«Обмыть младенца водой и вином». История бездетной акушерки, научившей Францию рожать
«Обмыть младенца водой и вином». История бездетной акушерки, научившей Францию рожать
«Обмыть младенца водой и вином». История бездетной акушерки, научившей Францию рожать

«Обмыть младенца водой и вином». История бездетной акушерки, научившей Францию рожать

Людмила Чиркова

2

05.05.2023

В начале XVIII века младенческая и материнская смертность во Франции были колоссальными, в год погибало больше 200 тысяч новорожденных. Хорошие роды — это быстрые роды, считали акушерки и заставляли рожениц прыгать. А если ребенок рождался слабым, его даже не пытались реанимировать. Неизвестно, что стало бы с Францией, если бы не появилась женщина, которая в корне изменила подход к родам.

Опрошены трактирщик, сапожник и священник

169 ливров и 26 су (два годовых прожиточных минимума крестьянской семьи с детьми в России того времени) — невероятно огромную сумму по тем временам потратила Анжелика дю Кудрэ на обучение акушерскому делу. Ей всего 25, но она уже отучилась три года у знаменитой в те времена французской акушерки Анны Бэрсен и сдала квалификационные экзамены в Колледже хирургии. Да еще какие экзамены! Сам первый хирург короля, целый сонм парижских хирургов, деканы медицинских факультетов, четыре главные акушерки Парижа принимали у нее сертификационный экзамен. А прежде чем внести ее в реестр действующих акушерок, были опрошены все ее соседи, знакомые, сапожник и портной, трактирщик и даже приходской священник! Ведь нужно было удостовериться в ее благочестии и в том, что она демонстрирует верность в служении королю и обществу.

Анжелика приняла присягу, пообещав никогда не применять абортивных средств и всегда в сложных ситуациях вызывать на помощь врача-хирурга, и пополнила ряд аккредитованных акушерок, которые, помимо прочего, должны были каждый первый понедельник месяца посещать богослужения в церкви Св. Кома, а затем там же неподалеку помогать всем неимущим беременным женщинам и тем, кого постигла утрата ребенка.

Портрет Анжелики дю Кудрэ. Гравюра из книги Abrégé de l’art des accouchements. Фото: Public domain

Она могла бы стать одной из десятка самых обычных акушерок, но ей была уготована совсем другая судьба — вернее, она сама взяла ее в свои руки и изменила ход истории Франции, существенно повлияв на демографию страны.

Обмыть младенца теплой водой и вином

О первых 20 годах жизни мадемуазель дю Кудрэ практически ничего неизвестно. Есть сухие факты: Анжелика Маргарита Ле Бурсье дю Кудрэ родилась в 1712 году (по другим сведениям, в 1714 году) в семье медиков в местечке Клермон-Ферран. О детстве и юности девочки мы ничего не знаем, поэтому все ее известные биографии начинаются с профессионального «рождения».

Сдав квалификационные экзамены, Анжелика приступает к работе в старинной парижской больнице для бедняков Hôtel Dieu, где на одной койке может ютиться по пять-шесть рожениц. Здесь рождается порядка 1500 младенец в год — по дюжине в день. Дети появляются, конечно, не по расписанию, и акушерки работают днем и ночью.

Роженицы в больнице Hôtel Dieu. Иллюстрация XVI века. Фото: Wikimedia Commons / Public domain

К слову, в те времена акушерки не только принимали роды, но и занимались освидетельствованием девственниц, помогали в судебных процессах об изнасилованиях и абортах, проводили «эксперименты», подтверждающие мертворождение.

В Париже Анжелика работает 11 лет и практикует максимально мягкие роды, считая, что вмешиваться в естественный процесс не нужно. В ее записях можно найти подробные описания ряда случаев родовспоможения и всех манипуляций, которые она проводила, чтобы облегчить течение родов. Никакого насилия и ускорения процесса. Никакого тугого пеленания младенцев сразу после родов — она настаивала на том, что новорожденного нужно обмыть теплой водой и вином, а после свободно спеленать его ножки: так ему будет комфортнее.

