Курсы «русской математики» — новый тренд в США: что это за методика и зачем она американским детям
Курсы «русской математики» — новый тренд в США: что это за методика и зачем она американским детям
Курсы «русской математики» — новый тренд в США: что это за методика и зачем она американским детям

Курсы «русской математики» — новый тренд в США: что это за методика и зачем она американским детям

Екатерина Иосифова

2

17.03.2023

В феврале несколько американских изданий выпустили статьи о русской математической школе, отметив, что спрос на курсы «русской математики» стремительно растет и компании, предлагающие такое обучение, переживают бум набора. Разбираемся, что вообще происходит и откуда взялся новый тренд.

«Русская математика» в США: что это такое

По данным The Atlantic, попасть в частные математические центры в США сейчас сложнее, чем на премьеру нового бродвейского мюзикла, а запись на математические кружки для школьников в Нью-Йоркском университете закрывается меньше чем за 5 часов.

Самую известную организацию — «Русскую школу математики» (RSM), гиганта среди российских математических программ — основали в 1997 году Инесса Рифкин и Ирина Хавинсон, которые эмигрировали в Америку из СССР в конце 80-х. Их бизнес начинался с домашних занятий: Инесса обнаружила, что, учась в 8-м классе американской школы, ее сын не умеет складывать дроби с разными знаменателями, и, будучи инженером, начала готовить сына и его друзей к поступлению в вуз.

В 1999 году вместе с подругой-преподавателем она открыла RSM. Поначалу школа располагала всего несколькими кабинетами, а сейчас у компании порядка 70 филиалов в разных штатах и даже странах, где суммарно учатся более 50 тысяч детей. В интервью Инесса рассказывала, что их ученики опережают американскую школьную программу на 2–3 года, блестяще сдают математический тест SAT, побеждают в олимпиадах, выигрывают гранты и без проблем поступают в лучшие университеты мира.

На чем основана методика

Поначалу основную массу учеников RSM составляли дети эмигрантов из России и стран бывшего СССР, но со временем спрос на программу стал расти и среди местных жителей. Главным фактором успеха стала слава советских ученых, которые эмигрировали в США в 1970-х и легко получали места в ведущих научных центрах и университетах. Так великое прошлое стало гарантом преподавателей RSM, называвшими себя последователями традиций советской системы. Американцы шутили про секретные методики КГБ и русских шпионов, но при этом продолжали записывать детей в русскую школу.

Главное отличие учебной программы RSM в том, что она делает упор на развитие логического и критического мышления, а не на запоминание.

Ирина Хавинсон, до эмиграции 15 лет проработавшая преподавателем математики в Санкт-Петербурге, так объясняла этот подход: «Мы не говорим детям: „Это просто формула, запомните это“. Мы пытаемся открыть формулу вместе, используя уже имеющиеся знания». Она также отмечала, что не видит ничего плохого в том, чтобы с начальной школы учить детей решать алгебраические уравнения и тригонометрические задачи: «С математикой, как с языком или спортом, чем раньше ребенок начнет, тем лучше. Наши ученики начинают мыслить абстрактными понятиями в начальной школе, а к средней они не только знакомы с азами алгебры, но и могут легко применять их при решении задач».

Основатели RSM откровенно называют американскую школьную программу слабой и неструктурированной и в своей школе ведут уроки по собственным планам, задают объемные домашние задания и проводят планерки и конференции для педагогов.

Как русская математика стала брендом

В рекламных брошюрах «Русской математической школы» часто можно увидеть слова о «качественном, глубоком и элитарном образовании». В интервью основательницы тоже часто подчеркивают исключительность своих курсов и акцентируют внимание на том, что работают они не по франшизе, а открывают филиал, только когда находят в том или ином городе одаренного педагога.

Чтобы попасть в школу, наличия свободного места недостаточно

Пока родители беседуют с учителем, ребенок проходит тестирование, по итогам которого определят его уровень и предложат определенную ступень обучения. Далее происходит набор в группы, в каждой из которых учатся не больше 12 человек — чтобы сохранялся индивидуальный подход.

Ученики начальной школы ходят на кружок один раз в неделю и занимаются час, старшеклассники — по два часа два раза в неделю. Также RSM проводит математические интенсивы по выходным и на каникулах, а для тех, кто не может очно посещать уроки, организованы онлайн-группы. Стоимость обучения зависит от ступени и количества часов, но в среднем родители платят от 150 до 300 долларов в месяц.

