«Были слезы, мучения, мысли, что зря я сюда поступила»: как медсёстры стали героями своего времени

«Были слезы, мучения, мысли, что зря я сюда поступила»: как медсёстры стали героями своего времени

6 178

«Были слезы, мучения, мысли, что зря я сюда поступила»: как медсёстры стали героями своего времени

6 178

Весной 2020 года у человечества появились новые герои. Впервые за долгое время, говоря о медицине, мы говорим не столько о врачах, сколько о медицинских сестрах. «Мел» встретился со студенткой 4-го курса медицинского колледжа и сестрой с 12-летним опытом, которые рассказали об учебе в медицинском колледже и работе во время пандемии.

Воины против COVID-19

6 мая 2020 в инстаграме британского уличного художника Banksy появилась фотография его новой работы. Мальчик лет восьми сидит на полу и играет с фигуркой медицинской сестры с вытянутой вперед рукой и развевающемся плаще. На белом фартуке — красный крест, на лице — защитная маска. Этот крест — единственная цветная деталь картины. Рядом с мальчиком стоит корзина, в которой скучают Бэтмен и Человек-Паук. Работа называется «Game Changer» («Тот, кто изменил правила игры»).

Banksy повесил ее в фойе больницы в Саутгемптоне и оставил послание врачам: «Спасибо за то, что вы делаете. Надеюсь, картина поможет сделать это место ярче, хоть она и черно-белая». Через неделю, 13 мая, в Международный день медицинской сестры, в подмосковном Одинцово появилось пятнадцатиметровое граффити, главной героиней которого тоже стала медсестра. В этот же день в Испании начали продавать детских кукол, одетых как врачи и медсестры, в серии, названной «Воины против COVID-19».

Опыт пандемии коронавируса доказал, что профессия медицинской сестры не менее важна, чем профессия врача. Болезнь, с которой никто точно не знает, как бороться, требует от сестер гораздо больших усилий, чем от врачей. Когда речь идет не о сложных операциях и диагностике, а о качественном уходе и четком соблюдении процедур, медсестры становятся по-настоящему незаменимыми.


«Чтобы нигде ни кровинки, ни пятнышка, ни крошечки, ни колпачка»

Елена Тарабукина, медсестра-анестезист детской республиканской больницы, г. Сыктывкар

Елена Тарабукина с врачом-анестезиологом во время работы в реанимации инфекционной больницы

Моя тетя — медик, мне всегда нравилась ее работа, и я с детства знала, на кого буду учиться. После колледжа меня распределили в отделение хирургии, где я прошла медицинские огонь, воду и медные трубы. Потом перевелась в анестезию. Медсестрой я работаю уже 12 лет и ни разу за все это время не пожалела о своем выборе.

4 марта 2020 года меня вместе с доктором перевели в реанимацию инфекционной республиканской больницы, куда свозили тяжелых больных с подтвержденным COVID-19. Вообще-то переводы из «детства» в «инфекцию» не приветствуются, но там была критическая ситуация: заболели три сестры и два доктора. Девочкам приходилось работать сутки через сутки, они попросили о помощи.

Первые две недели было очень тяжело: один комбинезон приходилось использовать 3–4 дня. Респиратор выдавался раз в сутки

Очки постоянно запотевали. Всю смену мы проводили в резиновых сапогах, причем поначалу приходилось носить те, которые выдали, 45-го размера. Но в такой обстановке мы работали всего недели полторы, потом стала поступать помощь из Москвы и Архангельска — коробками начали присылать аппаратуру, респираторы, комбинезоны.

В смене нас было двое на 8 пациентов. Мы делили их по четыре на каждую. Как только какие-то из основных показателей у пациента (температура, давление, пульс) отклоняются от нормы, надо сразу сказать доктору и что-то предпринять.

За всю смену у нас было всего два выхода в чистую зону — обед и сдача смены. Это в том случае, если вообще получалось пообедать. Но нередко не было даже возможности попить или сходить в туалет. То есть в 8 пришла, а поела только в 6 вечера, уже дома.

Каждое утро мы мыли каждого пациента: пеленка, мыльно-содовый раствор, потом обтереть чистой водой, поменять постельное белье или памперс, вставить новый мочевой катетер. Мы убирали жидкость и слюни из инкубационной трубки, чтобы пациент был чистый: чтобы нигде никакой кровинки, ни пятнышка, ни крошечки, ни колпачка. Каждый больной в реанимации получал почти 25 различных препаратов, так что надо было постоянно следить, чтобы они не заканчивались в капельницах. Чтобы зонд для кормления нигде не натер. И самое главное — чтобы не было пролежней.

Пациентов в реанимации постоянно надо ворочать — то на бок, то на другой, то на живот. Не было такого, чтобы пациент целый день пролежал на спине. Каждого по несколько раз в день надо было переворачивать и отбивать с легких мокроту, чтобы пневмония отходила. Чем больше шевелишь больного, чем чище он сам и место, где он лежит, тем он быстрее пойдет на поправку. Если этого не делать, начнутся пролежни, дополнительные инфекции, будут отмирать клетки кожи — а это дырки в организме до костей. Куда это годится?