Анжелика занималась не только подготовкой женщины к родам с прописыванием клизм, ходьбы и специальной диеты, но и сопровождением после рождения ребенка. Прописывала диету для матери, готовила отвары, которые убирали «молочную лихорадку» в случае, если матери не полагалось кормить грудью (в те времена бытовало верование, что грудное молоко — это менструальная кровь, которая поднимается к груди и обесцвечивается).

Петиция за права женщин

В середине XVIII века были изобретены акушерские щипцы, и хирурги были этому безмерно рады. Теперь можно было обойтись без помощи акушерок!

В 1745 году, спустя пару лет после того, как Анжелика окончила Колледж хирургии в Париже, хирурги запретили женщинам посещать лекции. Это было противостояние. Да, женщины-акушерки занимались неосложненными родами, обязаны были вызывать врача-мужчину в случае, если что-то шло не так. Но, по сути, мужчины рутинно вообще не присутствовали на родах и знали о них в основном в теории. Ее же они преподавали и параллельно пытались окончательно вытеснить женщин из профессии.

Дю Кудрэ была в числе 40 акушерок, которые 17 мая 1745 года подписали петицию с призывом к медицинскому факультету Парижского университета дать им право на обучение. Причем ее имя идет в самом верху сразу после имен четырех официальных присяжных акушерок города. Тех самых, в чьи обязанности входило наблюдать за тем, чтобы все акушерки соблюдали правила, и сообщать о нарушениях, взимая штрафы.

Врачи Парижского университета, как ни странно, поддержали женщин

На руку акушеркам сыграло вечное противостояние обычных врачей и хирургов. В 1743 году король повысил статус хирургов, и те пытались расширить сферу своего влияния за счет акушерства, оттесняя женщин, отказывая им в обучении. Просто врачи оказывались не у дел. И чтобы повысить свой статус тоже, вступились за женщин, просто для того чтобы насолить хирургам.

Участие в этом политическом деле дало дю Кудрэ возможность познакомиться и подружиться с важными медицинскими работниками Парижа, она приобрела известность в и без того камерном и замкнутом мире парижских акушерок.

Петиция, подписанная акушерками 17 мая 1745 года. Из книги The King's Midwife: A History and Mystery of Madame du Coudray. Фото: Public domain

В 1755 году выходит парламентская резолюция, запрещающая акушеркам пользоваться акушерскими щипцами. Что ж, дю Кудрэ разработала техники, которые позволяли обходиться в родах без них.

Сельская акушерка

В 1751 году в Париж приезжает чиновник из провинции Оверни, в которой дела с детской смертностью обстоят совсем плачевно. И дю Кудрэ отправляется туда на помощь. Ей 36, она по-прежнему не замужем, и у нее нет своих детей, что по тем временам считается вопиющей вульгарностью. Акушерка была обязана быть замужней, а лучше вдовой, и иметь опыт рождения собственных детей. Но Анжелику это ничуть не смущает: она лишь берет себе приставку «мадам», чтобы у простого люда не возникало лишних вопросов.

В Оверни, как и в других сельских местностях, роль акушерок исполняли необразованные женщины. Они мало что знали о женской анатомии или физиологии, намеренно провоцировали рвоту или диарею у роженицы, поскольку это якобы ускоряло роды, заставляли рожениц прыгать — насильственные грубые методы приводили к родовым травмам, гибели и матери и ребенка, но сделать с этим никто ничего не мог. Квалифицированных акушерок попросту не хватало.

В своих дневниках Анжелика впоследствии напишет, что те бесчисленные бедствия, свидетелем которых она стала в Оверни, побудили ее сострадать и найти способ облегчить процесс деторождения как для рожениц, так и для акушерок.

«Машина» дю Кудрэ

Анжелика изготавливает первый в истории манекен для родов. То, что сейчас называют симулятором, или тренажером. Это был «акушерский фантом» в реальную величину, изготовленный из ткани, кожи и дерева, набитый мягким хлопком и содержащий настоящие тазовые кости женщины. Многочисленные ремни и шнуры позволяли имитировать динамику родов.

Акушерский манекен дю Кудрэ. Фото: Ji-Elle / Wikimedia Commons / CC BY-SA 4.0

Манекен представлял собой таз женщины, промежность, родовые пути в гинекологическом положении. И дополнялся манекеном новорожденного с маленьким носиком, ушами, ртом, языком и даже с волосами, которые были нарисованы тушью.

