«Я не монстр»: как астрофизик Сесилия Макгоф живёт и работает с шизофренией

«Я не монстр»: как астрофизик Сесилия Макгоф живёт и работает с шизофренией

Элла Россман

3

29.03.2021

В старшей школе Сесилия Макгоф вместе с другим учеником сделала свое первое открытие — обнаружила неизвестную ранее звезду. А на первом курсе университета оказалась в госпитале с диагнозом «шизофрения». Сейчас она помогает другим студентам с похожими проблемами и пытается развеять мифы о ментальных заболеваниях.

Злой клоун и девочка с ножом

Гигантский паук, который издает звуки детского смеха, когда двигает ногами, — так выглядит одна из обычных галлюцинаций американки Сесилии Макгоф. Среди других — клоун, похожий на злодея из фильма «Оно» (он может подойти, потрогать и даже укусить), и странная девочка с ножом, которая любит поговорить. Это не считая постоянных шумов и звуковых искажений.

Сесилия рассказывает, что видит и слышит несуществующие вещи с раннего детства. Все началось с призрачной фигуры, которая, как ей казалось, жила у нее дома в туалете. Родители не придавали значения рассказам девочки: в конце концов, какой пятилетний ребенок не боится темноты и не придумывает небылицы? В случае с Сесилией это была не просто фантазия, а первые признаки начавшейся шизофрении.

В средней школе ситуация значительно ухудшилась: Сесилия стала слышать шепот и помехи, как будто рядом с ней на постоянной основе работали одновременно два радиоприемника. При этом ей удавалось скрывать от окружающих то, что с ней происходит, и большую часть времени игнорировать галлюцинации.

Несмотря на то что странные видения и звуки пугали и отвлекали, Сесилия блестяще училась в школе и даже слыла вундеркиндом. Она стала участвовать в регулярном семинаре для старшеклассников, который проводил Государственный научный фонд США, и в рамках него вместе с Рэем ДеШангом самостоятельно открыла новую звезду — пульсар с необычайно широкой орбитой.

По словам ученого Джо Свиггама, изучение этого пульсара даст астрономам важные подсказки о способах формирования двойных звезд. О подобных успехах мечтают серьезные ученые, а сделала его простая школьница. Об открытии Макгоф писали СМИ по всему миру, и в том числе на русском языке. В 2012 году Сесилия представляла США на Международной космической олимпиаде в России.

«За последние два года меня госпитализировали четыре раза»

Благодаря своему открытию Сесилия смогла поступить на программу по астрономии и астрофизике в престижный Университет штата Пенсильвания. Во время учебы там ее состояние значительно ухудшилось. Возможно, из-за стрессов и нагрузок, а может быть, дело в естественных факторах: по словам американского психиатра Трэйси Маркс, которая ведет образовательный ютуб-канал о психическом здоровье, шизофрения обычно проявляет себя в период между поздним подростковым возрастом и тридцатью годами. То есть именно в то время, когда человек учится в институте или аспирантуре.

В конце первого курса Сесилия больше не могла справляться с учебой: из-за интенсивных галлюцинаций она не видела книгу, лежащую перед глазами. Девушка попыталась рассказать о происходящем матери и попросить о медицинской помощи, но та строго-настрого запретила ей делиться с кем-то своими проблемами, пригрозив, что другие люди сочтут Сесилию опасной и она никогда не сможет получить работу. Не в силах больше справляться самостоятельно, Сесилия пыталась покончить с собой.

К счастью, попытка была неудачной. После нее Сесилия все же обратилась к врачам и стала принимать лекарства. С тех пор ее шесть раз госпитализировали, но Сесилия отмечает, что благодаря лечению стала чувствовать себя гораздо лучше.

«Я не монстр!»

В процессе лечения Сесилия стала открыто говорить о собственной болезни и столкнулась с еще одной серьезной проблемой, а именно со множеством стереотипов о шизофрении, которые существуют в обществе. Люди, давно знавшие Сесилию и восхищавшиеся ее талантом, стали избегать и бояться ее. Во время одного из конфликтов в общежитии соседи вызвали полицию и заявили, что она опасна.

Все представления о шизофрении, которые распространены в массовой культуре, не соответствуют действительности, говорит Сесилия

«Средства массовой информации часто используют такие состояния, чтобы раздуть сенсацию, и в процессе закрепляют вредные стереотипы, которые вызывают страх и стигму. Один из таких стереотипов — что человек с шизофренией обязательно должен быть жестоким. На самом деле чаще сами люди с шизофренией становятся жертвами жестокого обращения и злоупотребления», — рассказывает она.

Столкнувшись со стигмой сама, ощутив, как горько бывает, когда тебя перестают воспринимать всерьез из-за ярлыка «ненормальной», Сесилия решила сделать борьбу с такими ярлыками и просвещение в сфере ментального здоровья своей миссией. Она основала в США фонд «Студенты с шизофренией», который организует просветительские мероприятия и поддерживает учащихся колледжей и университетов, столкнувшихся с болезнью. Многим фонд помог закончить учебу и даже остаться в живых.

Оказалось, что студентов с этой болезнью не так мало, как может показаться: по данным, которые приводит Сесилия в своих выступлениях, 1,1% от всех людей старше 18 лет имеют тот или иной вид шизофрении. Мы не видим этого и не знаем об их проблемах из-за уже упомянутой стигмы: опасаясь осуждения и страха, люди с шизофренией скрывают свое состояние даже от самых близких. Сесилия отмечает ужасные последствия этого: без должного лечения болезнь прогрессирует.

