«Некоторые боятся со мной общаться». История школьника, который стал читать по 156 книг в год — вместо одной
«Некоторые боятся со мной общаться». История школьника, который стал читать по 156 книг в год — вместо одной
«Некоторые боятся со мной общаться». История школьника, который стал читать по 156 книг в год — вместо одной

«Некоторые боятся со мной общаться». История школьника, который стал читать по 156 книг в год — вместо одной

Анастасия Никушина

01.04.2022

Изображение на обложке: Iren Moroz / adobe stock // @dimavsedela

Расхожий стереотип — современные подростки перестали читать. С ним можно долго спорить, приводя аргументы про компьютерные игры, YouTube и прочие подростковые увлечения. Десятиклассник Дмитрий Беликов тоже когда-то почти не читал книги — но однажды все изменилось.

Около трехсот похожих корешков

В комнате Димы Беликова около 300 книг из серии «Эксклюзивная классика». Сотни мягких обложек с узнаваемым дизайном расплываются в единый фон, идеальный для тиктоков и видео. «Я не люблю визуальный шум — мне нравится, когда все идеально. Такой перфекционизм», — говорит Дима. Главные герои его видео — как раз эти идеально подобранные книги.

Свою скромную, по меркам Ивана Грозного, библиотеку Дима начал собирать не так давно — в 2020 году. Оказавшись на пандемийном карантине и желая отвлечься, он пошел прямо по школьной программе — решил перечитать «Собачье сердце» Булгакова.

Произведение, которое раньше казалось простым и неглубоким, поменяло отношение к литературе: «Все как-то пошло, и я прямо погрузился, понял, что это спасает. Сейчас жизнь без книг я себе представить не могу».

Научиться одиночеству

До 2020 года Дима читал книгу-две в год, а на литературе обходился отрывками и краткими содержаниями. «Я себя избегал, проводил много времени вне дома и старался всегда быть в компании, — вспоминает блогер. — Состоял в волонтерской организации, готовился работать вожатым. Это все здорово, но я не умел находиться с самим собой».

Юноша действительно постоянно занимался волонтерскими проектами. В 2018 году Дима участвовал в нескольких лекциях и мастер-классах «Дети против агрессии». «Сходили в 70 школ, в течение года проводили еще мероприятия. Ребята собирались, проводили друг с другом время, обсуждали негативные чувства и агрессию», — рассказывает Дима.

Потом — «#PRОДетство». Дима должен был поехать в лагерь как вожатый, но ушел из проекта чуть раньше

Он не останавливается: «Цифровое волонтерство. Подключал бабушек к бесплатному телевидению, обошел около 20 адресов». Дима уточняет, нужны ли еще названия. «В какой-то момент я устал. Понял, что мне это больше неинтересно», — примерно тогда же появились книги.

«Я вообще не умел быть в одиночестве, оно давило на меня, — рассказывает юноша. — Когда я начал читать, то перестал и бояться. Размышлять наедине с самим собой очень тяжело, ты сталкиваешься со всеми своими проблемами. Кто-то сбегает от них к выпивке, тусовкам. Но это не выход. А вот книги дают шанс встретиться с трудностями лицом к лицу».

Книги — не единственный путь, который помогает прийти к себе: «Живопись, музыка, скульптура. Путь у каждого свой, но я, как многие мои знакомые и зрители, считаю, что книга — хороший психолог. Направляет на путь истинный. Если он, конечно, существует».

Прививка литературы

Диме повезло: родители не пилили его «книжной темой», когда он читал не три-четыре книги в неделю, как сейчас, а одну-две за год. «Моим родителям, кажется, вообще было все равно. Читаю или не читаю — главное, что мне хорошо», — говорит блогер.

Он добавляет, что внезапная любовь к чтению все-таки не возникла сама собой: помогла учительница литературы Наталья Геннадьевна, которая на каждом занятии обсуждала прочитанное с детьми. «Она работает в школе с прошлого века, но хорошо знает и современных детей. Главное, что ей интересно с нами разговаривать, самой изучать новое», — объясняет Дима.

Именно диалог — но не нотация, — кажется юноше главным инструментом для родителя, который хочет привлечь ребенка к литературе. «Попробуйте поговорить, узнать, что интересно ребенку — замотивировать его к чтению, исходя из его же интересов. Главное, чтобы мотивация была оправданной, а не какой-то прагматичной. Бесполезно просто заставлять читать».

«Выберите хорошую книгу. Это тоже труд — плохой литературы много»

Чтение, по его мнению, остается, прежде всего, «вещью добровольной»: «Человек должен сам прийти к этому. Если он не приходит — видимо, так и должно быть. В любом случае, нужно искать свой жанр — у каждого он есть. Это может быть фэнтези, детектив, нон-фикшн, если человека интересует наука. Нужно просто пробовать и не бояться, но заставлять — неправильно».

Самое действенное, считает Дима — с детства прививать любовь к литературе. «Не очень корректно, но работает: читать много книг ребенку и с ребенком в дошкольном и младшешкольном возрасте». Блогер замечает, что сегодня этот прием будто становится непопулярным: вокруг ребенка постоянно находится слишком много других вещей, не менее интересных, чем книга. «Это нестрашно — не обязательно заниматься только литературой».

«Тренировка критического мышления»

«Люди думают, что я все время говорю только о книгах. Это большая проблема! Некоторые даже боятся со мной общаться. Но у меня много друзей, которые вообще не читают, — рассказывает Дима. — Мы находим общий язык — это нормально, потому что есть злободневные темы, которые происходят здесь и сейчас».