«Плод» крепился к манекену тканевой пуповиной. Причем пуповин было две: одна живая и толстая, а вторая плоская — мертвая. Была и модель близнецов. А также губки, которые имитировали извержение крови и амниотической жидкости в нужный момент.

Примечательно и то, что рот у плода был открыт и можно было всунуть палец и нащупать язык. Эта деталь важна, поскольку позволяет акушерке ввести в рот малыша два пальца и повторить на машине то, что называется маневром Морисо — Левре (освобождение головки).

Дю Кудрэ снабдила «машину» подробными описаниями. На 21 небольшой пришитой этикетке были отмечены различные репродуктивные органы, включая матку, яичники, фаллопиевы трубы. Эти подсказки позволяли определять их местонахождение по отношению к кишечнику и мочевому пузырю.

Смысл «фантома» был прост: он предназначался для обучения акушерок родовспоможению

Студенты могли опробовать все манипуляции на манекене: извлечение при тазовом предлежании и при предлежании вперед ножками, поворот за ножку, другие техники при осложненных родах.

Создание «машины» обошлось в 300 ливров — больше 300 тысяч рублей по нынешним меркам! Анжелика постоянно ее совершенствовала и впоследствии тиражировала, чтобы манекен был в каждом городе Франции. Хирурги из каждого густонаселенного города приезжали к Анжелике на обучение: 15 дней они слушали лекции и тренировались на «фантоме», а после увозили его с собой, чтобы обучать других.

Безусловно, находились те, кто критиковал «машину». Именно таков был посыл обширной статьи парижского хирурга и акушера Жана Ле Ба. Он называл машину дю Кудрэ крайне неадекватным средством обучения и предупреждал, что «это лишь тень правды, и она способна дать ложные представления».

Ле Ба опасался, что мягкий пассивный манекен внушит студентам ложную уверенность в своих силах и, столкнувшись с изможденным, напряженным телом живой, настоящей, измученной роженицы, они попросту растеряются. Он был уверен, что невозможно передать опыт через тренировку на «машине».

Но профессора Академии хирургии, узнав о «машине» дю Кудрэ, попросили привезти ее для оценки и удостоили знаком отличия. Это была величайшая честь, да еще оказанная женщине! Ведь в те времена преподавали только мужчины! Как отметил историк медицины Скотти Хейл Бюлер: «Одобрение манекена дю Кудрэ было немалым подвигом для акушерки».

Тренажеры и симуляторы после изобретения мадам дю Кудрэ вошли в медицинскую практику и используются и по сей день.

Руководство по родам

В 1759 году Дю Кудрэ опубликовала первое издание учебника Abrégé de l’art des accouchements — «Краткое изложение искусства родов». Эта невзрачная книжечка, напечатанная на дешевой плохой бумаге, маленького формата, идеально помещалась в карман фартука акушерки. И ее главной задачей было — помочь акушерке в родах, чтобы та могла открыть брошюру и свериться с тем, что она все делает правильно.

Страница из книги Abrégé de l’art des accouchements. Фото: Public domain

Так как большинство акушерок были неграмотными, Анжелика сопроводила свое руководство подробными иллюстрациями — красочные изображения демонстрировали таз матери и некоторые связанные с ним ткани и органы, а также нисходящего вниз младенца. Причем все иллюстрации показывали процесс как бы сквозь кожу и жир. При этом было видно только то, что имело значение в родах. И главное — были показаны руки акушерки. Их положение и манипуляции, которые нужно осуществлять.

Предполагалось, что, пройдя обучение у дю Кудрэ и потренировавшись на «акушерском фантоме», акушерка могла просто заглянуть в книжку — и восстановить свои знания.

Страница из книги Abrégé de l’art des accouchements. Фото: Public domain

Книга стала результатом скрупулезной работы по объединению всех лекций дю Кудрэ. Сначала в ней рассказывалось о репродуктивной системе женщины, дальше шел раздел о предродовом уходе, затем основной раздел, посвященный непосредственно родовспоможению. Анжелика попыталась подготовить акушерок ко всем возможным трудностям, с которыми они могут столкнуться: неправильное предлежание младенца, в том числе животом и руками вперед, рождение двойни и тройни, мертворождение.

