13 новых детских книг российских авторов — для запойного чтения на каникулах
13 новых детских книг российских авторов — для запойного чтения на каникулах
13 новых детских книг российских авторов — для запойного чтения на каникулах

13 новых детских книг российских авторов — для запойного чтения на каникулах

Людмила Чиркова

2

10.06.2022

Как выбрать хорошую книгу для ребёнка? Например, заглянуть в свежий рейтинг Центральной городской детской библиотеки имени Гайдара. В нём — 100 лучших новых книг для детей и подростков 2022 года, но мы упростили вам задачу и отобрали лучших из лучших. Рассказывают о них сами авторы.

Уже на протяжении 16 лет Гайдаровка ежегодно выпускает каталог лучших книг — этакий путеводитель в мире современной детской литературы для тех, кто ценит качественную прозу и поэзию. Самое приятное заключается в том, что каждую из них и правда можно найти в библиотеках, а большинство авторов — российские. А кто может рассказать о своей книге лучше автора?

Дмитрий Сиротин, «Вишнёвый пирог»

«В книжку вошли стихи для детей разных лет. В основном ранние, написанные, когда я ещё жил в Воркуте и в меня почти никто не верил как в литератора. Поэтому, конечно, приятно, что стихи были оценены положительно и вышла книжка, и не просто вышла, но и победила в читательском голосовании такого серьёзного конкурса. А иллюстрировал ее Александр Яковлев, который придумал интересный стиль — блинографию».

Юлия Симбирская, «Летающие зонтики»

«„Летающие зонтики» — это стихи для всех. Я пытаюсь представить своего читателя, и перед глазами возникает коллективный портрет. Наверное, я хочу, чтобы стихи соединяли и объединяли людей. А ещё лучше — сближали. Нет, не «наверное», а совершенно точно хочу. Потому что вместе теплее и надёжнее».

Артур Гиваргизов, «Теперь не страшно»

«Мама говорит, что для хорошего настроения мне пятилетнему достаточно было люстры, торшера и трёх настольных ламп. „Когда ты плакал, я включала люстру, торшер, три настольные лампы, и ты сразу начинал улыбаться“. Надо же! Ну, раз так, тогда самое главное стихотворение в „Теперь не страшно“: „Девочка съела Огни Москвы, // стало светлей у неё в животе…“ Светлей — значит и веселей. Не зря же это стихотворение на первой странице. Прочитайте. Получилось настроиться? Если да, книжка ваша».

Ксения Горбунова, «Кто ты, няня Ву?»

«В этой книге воплотилось всё то, что для меня важно. Простота. Доверие. Любовь к природе и старикам. Мне не хочется, чтобы эта книга чему-то учила детей. Если ребёнок просто полюбит няню Ву, этого будет вполне достаточно».

Нина Дашевская, «Зимний мастер»

«Мне хотелось написать книгу про мастеров — тех, кто делает что-то руками, но получается больше, чем вещи: твоё рисование, твои игрушки, твоя музыка может что-то менять в мире. Ещё хотелось — про снег, про дом и про друзей. И — о том, что тот, кого ты считаешь врагом, оказывается кем-то близким».

Мария Данилова, «Аня здесь и там»

«Повесть „Аня здесь и там“ рассказывает о восьмилетней Ане, которая переезжает из Москвы в Нью-Йорк и пытается адаптироваться к новой школе, новому языку и новой стране. Эта книга выросла из моего собственного детского опыта жизни в разных странах, а также из опыта нашего с мужем и дочкой переезда в США. Считается, что дети очень гибкие и ко всему быстро привыкают, но на самом деле даже переезд в другой район и переход в другую школу для них часто является стрессом, не говоря уже о жизни в другой стране. Я хотела, чтобы моя книга стала неким подспорьем детям, которым нужно адаптироваться на новом месте или в новых условиях. Вместе с Аней читатели побывают в Нью-Йорке, заглянут в американскую школу, переживут с ней грустные и веселые моменты, приключения и открытия, увидят, какой большой и богатый наш мир. Моя книга — о важности семьи и поддержке близких, это история взросления между двух культур, о том, как важно, где бы ты ни был, знать, что всегда можешь вернуться домой».

Александра Созонова, «Чукля»

«Эта история произошла с мальчиком Алёшей, который лежал в больнице. В палате не с кем играть, поэтому мальчику было очень грустно до тех пор, пока он не подружился с больничной нянечкой по прозвищу Чукля. Оказалось, Чукля только наполовину человек, она родом из волшебного лесного народца. В молодости Чукля даже была женой Лешего! Вместе с Алёшей она помогает другим пациентам, и больничная жизнь наполняется чудесами. Да, даже когда все плохо и сердце полно печали, в нашей жизни всё равно можно встретить настоящее чудо. Иногда чудо совсем на себя не похоже, поэтому его сложно узнать. Эту сказку я советую как детям от семи лет, так и взрослым, которые нуждаются в надежде и ободрении».

Ксения Беленкова, «Господин Кто-нибудь»

«Господин Кто-нибудь — сказочный член нашей семьи. Мои дети часто просили, чтобы кто-нибудь им помог. Однажды этот герой зажил рядом с нами собственной жизнью. Тогда дети потребовали, чтобы я написала книгу о господине Кто-нибудь. Сложилась очень забавная летняя история, пронизанная солнечными лучами. Это жизнь многодетной семьи и целого дачного поселка, куда пришла сказка. Реальность и чудо в ней постоянно переплетаются, а порой даже меняются местами. Необыкновенные акварельные иллюстрации Веры Цепиловой принесли „Господину Кто-нибудь“ диплом конкурса „Образ книги“».

