечно. Герой фильма мог делать всё, что угодно. Ибо терять ему было нечего. Он презирал их — они платили ему той же монетой. Мне же надо достучаться до своих. Всё равно. Несмотря ни на что.

20 апреля

Так и есть. Потеря трёх дополнительных уроков в неделю на платных услугах опустошила мою зарплату. Дома жарим последние яйца с Пасхи, покупаю детям вареники с картошкой вместо пельменей. В школьной столовой беру ученический комплекс за 85 рублей. В холодильнике мышь повесилась. Я упорно пытаюсь не залезать в «летний фонд"(это мои репетиторские доходы, которые откладываем на лето). Завтра ученики должны подкинуть пару тысчонок «на магазин». Обрадовался тому, что Кира запросила второе занятие на неделе.

При этом за два дня, провалявшись неделю на больничном (ещё один «геморрой» из-за работы в лицее — больничный, он реально меня разоряет!), я уже ухлопал три тысячи на процедуры в частном центре, поскольку в участковой поликлинике элементарно нет лора, заразы. Вот где золотоносная жила. Каждая манипуляция — не одна сотня сразу. Может, и мне так поступать? Стыдно работать бесплатно.

«Экономика развивается, несмотря на то что многочисленные предсказания об обратном; прогресс нашей страны видят даже противники России».

Д.А. Медведев

26 апреля

Перечитал свой «школьный дневник». Прикольно. В первый месяц учебного года окрылённый, в последний — измученный, убеждающий себя всё бросить. Всё вокруг раздражает. Желчь подступает…

Нужно проверять ученические работы — я не могу себя заставить. Второго мая годовая контрольная в одинннадцатых — у меня даже в проекте её нет. Дать, что-ли, то, что даю своим ученикам, в формате ЕГЭ, и смотреть, как будут пытаться списывать? Опять, как и в конце первого полугодия, считают проценты в электронном дневнике и возмущаются, почему я не округляю в большую сторону. Противно.

Я что-то бормочу на уроке, комкаю текст, мне он неинтересен. Многие ученики заняты собой. Опаздывают — прогуливают. Пара-тройка задают вопросы. И даже подходят с ними на перемене. А мне хочется, чтобы отстали.

Комплекс неполноценности прёт. Мне вернулось чувство вины и склонность к самоедству. Я уже почти совсем не готовлюсь к урокам.

Мне стало стыдно признаваться, что я работаю в школе. Я начал скрывать этот факт. Школьный учитель сегодня — это ведь определённая репутация. Я понял, что не хочу, чтобы меня таковым воспринимали.

Почему же я в школе умираю? А оживаю, только оставаясь с учеником с глазу на глаз? Не уверен, что дело только во мне.

29 апреля

Провёл три урока истории в школе. Вышел на крыльцо и… растерялся. Солнце слепит глаза. Наконец-то наступил погожий денек, а я не знаю, что делать дальше. Мне не надо торопиться на следующий урок! Решил в праздники уроки не проводить. Демонстрировать 1 мая тоже не пойду. «Народ — за достойный МРОТ!» есть кому прокричать и без меня. Отсыпаться буду. Ну, ещё готовиться к урокам сразу на всю послепраздничную неделю. Далеко идущих планов никаких. Настроение одно — дорабатываю.

Вчера сдал наконец декларацию в налоговую за 2016 год. Большое дело сделал…

4 мая

Получил первую зарплату после приказа об аттестации на 1 категорию. Заслужить её не стоило никаких усилий: шёл как победитель краевой учительской олимпиады. Мои 10 часов в неделю прежде стоили 4119. 18 за месяц, теперь — 4681.05. Ну и зачем всё это? Ради этого возиться с бумажками? Ради этого идти в школу?

Я тщетно ищу рациональное обоснование такой системе оплаты труда педагогов. Пытаюсь понять, за что мне заплатили такие деньги. Вот, читаю в квиточке напротив суммы: «педагогическая нагрузка». То есть такие деньги платят за то, что составляет главное, сущностное в профессии учителя; за то, что является предметом его каждодневных забот; за то, в чём проявляется вся сила его индивидуальности и мастерства; за то, к чему он относится как искусству; за то, что другие произносят с пафосом или с придыханием, чтобы подчеркнуть нечто сакральное в делах и помыслах учителя; за то, что он сеет…; за то, чем он прославляет… Люди, за что?

И что же нужно сделать ещё, дополнительно, чтобы заработать на пресловутую «среднюю по экономике»?

Даже с тридцатью часами не смогу!

18 мая

Совершил ли я ошибку, придя работать в лицей? Может показаться, что да. Раз ухожу. Но что-то сопротивляется во мне. Это не ошибка, а опыт. Ведь как здорово все начиналось! Я ошибся лишь в том, что питал некие иллюзии о ситуации в системе образования и неадекватно оценил свои возможности. Работать в таком темпе — безумие. Нет смысла идти работать в учебное заведение, если оно не становится альтернативой репетиторству. Нет смысла работать в школе, если не отпадает необходимость во вторичной занятости. Увеличение нагрузки не приносит радости от труда и не дает результата. И в другом учебном заведении ситуация была бы той же самой. Хватал бы часы и сдыхал на работе. Что, в первый раз что ли? Самое позорное, что можно себе представить — затурканный учитель, после школы мотающийся по шабашкам. Не хочу больше!

31 мая

Закончил учебный год в лицее и в частном образовательном центре. В последнем продолжаю работать, а в лицее расписался под приказом об увольнении «в связи с истечением действия трудового договора». Вот и всё. Случайно зашёл — незаметно вышел…

1 июня

Получил на карту из лицея последнюю зарплату и компенсацию за отпуск. Ещё раз почувствовал себя ущербным напоследок. Мысленно клянчу: может, ещё какую-нибудь доплату переведут? Ну пару тысчонок. «На магазин»…

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям(9)
Комментарии(9)
Тягостное впечатление -> учитель не может обеспечить семью, а предмет детям не нужен, так как оторван от реальной жизни. Репетиторство нужно тем, кому нужно ЕГЭ по обществознанию. Тогда есть хоть какая-то надежда, что работаешь не только ради денег. Но для выбора профессии надо знать основы современной экономики и и...
Показать полностью
Вот именно, Юрий, никогда не рассматривал свою работу как простое натаскивание на ЕГЭ. Мне важно, чтобы ученик и задание сделал, заработав балл на экзамене, и понимал, как может реально измениться жизнь, если Центральный Банк изменит учетную ставку.
Показать ответы (1)
Да, тягостно читать тому, кто в образовании 40 лет. Всякое было... и надежда на лучшее, и забастовки в 90е, но сейчас нет ничего: ни надежды, ни желания что— то менять. А ведь это жизнь и второй не будет. Страшно.
Так оно и есть
Показать все комментарии
Больше статей