Навязывать чтение знакомым Дима не собирается — он следует своему принципу «добровольной литературы». Но отрицать, что книги остаются источником новых знаний из разных полей интересов — и сложно, и не нужно. «Мне просто легче находить общий язык с разными людьми. С книгой, к тому же, учишься чувствовать, сопереживать — быть живым, скажем так».

Несмотря на отсутствие агитработы со стороны Димы, ему часто пишут слова благодарности: многие начинают читать благодаря его блогу, замечая не только классическую, но и современную литературу. «У меня есть знакомый, который не очень любил читать. Был, скорее, из тех, кто покупает книги и ставит на полку. Частый такой тип людей, — рассказывает блогер. — Попросил посоветовать ему современных писателей и, на удивление, начал читать».

Дима советует только то, с чем знаком сам. Отчасти потому, что вообще не ориентируется на аннотации — берет новую книгу для чтения исходя из названия. Это не всегда дается легко: среди современной литературы легко наткнуться на что-то не совсем качественное и «устроить тренировку критического мышления». «Не думаю, что сейчас что-то „испортилось“. Просто классика прошла через фильтр времени, а так — я уверен, что плохие книги были во все времена. Просто до нас дошло главное».

Рекомендации? Да, пожалуйста. Дима советует книги, которые выходят в издательствах МИФ и Popcorn Books: «Первое часто публикует нон-фикшн, психологию, но и хорошая художка есть. Popcorn Books стремятся поднимать актуальные проблемы».

Из современных авторов любит Веру Полозкову. И признается, что сам тоже иногда пишет стихи. «Но ничего серьезного — просто изучаю язык таким способом».

Как сделать чтение экологичным. Советы Димы Беликова:

  • Очень крутая, экологичная и правда здоровская вещь — букинистические лавки. Цены на книги в них могут начинаться от 20 рублей. Вчера только я купил сборник Герцена за 60 рублей.
  • Я также рекомендую брать книги в библиотеках. К тому же, там часто есть такая литература, которую не найти даже в книжных магазинах.
  • Кстати, в тех же библиотеках нередко стоят коробки для переработки: ненужные книги можно сдать на макулатуру.
  • Если «уничтожать» книгу жалко, ее можно отнести в буккроссинг или воспользоваться более выгодным его вариантом — перепродать. Это легко сделать на том же Авито или в специальных группах Вконтакте, где некоторые довольно дорогие книги стоят в два раза дешевле.
  • Экономия и очистка совести — ты читаешь бумажную книгу, но уже не так причастен к вырубке очередного дерева. Я не выкидываю книги — это негуманно, скажем так.
  • При этом перейти на электронные книги у меня не выходит: почему-то к ним не тянет. Да и с «электронкой» не поработаешь так, как с бумажным форматом — на бумаге легко отмечать нюансы, делать заметки на полях, клеить стикеры-закладки. Это полноценная работа с текстом, который и запоминается таким образом лучше.

Первая киллер в русской литературе

«Методы преподавания литературы в школе должны реформироваться. То, как они существуют сегодня — это что-то невозможное», — замечает Дима. Он сам провел для одноклассников несколько уроков про Достоевского и Чернышевского — попросили завуч и учитель литературы. То, как уроки проходят везде, его раздражает.

Он объясняет: «Как будто литературу не хотят сделать интересной — только натаскивают, отвергая новые форматы. А дети, в свою очередь, отвергают чтение. Например, в рамках программы по желанию учителя можно пройти повесть Лескова „Леди Макбет Мценского уезда“. Главная героиня — первая киллер в русской литературе. Разве эта аннотация не заинтересует человека?».

Дима приводит еще примеры. Одной из подписчиц канала в школе задали «крутое домашнее задание» — придумать темы для тиктоков, которые могла бы снять Татьяна Ларина. «Этого нет в обычной школе, учителя не ищут формат, который ученикам будет интересен».

Самое главное, считает Дима, «внутреннее развитие через общение с одноклассниками и учителями»

Блогер тихо протестует против действующих норм: «Система поощрений в виде оценок и красных аттестатов мало на что влияет. Зазубривают ради оценки, ради того, чтобы сдать ЕГЭ, поступить в университет, получить диплом и дальше-дальше-дальше. Все время какое-то зазубривание. А настоящего стимула нет».

Сейчас, в 10 классе, Дима уже готовится к ЕГЭ. Начал он еще раньше, с репетитором, но теперь он занимается самостоятельно. Своим подписчикам он советует идти не к частным специалистам, а на подготовительные курсы, где все преподаватели знают, что именно требуется на экзамене».

С тем, что подготовка к экзамену предсказуема и методична, Дима смирился: «Думаю, литература, как и некоторые другие предметы ЕГЭ, репрезентована некорректно. Литература многогранна. Один критик так писал о пьесе, другой — иначе. Но составители выбирают одну точку зрения, и получается, что ты все время зазубриваешь, не пытаясь анализировать. На ЕГЭ у тебя нет своего мнения: твое мнение — мнение составителей».

Но литературу юноша сдавать будет точно — это главный экзамен для поступления на филологический. Почти год назад он передумал поступать в театральный и решил пойти на филфак. «В театре актеры делятся со зрителями своими эмоциями, мыслями, но через игру. Я, все-таки, человек театральный — тоже буду делиться, открывать литературу людям, которые к ней никогда не притрагивались, может быть, даже не задумывались о ней».

Дима планирует совмещать преподавание в школе с исследовательской деятельностью. Заниматься этим он хочет в одном из петербургских вузов — либо СПбГУ, либо НИУ ВШЭ. Он объясняет: «Питер — мое место силы. Чувствую, что мне нужно именно туда».

Изображение на обложке: Iren Moroz / adobe stock // @dimavsedela
Комментариев пока нет
Больше статей