В одном случае из десяти человек с шизофренией заканчивает жизнь самоубийством

Сейчас Сесилия уже закончила учебу в университете, переехала жить в Нью-Йорк и продолжает активно защищать права людей с шизофренией, борется со стигматизацией этой болезни и за доступность лечения. Она выступала с речами по всему миру, в том числе в ООН. Ее самое известное выступление называется «Я не монстр!» — его посмотрело более пяти миллионов человек.

Сесилия активно дает интервью, ведет свой инстаграм и старается как можно больше рассказывать, что на самом деле представляет собой шизофрения. При этом она продолжает видеть галлюцинации почти ежедневно, но научилась жить с ними и понимает, что страшные образы и странные звуки лишь порождение ее ума и не связаны с реальностью.

В 2019 году Сесилия стала соорганизатором акции протеста «Я психически больна, но я не убиваю» на Юнион-сквер в Нью-Йорке

К ней присоединяются и другие активисты за права людей с ментальными заболеваниями. Вместе они надеются изменить отношение к психическим заболеваниям не только в США, но и во всем мире.


«Не стоит пытаться поставить себе диагноз самостоятельно»: врач-психиатр — о симптомах и методах лечения шизофрении

Согласно DSM-5 (диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам в 5-м издании, которое выпускает Американская психиатрическая ассоциация и используют психиатры по всему миру, в том числе в России), шизофрения — это не эпизодическое психическое заболевание, главная проблема которого — психоз.

Всего выделяют пять признаков шизофренического психоза: бредовые идеи и ложные представления; галлюцинации (любого рода, самые распространенные — слуховые); дезорганизованное мышление и поведение, а также негативные симптомы (под этим «зонтиком» собирают все те ситуации, когда человек не отзывается на происходящее вокруг него обычным способом, например вообще не реагирует на раздражители).

Чтобы врач диагностировал шизофрению, два из пяти перечисленных симптомов должны наблюдаться как минимум в течение месяца. Не стоит пытаться поставить себе диагноз самостоятельно: это сложное заболевание имеет много особенностей, которые может распознать только квалифицированный специалист.

По словам врача-психиатра Елены Прозоровой, пациенты с диагнозом «шизофрения» на самом деле очень разные: среди них есть работающие, социально адаптированные люди, есть люди, перенесшие один-два приступа заболевания за всю жизнь, а есть те, кто попадает в больницу из-за тяжелых обострений более раза в год (но последних меньшинство). Прозорова подчеркивает: утверждать, что любой человек с диагнозом опасен, абсолютно неверно.

По статистике, больные шизофренией совершают правонарушения не чаще, чем психически здоровые люди, отмечает психиатр

В современной российской государственной психиатрии существует понятие диспансерного наблюдения, которое устанавливается над человеком с тяжелым хроническим психическим расстройством с частыми обострениями. Цель такого наблюдения — не допустить ухудшения психического состояния.

Каждому пациенту в диспансере индивидуально подбирают схему, как часто ему нужно посещать врача и других специалистов — психологов, психотерапевтов, социальных работников. Обычно пациентам с шизофренией требуется прием антипсихотических препаратов.

В диспансере пациента и его родственников обучают распознавать ранние признаки ухудшения психического состояния. Если состояние ухудшается, врач изменяет терапию, чтобы купировать обострение в амбулаторных условиях. Если сделать это не получается, врач направляет пациента в дневной стационар (или полустационар) — отделение оказания интенсивной помощи при диспансере.

По словам Елены Прозоровой, основные задачи современного лечения шизофрении — достичь максимально длительной и качественной ремиссии, максимально восстановить качество жизни пациента, не допустить ухудшения его психического состояния, найти баланс между эффективной, безопасной и хорошо переносимой лекарственной терапией. В структуре полустационарных отделений при диспансерах работают специальные программы, проводятся индивидуальные и групповые занятия, которые направлены на реабилитацию и ресоциализацию пациентов.

Современные методики лечения и поддержки, а также доброжелательное отношение к людям с шизофренией со стороны общества позволяют им получать образование, самостоятельно обеспечивать себя и жить счастливой жизнью.

Фото на обложке: твиттер Сесилии Макгоф

Комментарии(3)
Спасибо за статью! Очень даже полезная, для тех кто понимает проблему. А поинимают только очнь близкие родные больного, да и те не все, к сожалению. Кто не сталкивался, тот не поймет.
у меня такая херня после часто бывает после хорошей пьянки или когда сильно обкурюсь
Статья отличная, кроме одного но… вы в России живете?
Это про платные елиники или бесплатные? Про диспансерное наблюдение, психотерапию, схемы лечения???
Мой сын 2 раза был в больнице — первый- в областной в Москве, второй в районной. Что- то там ни разу ничего подобного. А есть — тюремный режим с общими (палатами) камерами. Единый для всех аминазин, который многим и нельзя. И все. Типа купировали, а дальше сами, как можете. Прогулки иногда, прокуренные туалеты, беспредел персонала. А теперь с типа «пандемией» еще и запрет посещений. Какая ПСИХОТЕРАПИЯ??? Это где???
Какие анализы на что-то там, кроме ВИЧ???
Где же такие волшебные больницы?
Больше статей