В конце книги шли наблюдения дю Кудрэ. Она, например, описывает женщину, которая оставалась беременной в течение 22 месяцев, и случай женщины, которая начала выделять кости плода в результате кишечной беременности.

Дю Кудрэ писала: «Я собрала все самое существенное в искусстве родовспоможения и сделала эту информацию наиболее доступной для тех, кто был меньше всего этому обучен».

В 1769 году вышло второе издание «Абреже» с 26 цветными отпечатками — роскошь для Франции того времени. И настоящее произведение искусства.

Королевская акушерка

Успех, которого Анжелика достигла в Оверни, сподвиг ее написать письмо королю и королевским министрам с откровенной рекламой своих курсов и «машины», причем в письме она ни разу не говорит о том, что она женщина, а само письмо написано таким напористым и твердым языком, что можно только восхититься ее самоуверенностью. Она утверждала, что достаточно всего трех месяцев, чтобы обучить искусству родовспоможения даже тех, кто раньше не имел ни малейшего представления о родах.

Она писала о том, что ее курсы разительно отличаются от других. В первую очередь тем, что она дает не просто сухую теорию, но и практику, а главное — готовит к осложненным родам, тем самым закрывая все слепые пятна в искусстве акушерки.

При этом она подчеркивала в письме: то, чем она занимается, важно для Франции и нации, поскольку это сокращает смертность в родах и уменьшает количество родовых травм, которые приводят к инвалидизации детей. После изматывающей семилетней войны, в которой погрязла Франция, это было особенно актуально.

И ее письмо сработало! В 1760 году король Людовик XV поручает Анжелике провести обучение по всей стране! Три года дю Кудрэ путешествует по всей Франции со своей «машиной» и обучает акушерок искусству родовспоможения. Города платили ей в среднем по 300 ливров в месяц за лекции, при этом студенты посещали курсы бесплатно, но нередко дарили ей щедрые и дорогие подарки.

За свое трехлетнее турне Анжелика обучила более 10 тысяч студентов!

А за все время своей работы выучила более ⅔ акушерок во всей Франции.

О родах она писала так: «В ожидании разрешения от бремени женщину нужно утешать как можно ласковее: ее болезненное состояние требует этого. Но делать это должно с видом веселья, который бы не внушал страха перед опасностью. Мы должны избегать всяких нашептываний ей на ухо, которые могли бы только расстроить ее и заставить бояться печальных последствий. Мы должны говорить с ней о Боге и призывать ее благодарить его за то, что он избавил ее от опасности».

Она активно осуждала устаревшие методы, которые использовали акушерки, призывала не бросать младенцев, которые родились слабыми, а пытаться реанимировать их. Дю Кудрэ писала, что видела однажды, как акушерка положила задыхающегося новорожденного на пол и собака отгрызла ему палец. По мнению мадам Кудрэ, такое поведение недопустимо. И простое внимание к детям позволило бы избежать тысяч смертей.

Мадам дю Кудрэ прожила долгую жизнь и умерла в возрасте 75 лет в 1789 году (по другим сведениям, в 1794 году). А единственная оставшаяся «машина» хранится в Музее истории медицины Флобера во французском Руане. И даже сейчас она производит невероятное впечатление своей детализацией и проработкой.

Фото на обложке: Abrégé de l’art des accouchements / Public domain; Wellcome Collection / Wikimedia Commons / CC BY 4.0; Abstractor / Shutterstock / Fotodom

Комментарии(2)
Круто рассказано. Интересно читать. Но всё — таки я думала она больше проживёт, нежели 75 лет. И да с тем, что новорождённого задыхающегося положили на пол, чтоб он либо умер, либо ещё что — то случилось, я думаю, что тоже бы не согласилась бы с этим. Было бы недопустимо, я думаю с моей стороны вот так издеваться над малышом 😳😳😳😱😱😱😢😢😢😥😥😥😓😓😓😰😰😰😨😨😨
Познавательно 🙂
Больше статей