6 типов «нормальных» родителей, чьи дети вырастают невротиками
6 типов «нормальных» родителей, чьи дети вырастают невротиками
6 типов «нормальных» родителей, чьи дети вырастают невротиками

6 типов «нормальных» родителей, чьи дети вырастают невротиками

Бомбора

1

07.05.2022

Изображение на обложке: Monkey Business Images / shutterstock / fotodom

17 мая в издательстве «Бомбора» выходит бестселлер Николь ЛеПера «Как работать над собой» — в книге рассказывается, как избавиться от травм прошлого и стать счастливее в настоящем. Но для того, чтобы исцелиться от травмы, сначала надо её осознать — об этом ещё Фрейд писал. Глава книги «Архетипы детских травм» поможет с этим разобраться.

Наличие родителя, который отрицает вашу реальность

Типичный пример отрицания реальности — когда ребёнок, чувствующий себя некомфортно от какого-то взаимодействия с родственницей, сообщает об этом матери и слышит в ответ: «Ой, да она просто пытается быть милой. Будь повежливее». Когда родитель отвергает реальность ребёнка, тот неосознанно учится отворачиваться от своей интуиции, своего «чутья». Чем больше мы перестаем доверять себе, тем глубже прячется голос интуиции и тем сложнее становится его услышать. В результате мы теряем своё чутье и сталкиваемся с внутренним конфликтом. Мы узнаём, что не можем доверять своим суждениям, и обращаемся к другим людям, чтобы они помогли нам сформировать реальность.

Отрицание реальности может принимать разные формы. Ребёнок может рассказать родителю по секрету, что друзья не хотят сидеть с ним за одним столом во время обеда в школе. Для ребёнка это чрезвычайно неприятная ситуация, из-за которой он чувствует себя отверженным в тот момент времени, когда потребность в одобрении со стороны сверстников является важной частью развития.

Благонамеренный родитель может ответить с некоторой долей отстранённости: «Не переживай ты так, найдешь новых друзей. Ничего страшного, всё наладится. Это всего лишь первый день!» Любой человек, со своим багажом неразрешенных чувств, как правило, будет чувствовать себя некомфортно при выражении ребёнком своих эмоций и попробует справиться с ними, попросту сбросив их со счетов. Переживания ребёнка могут вытащить на поверхность столь же болезненные (часто подсознательные) воспоминания из прошлого родителя, и тот с удвоенной силой примется подавлять или игнорировать их.

Проблема заключается в том, что ребёнок имеет право на свои собственные чувства и ищет поддержки и утешения; вместо этого ему говорят, что всё это несущественно. Через аналогичный повторяющийся опыт он учится тому, что его восприятие реальности и связанных с ней эмоциональных переживаний не заслуживает доверия.

Сколько аспектов своей жизни вы на самом деле выбрали — а сколько унаследовали?

Реальность также может отвергаться, когда семья отмахивается от объективных проблем. Однажды у меня был клиент, чей отец был функциональным алкоголиком. У него была работа, он финансово обеспечивал семью, но каждый вечер, возвращаясь домой, открывал банку пива и пил всю ночь, пока либо не скатывался в агрессию и не
начинал кричать, либо не засыпал. Когда мой клиент стал достаточно взрослым, чтобы замечать подобное поведение отца и комментировать его, мать проигнорировала эти опасения и оправдала действия мужа тем, что у него «тяжелая работа».

Подобное отрицание стало выученным поведением, перенятым от матери, которая сама выросла в семье, где все отрицали факт употребления одним из родственников наркотических веществ. Со временем мой клиент унаследовал манеру своей матери оправдывать поведение отца, говоря себе, что тот просто очень много работает. И так до тех пор, пока он не приоткрыл завесу правды, не признал, что ночные пьянки и ряды пустых бутылок реально существуют, и не начал воспринимать происходящее так, как оно было на самом деле.