И слезы были, и мучения, и «зачем я сюда поступила»

Ирина Бирюкова, студентка 4 курса Тамбовского медицинского областного колледжа, победительница VIII регионального чемпионата WorldSkills Russia Тамбовской области в компетенции «Медицинский и социальный уход»

Вообще-то я хотела быть следователем, в медицину меня отправили родители. Мама хотела быть медиком, но стала бухгалтером и решила воплотить свою мечту во мне. Вначале мне совсем не нравилась эта затея, особенно на первом курсе — он был самым сложным. Там очень насыщенная учебная программа: и латынь, и анатомия, и патология, и фармакология. И слезы были, и мучения, и «зачем я сюда поступила, лучше бы я пошла на другую профессию».

Когда мы пришли на первую практику в районную больницу, думали, что сейчас будем спасать людей и совершать подвиги. Но вместо этого всю первую неделю мыли полы. Потом на смену вышла медицинская сестра процедурного кабинета, тоже молоденькая, которая поговорила с заведующей отделением, и нам под ее руководством доверили заполнять капельницы, набирать лекарства в шприцы и делать инъекции — она брала наши руки, сама вводила иглу в вену, а мы нажимали на поршень.

Самая интересная практика была у меня на четвертом курсе — в отделении хирургии. Там мне удалось побывать на операции — врач вырезал женщине гнойник на спине и подробно комментировал свои действия, время от времени приглашая нас посмотреть. Поначалу было страшновато — и запах неприятный, и видеть, как скальпелем режут кожу, — это до мурашек, конечно. Но привыкла, буквально через два-три дня сама и перевязки делала, и инъекции, и капельницы ставила. Хотя вот если бы мне сказали: «На тебе скальпель, режь!» — я бы не смогла, наверное.

В конце прошлого года нам объявили, что будет конкурс молодых профессионалов, и провели предварительный отбор — на первом этапе нужно было сделать подкожную инъекцию инсулина, на втором — измерить артериальное давление. В итоге лучше всех испытания прошли мы с подругой Кристиной.

Решение ситуационной задачи для медсестры — опрос «пациента». За креслом — жюри.
Фотография из архива Ирины Бирюковой

Все задания на конкурсе разделены на девять модулей, на каждом нужно решить какую-то ситуационную задачу. Мы заходим в палату, там лежит статист и расставлены разные предметы. Первые пять минут даются на то, чтобы понять, что происходит: если на площадке лежат эластичные бинты, значит, будет профилактика тромбоза; если шприцы с внутримышечными иглами — предполагается назначение внутримышечных инъекций; если стоит аппарат Боброва — пациенту потребуется оксигенотерапия; если скользящие простыни или поролоновые подушки — 100% профилактика пролежней.

Потом нужно осмотреть пациента, измерить ему давление, температуру и пульс, выслушать жалобы пациента, который рассказывает легенду, например: «Мне трудно дышать, и у меня тромбы на ногах». Мы должны понять, что именно нужно делать, заполнить бюллетень, выписать необходимые препараты и поговорить с пациентом — рассказать, как ему себя вести, что есть, что пить и на какие процедуры записаться. В финале жюри оценивает результаты и выявляет победителя.

После того как я заняла первое место, мне позвонили из администрации Рассказовской больницы, где я начну работать после окончания учебы, и сказали, что очень меня ждут.

Время от времени я начинаю сомневаться, ту ли я выбрала профессию. Чаще всего это перед сессией происходит. Но потом проходит лето, я возвращаюсь в колледж и понимаю, что все правильно. Потому что от медицинских сестер действительно очень многое зависит.

Сестра — это руки, глаза и информация врача. Врач назначает, сестра выполняет и с пациентами общается гораздо больше

Я бы хотела, чтобы после учебы меня распределили в реанимацию или хирургию: там, по-моему, интереснее всего. Особенно если получится стать операционной сестрой. Год или два я собираюсь поработать в нашей ЦРБ, а потом, скорее всего, продолжу учебу и сама стану хирургом.

«Билет в будущее» — проект ранней профориентации для учеников 6–11-х классов, который с 2018 года реализуется Союзом «Молодые профессионалы (Ворлдскиллс Россия)» в рамках нацпроекта «Образование».

После онлайн-тестирования, которое помогает определить сферу профессиональных интересов, участники больше узнают о самих профессиях под руководством опытных наставников. По итогам подросток получает рекомендации, в каком направлении и как ему развиваться. В 2020 году стартовал третий цикл проекта, к нему присоединились более 70 регионов России. Чтобы стать участником проекта, нужно зарегистрироваться на платформе.

Иллюстрация на обложке: Unsplash (United Nations COVID-19 Response)

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям
Подписаться
Комментариев пока нет
Больше статей