Помимо этого, чтобы расширить узнаваемость, школа не так давно начала издавать математический журнал для детей MPower, который курируют преподаватели RSM. Страницы отсканированы в PDF, и любой желающий может распечатать их и предложить детям решить задачки про рыцарей, которым нужно выбрать самую быструю очередь в супермаркете, 17 верблюдах, не делящихся поровну между тремя сыновьями, и других сказочных героях, которые сталкиваются с бытовыми проблемами.

Все это в совокупности рождает у людей ощущение уникального образовательного подхода, который опирается на традиции и в то же время соответствует современным стандартам качества.

Кто и за что критикует метод

Команда RSM действительно занимает 6-е место из 150 на математическом турнире Гарварда и Массачусетского технологического института, но далеко не все университетские педагоги одобряют методики «Русской школы математики».

Джон Стар, психолог-педагог из Гарварда, считает, что эти курсы имеют сомнительную академическую ценность для детей и больше ориентированы на ускорение учащихся, чем на углубление их понимания материала. Также он обеспокоен тем, что дети, которые учатся в RSM, негативно влияют на учебную среду в обычных школьных классах, где у преподавателей нет задачи научить детей решать олимпиадные задачки. По мнению Стара, курсы «русской математики» увеличивают разрыв в успеваемости между богатыми и бедными, между семьями, которые могут позволить себе 2000 долларов в год на еженедельные внеклассные занятия, и теми, кто не может.

Родители, которые отдают детей в RSM, признают существование гонки: из-за того, что в Бостоне каждый четвертый школьник посещает курсы RSM, многим кажется, что без них ребенок будет отставать от одноклассников и в итоге провалит все экзамены.

Конкуренция оказывает большое давление и на детей, которые в современной среде и так испытывают высокий уровень тревоги, и на родителей, которые хотят обучить детей максимальному количеству навыков.

Как вообще учат математике в США

Соединенные Штаты Америки состоят из 50 штатов и нескольких островных территорий. В каждом штате есть Департамент образования, который сам устанавливает образовательные стандарты, составляет учебные рекомендации и подбирает учебники. Из-за местного самоуправления в Америке сейчас насчитывается около 15 000 систем образования, каждая из которых работает по-своему.

Правительство не раз пыталось реформировать школьное образование: в 1989 году Национальный совет учителей математики (NCTM) разработал учебные планы и стандарты оценивания по этому предмету. Несмотря на принятие новых всеобщих стандартов, педагогическая практика в 1990-е годы мало изменилась, поэтому в 2001 и 2009 годах NCTM выпустила «Принципы и стандарты школьной математики» (PSSM) и «Основные пункты учебной программы», которые расширили работу предыдущих документов. Авторы пришли к выводу, что по сравнению с математикой большинства других стран американские учебные программы были «шириной в милю и глубиной в дюйм».

Начиная с 2011 года большинство штатов приняли Общие базовые стандарты по математике, которые частично основывались на предыдущей работе NCTM, и тут же столкнулись с тем, что далеко не все педагоги могут преподавать математику по-новому. В США почти 2000 различных площадок для профессиональной подготовки учителей, и у них тоже нет общих базовых стандартов.

Сейчас эксперты обеспокоены разрывом успеваемости между лучшими и худшими школьниками

Обеспеченные родители отдают детей на дополнительные математические курсы, тем самым лишая детей из простых семей возможности претендовать на место в колледже. К тому же зачастую сами школы поддерживают сегрегацию и предлагают одаренным ученикам начинать изучение алгебры в 7-м и 8-м классе (в то время как обычно ее проходят с 10-го по 12-й). Подобное ускорение учебной программы для отличников априори лишает ребят с низкой успеваемостью возможности догнать их.

В Сан-Франциско попытались решить эту проблему: несколько школ ввели запрет на ускоренное преподавание алгебры и отменили разделение на «продвинутые» и «базовые» группы по математике. В результате успеваемость старшеклассников улучшились, особенно среди учащихся с низким доходом и представителей меньшинств: если раньше 40% выпускников старших классов в Сан-Франциско оставались по алгебре на второй год, теперь их количество уменьшилось до 8%.

Однако пример Сан-Франциско не вдохновил другие штаты и математическая грамотность американских школьников по-прежнему остается достаточно низкой: согласно данным тестирования PISA, которое проводилось в 2018 году, лишь 8% учащихся получили по математике высший балл, в то время как в Китае этот показатель равнялся 44%, в Сингапуре — 37%, а Корее — 21%.

Фото: Vitalii Stock / Shutterstock / Fotodom

Комментарии(2)
Интересный метод повысить успеваемость-запретить одаренным развиваться:)))
Видимо, не ими придуманный. И точно не сейчас: см. рассказ Воннегута «Гаррисон Бержерон» 1961 года…