Фото: StoryTime Studio / shutterstock / fotodom

Наличие родителя, который вас не видит или не слышит

Есть такая фраза: «Детей нужно видеть, а не слышать». Это своего рода слоган, емко суммирующий взгляды старших поколений на воспитание. Этот образ мышления родился из понимания того, что у детей могут быть только базовые потребности: еда и кров. Нехватка ресурсов была реальностью для многих представителей этих поколений, которые работали в режиме выживания. Эти взрослые часто определяли успешное воспитание как способность удовлетворить базовые потребности, при этом на эмоциональные оставалось мало времени и внимания. Последствия этого основанного на желании выжить стиля родительства передались через унаследованные травмы, и мы живем с их долгосрочными последствиями.

Опыт, при котором тебя не видят или не слышат, словно отрезает тебя эмоционально от родителя. Иногда он связан с серьёзным пренебрежением, хотя часто предстает в форме куда менее заметных переживаний. Например, родитель перегружен собственными чувствами и отвлечен из-за хронического стресса; или, наоборот, родитель находится в состоянии полной эмоциональной отключки и не способен слушать и поддерживать эмоциональные излияния ребёнка.

В другой версии этого примера родитель, функционирующий на автопилоте, мечется от задачи к задаче, отвлекается на собственные мысли и не может по-настоящему увидеть стоящего перед собой ребёнка. Это ставит преграду на пути формирования глубокой эмоциональной связи, потому что ментально родитель просто «не здесь».

Очень больно, когда тебя не слышат. Очень грустно, когда тебя игнорируют

Очень сбивает с толку, когда приходится прятать свое истинное «я», чтобы быть любимым. Признание — одна из базовых человеческих потребностей. И если ваши детские мысли и идеи не были «услышаны», разум чувствует себя отвергнутым. Если ваши детские способы выразить себя остались «неувиденными», душа чувствует своё значение преуменьшенным.

Отсутствие признания также может проявляться следующим образом: ваше будущее решается не вами и предопределяется до того, как вы разберетесь в том, от чего у вас загораются глаза и каким вы представляете себе свой жизненный путь. Подобные переживания затрудняют научение тому, как доверять своему чутью и следовать интуитивным потребностям.

Обращаюсь ко всем родителям, читающим это: важно напомнить себе, что дети превосходят нас по своей связи с интуицией и со своим истинным «я». Будучи взрослыми, мы легко можем затеряться в собственном непрекращающемся потоке мыслей. Дети же во многом полагаются на интуицию, их мир подвижен, он все еще формируется.

Обеспечивая безопасное, но открытое поле для исследований детьми, вы также узнаете что-то о себе и возможностях, скрытых в каждом из нас, когда свободно выражаете свое подлинное «я».

Фото: StoryTime Studio / shutterstock / fotodom

Наличие родителя, который косвенно проживает вашу жизнь — либо «лепит» под себя

Таких родителей иногда называют «сценическими» — это человек, который прикладывает невероятные усилия и всячески подталкивает ребёнка стать актером или певцом, чтобы удовлетворить собственные амбиции в славе, достижении высот и внимании. Несмотря на то что этот архетип чаще всего связан с разного рода выступлениями (и совершенно несправедливо — с матерями), подобный тип поведения не всегда ограничивается сценой.

«Сценических» родителей легко выставить злодеями, так как в популярной культуре они часто изображаются откровенно жестокими. Порой стремление привести ребёнка к успеху тянется из вполне естественного родительского инстинкта — гордости. К сожалению, гордость не заканчивается ничем хорошим, если мотивация берется из непроработанной травмы. Родители, проживающие свои жизни через детей, носят в себе глубоко укоренившееся болезненное убеждение, что они «неудачники» или в чем-то так или иначе непригодны, и часто переносят его на ребёнка.