Анастасия Строкина, «Держиоблако»

«„Держиоблако» — важный для меня текст. В нём я поднимаю вопрос, который так или иначе, в разное время, с разной настойчивостью настигает меня: во что я верю? Верю ли я в продолжение пути после его земного окончания? Верю ли я в то, что мир подчиняется воле того, кто — назовём это так — держит облака? Или я верю в то, что нет ничьей воли, кроме нашей собственной? Герои — куча листьев и перьев по имени Платон, волколис Август, кукла Макка — встречаются, чтобы вместе дойти до Белой горы, где, по преданию, живёт великан Держиоблако. Платон ищет цель пути, Макка мечтает обрести счастье, а волколис учится заново принимать себя, пытается пробудить в себе звериную сущность и простить того, кто его однажды — и навсегда — предал. Честно скажу, я не нашла пока ответы на эти вопросы. Но теперь, когда они снова звучат в моей голове, ко мне приходят Платон, Август и Макка, и становится как-то радостнее, как-то спокойнее».

Анна Зенькова, «Удар скорпиона»

«Когда читатель только берёт в руки „Удар скорпиона“, он, скорее всего, думает: ну, понятно, это книга о близнецах, играющих в футбол. А потом, когда начинает читать, скорее всего, удивляется: а где же футбол? А футбола по сути нет. Ведь книга совсем о другом. О семье. О роде. О том, как важно человеку не отрываться от своих корней, потому что человек, как дерево, берет от корней силу. Обретает жизненную устойчивость. Ещё эта книга о сопротивлении. О том, как человек застревает между прошлым и будущим и не может вырваться — ни вперед, ни назад. Потому что позади пустота, а впереди — неизвестность. Но жизнь сильнее страха. И она, конечно же, побеждает. Для меня как для автора эта книга знаменательна ещё и тем, что я, как и главный герой, нанесла свой личный „удар скорпиона“. То есть сделала то, что казалось мне невозможным изначально. Когда у меня только появилась идея повести, я сказала себе: нет-нет, ты не сможешь. Это слишком болезненно, слишком страшно — писать о таком. Забудь. Ты не справишься. Но я справилась. Вот она — книга. Стоит себе на полочке. А я ею любуюсь».

Юлия Линде, «Улица Ручей. Том I. Накануне»

«„Улица Ручей» — это дело всей моей жизни. Однажды я задумала соорудить литературный Мамаев курган (книга посвящена событиям Второй мировой войны. — Прим. ред.), а вышел из этого небольшой холм, на который под силу подняться подростку, но зато скучать не придётся, несмотря на габариты книги. И помните: чем толще книга, тем функциональнее — ею можно огреть мерзкого соседа по парте, использовать вместо гантели ну или просто коротать с ней долгие вечера, складывая буквы».

Аня Десницкая, «Фермерские рынки мира. Кругосветное путешествие»

«Для меня эта книжка была этакой передышкой. Я до этого закончила очень большую и сложную книгу про „Транссиб“, где было очень много материала, который нужно было долго изучать, и мне хотелось сделать что-то очень лёгкое, простое и красивое. „Фермерские рынки“ — это книга про приятные места, приятных людей и вкусную еду. Про путешествия и про то, что мир очень разный и люди тоже, но везде есть радость и уют».

Анна Хопта, «Нарисованный оркестр»

«Идея родилась в рамках курсового проекта в Школе детской книги. Мне очень хотелось сделать свою нон-фикшн-книгу, и я шла по улице под проливным дождем и думала: что же я люблю так сильно, что смогу сама потянуть целый проект и не прогореть? И тут как в кино: пейзаж просветлел, цвета стали ярче, по сердцу разлилась радость. Почему я не вспомнила об этом раньше?! Я отчаянно люблю классическую музыку и музыкантов. С 2016 года я рисовала на репетициях, на концертах, писала этюды и втайне мечтала, что труды эти выльются во что-то большее. Но даже не думала, что это будет вот так. В детстве я не слышала классической музыки — и когда я задумала книгу, я подумала, что делаю её для себя той, девятилетней восторженной девочки. Чтобы она на десять лет раньше познакомилась с чудом симфонического оркестра. И если хотя бы один ребёнок благодаря книге с интересом пойдёт на концерт или захочет играть на музыкальном инструменте, мои труды будут оправданны. Книга может быть интересна и маленькому читателю, который ничего не знает об оркестре, и профессиональным музыкантам — потому что в ней сочетаются мой взгляд восторженного любителя и глыба интереснейшей информации, которой щедро делились со мной мои друзья — оркестранты и солисты (да-да, персонажи почти все абсолютно реальны)».

Комментарии(2)
Отличная подборка!
Я бы добавила ещё книгу «ШПАРГАЛКИ В ПОДУШКЕ» Лады Ксенофонтовой.
Главная героиня Алина очень боится сдавать экзамены, но случайно узнает о том, что существуют экзаменационные боги, которые помогают всем школьникам и студентам.
Есть специальный бог устных экзаменов и бог шпаргалок, и даже бог галерки!
Школьникам точно понравится!
«Девочка съела Огни Москвы, // стало светлей у неё в животе…»
Кошмар…