Допустим, отец хотел быть баскетболистом, но неудачно сломал ногу и не попал в сборную университета; или мама хотела быть врачом, но не сложилось, и она стала медсестрой. В результате на ребёнка давит тяжкий груз ответственности: от него требуют успеха, и он отказывается от части своей личности в угоду родителю. В итоге попытка утвердить собственную значимость через успешность другого человека ведет к разочарованию со стороны родителя и неприязни со стороны ребёнка, который пожертвовал своими собственными потребностями, чтобы претворить в жизнь неудовлетворенные потребности другого.

За отвержением внутренних нужд всегда следует обида

Во взрослом возрасте эта потеря личности может проявляться по-разному; мне чаще всего встречались запущенная нерешительность, прокрастинация и навязчивое желание преуспеть. Стоит прояснить, что порой «сценический» родитель действует с конкретным намерением (чаще всего на ум приходит ассоциация с коварными голливудскими родителями, которые проталкивают ребёнка на сцену ради денег), хотя во многих других случаях он и правда желает детям только добра.

«Лепка» и воспитание по образу и подобию также принимают различные формы; это случается, когда родитель последовательно проецирует собственные желания, потребности и устремления на ребёнка — говорит ему не дружить с определенными детьми или заставляет сосредоточиться на конкретных предметах в школе. Это может быть что-то совсем малозаметное, вроде: «Когда-нибудь ты станешь замечательной матерью».

Часто это совершенно бессознательный процесс. Родители, которые так поступают, чаще всего не замечают своего потенциально проблемного поведения. Кто-то даже воспринимает это как акт любви
(и для многих это им и является). В некоторых случаях результаты могут быть катастрофическими: те, кто становится представителем одной из традиционно почитаемых профессий (юристы и врачи, к примеру), в попытках справиться с рассогласованием интересов начинают употреблять психоактивные вещества, испытывают проблемы с ментальным здоровьем, а в самых бескомпромиссных
ситуациях совершают самоубийства.

Наличие родителя, который не признает границ

Границы — это четкие определения наших личных лимитов. Дети понимают их инстинктивно. Они реагируют на них, могут четко очертить собственные границы и упорно их придерживаться вне зависимости от того, как будут реагировать окружающие (посмотрите на любого малыша, который почти что инстинктивно качает головой в ответ на действие, которое ему не нравится). У некоторых взрослых, однако же, с этим проблемы, и им, как правило, труднее держаться в рамках уже существующих границ.

Многие из нас выросли в семьях, где родители не до конца понимали, как использовать или удерживать свои личные границы, а потому не смогли привить этот навык нам. В своей практике я часто слышу истории о том, как родители нашли и прочитали личный дневник. Это нарушение личного пространства часто приводило к высмеиванию ребёнка и конфликту, а иногда даже наказанию — в зависимости от прочитанного (так случилось со мной).

Будучи детьми, с этим опытом мы усваиваем, что близкие могут нарушать границы и делают это. В случае, когда такое происходит часто, ребёнок может перенять убеждение, что это один из аспектов «близости» и даже «любви», а потом перенести подобное поведение в свои будущие отношения. При этом ребёнок может поступить и наоборот: стать очень скрытным и тщательно заботящимся обо всем, что касается личного.

Еще один распространенный случай нарушения границ — когда один родитель жалуется своему ребёнку на другого

Сразу несколько клиентов рассказали мне, что в детстве для них не были тайной личные подробности о родительских отношениях (например, измены или финансовые трудности). Родитель, неспособный понять, что ребёнок — не товарищ, может искать в ребёнке эмоционального утешения. В таких случаях вероятно, что ребёнок почувствует себя перегруженным такими интимными подробностями и испытает противоречивые чувства из-за того, что слышит негатив в сторону одной из своих родительских фигур.

Фото: katarinag / shutterstock / fotodom

Наличие родителя, который чрезмерно зациклен на внешности

Как нам известно, потребность во внешнем одобрении не исчезает автоматически, как только мы «вырастаем». Наоборот, желание нравиться и вызывать восхищение преследует на протяжении всей жизни. Родители могут проецировать эту потребность на детей самыми разными способами. Иногда все максимально очевидно: родитель комментирует вес ребёнка, или зацикливается на том, что-
бы тот всегда выглядел «презентабельно», или чрезмерно беспокоится из-за незначительных вещей, например того, с какой прической ходит ребёнок.

Дети быстро усваивают, что какие-то детали их внешности «приемлемы», а какие-то нет

Так зарождается тянущаяся всю жизнь убежденность в том, что ответная любовь зависит от внешнего вида человека.

Такое же запечатление случается, когда родители чересчур зацикливаются на собственной внешности; это моделирует такое поведение, как навязчивое следование диетам, повышенное внимание к уходу за собой и чрезмерные физические нагрузки. Некоторые продукты начинают считаться «плохими» или «толстящими». Иногда могут звучать затрагивающие внешность и тело комментарии друзей, родственников или публичных персон. Необязательно прямо высказываться в адрес ребёнка — он, как губка, и сам заметит, если основополагающие убеждения человека будут чрезмерно сфокусированы на внешнем виде.

Это проявляется и в более широком масштабе, когда родители ведут себя определенным образом вне дома, приучая ребёнка к тому, что у человека может быть «псевдоличность». В качестве примера можно привести членов семьи, которые постоянно ругаются и кричат дома, но на людях их голос сочится любовью или хотя бы вежливостью. По сути, эта личность становится маской.

Дети быстро запоминают, что нужно менять свою сущность в зависимости от того, где находишься, — они увидели на примере, что это поможет им выжить и быть любимыми.

Наличие родителя, который не умеет управлять своими эмоциями

Эмоциональная регуляция — процесс переживания эмоций, когда вы позволяете чувствам пройти через все тело (а не пытаетесь отвлечься с помощью, скажем, наркотических веществ, алкоголя, телефона или еды), признаете их («Я сейчас злюсь» или «Мне грустно») и дышите, пока они не сойдут на нет. Практика эмоциональной регуляции позволяет нам оставаться сосредоточенными и спокойными в стрессовой ситуации и возвращаться к физиологическому исходному уровню.

Не всем повезло иметь родителей, способных признавать свои чувства, не говоря уже о том, чтобы разбираться с ними. Чаще всего они были эмоционально переполнены или испытывали множество сильных чувств одновременно и не знали, что с этим делать. Некоторые выплескивали эту внутреннюю энергию: кричали, хлопали дверьми, бросали вещи и уходили. Другие проецировали ее «внутрь» себя, что приводило к некоторой замкнутости и холодности.

Такое холодное отношение проявляется, когда родитель отдаляется эмоционально или отстраняется от ребёнка, обычно в результате эмоционального перегруза. Не умея контролировать свои чувства в отношении определенной ситуации, родитель замыкается в себе и отгораживается от детей.

Многим селфхилерам знакома эта ситуация; некоторые также рассказывают о том, как родители использовали в качестве наказания «молчанку». Есть родители, которые перестали вовлекаться в жизнь детей; есть те, кто перестал с ними разговаривать; есть те, кто подговорил других членов семьи устроить совместный бойкот.

Когда наши близкие люди отгораживаются вместо того, чтобы разобраться в своих чувствах, у нас формируется общий недостаток эмоциональной регуляции, и часто мы не развиваем в себе навыки, которые позволяют выстроить собственную эмоциональную устойчивость.

Изображение на обложке: Monkey Business Images / shutterstock / fotodom
Комментарии(1)
Очень страшно конечно, потому что наш ребёнок тоже был к этому близок… благо начали вовремя давать бэби эвалар спокойствие в шипучих таблетках. Тревожность исчезла и плохое настроение. Ну и модель воспитания сейчас тоже меняем, хотя это и не очень просто- перестраиваться.