«Всё равно на меня всем плевать». Почему подростки склонны к саморазрушению и как им помочь
«Всё равно на меня всем плевать». Почему подростки склонны к саморазрушению и как им помочь
«Всё равно на меня всем плевать». Почему подростки склонны к саморазрушению и как им помочь

«Всё равно на меня всем плевать». Почему подростки склонны к саморазрушению и как им помочь

От редакции

19

19.07.2022

Изображение на обложке: maradon 333 / shutterstock / fotodom

Что могут сделать родители (и взрослые вообще), чтобы подростки не совершали саморазрушающих, аутоагрессивных действий? Как понять, что ребёнок готов на крайний шаг — попытку суицида? Задали эти непростые вопросы доценту Московского городского педагогического университета, кандидату психологических наук Ларисе Овчаренко.

Россия имеет печальную статистику по количеству детских и подростковых самоубийств и регулярно входит в топ стран по высокому уровню суицидального риска среди несовершеннолетних. В 2021 году число таких трагедий увеличилось на 37% по сравнению с 2020 годом и составило 753 случая, на 93% возросло число повторных попыток, с 188 до 362 случаев.

В психологии принято считать, что ребенок до 7 лет не может совершить суицид, поэтому дети дошкольного возраста не попадают в статистику. Все остальные парасуицидальные действия входят в кластер саморазрушающего поведения. Так из-за чего же подросток принимает решение разрушить себя?

Отсутствие внутреннего стержня. Подросток принимает решение саморазрушать себя, потому что у него нет внутренней опоры. Это обусловлено возрастными особенностями: ни мальчики, ни девочки ещё не чувствуют ценность собственной жизни, не понимают, как самостоятельно можно справиться со стрессом, грустью, тоской. Проблемы могут быть совершенно разными: несчастная любовь, предательство друзей, сложная обстановка в семье, буллинг. В 13–15 лет объект влюбленности обожествляется, и, если что-то пошло не так, это кажется катастрофой.

У подростков нет жизненного опыта и понимания, что чувства важны — но разрыв отношений можно пережить. В абсолют возводятся чувства, которые испытываются здесь и сейчас, и подросток не справляется с силой эмоционально-чувственного опыта, который на него обрушивается. В этот момент единственным решением кажется окончание жизни как окончание переживаний и неприятных эмоций.

Нет значимого взрослого, на которого можно положиться. Казалось бы, должен помочь кто-то извне — но кто? В подростковом возрасте родители, как правило, не обладают авторитетом, ребёнок скидывает их с пьедестала, чтобы показать, что он тоже самостоятельный и самодостаточный. Старшие товарищи разбираются в жизни немногим больше. Подросток вообще стесняется идти к кому-то со своей проблемой — и складывается ситуация, когда школьник не может ни помочь себе сам, ни обратиться за помощью и остается в одиночестве.

Фото: fizkes / shutterstock / fotodom

Проблемы в семье. В некоторых семьях кризис отношений как раз приходится на период пубертата у ребёнка. Взрослый должен справляться с задачами сохранения семьи, супруга, быта, работы. У мамы и папы просто нет времени на проблемы ребенка, который начинает искать поддержку во внешнем мире, в том числе и в соцсетях, где легко попадает под влияние лжекумиров, «наставников». А дети в таком возрасте — ведомые, они доверяются тем, кто их понимает и принимает такими, какие они есть.

Обесценивание. Родители не могут (точнее, не умеют) быть опорой для подростка, потому что сами не готовы к разговорам о влюбленности, отношениях, предательстве, депрессивном настроении. Легче всего в таком случае не замечать проблему: ведь если её не видно, то её вроде и не существует.

Взрослые понимают, что первая влюбленность редко заканчивается продолжительными отношениями, что на место старых друзей приходят новые, но не умеют в мягкой форме донести это до детей. Подростки, решившие открыть родителям свою боль, слышат в ответ: «Да сколько их у тебя еще будет!» (или «Лучше учись, не занимайся ерундой!»). Эти фразы обесценивают подростковые переживания, дети закрываются ещё больше и пытаются решить проблему самостоятельно. Именно в такой момент в голову и может прийти вопрос, зачем жить дальше.

Я не доверяю себе, а другим доверять боюсь. В России огромное количество грамотных психологов, обладающих знаниями и навыками для работы с детьми. Есть школьные психологи, но и такие специалисты не панацея, потому что корень проблемы лежит в семье, а доступ туда закрыт: до 14 лет психологи могут общаться с ребёнком только с согласия взрослых.

Даже если родитель и приводит сына или дочь в кабинет к психологу, то часто он приходит туда с позицией «вылечите моего ребёнка, сделайте его удобным, а я ничего не хочу делать». Хотя ему самому нужна либо психологическая помощь, либо знание азов подростковой психологии для общения с детьми, для налаживания контакта с ними. Родителей надо учить этому.

Фото: AstroStar / shutterstock / fotodom

Наказание вместо воспитания. Система воспитания в нашей стране в большинстве случаев построена на чувстве вины. У ребёнка вырабатывается устойчивая связь: за провинностью всегда следует наказание. В мозгу закрепляется четкая связь: «Я что-то сделал не так, я виноват, я должен получить наказание». И дети начинают разрушать сами себя: наносят порезы на тело, задумываются о суициде, да еще и романтизируют его, думают, что «назло маме пальчик отморожу», что «мама меня наконец-то полюбит, когда я умру» или что «когда меня не станет, тогда узнаете, каким я был хорошим».

Если родители привыкли обращать внимание на ребёнка только тогда, когда он ведёт себя «плохо», то самоистязание — попытка почувствовать себя любимым, вызвать к себе иные эмоции, кроме недовольства. За подобным поведением может последовать суицид. Родители, учителя, тренеры, психологи должны обращать внимание на ушибы, порезы, синяки на теле подростка, особенно если они носят систематический характер.

Как помочь ребёнку? Главное, что вы можете сделать, — постараться избавить его от чувства вины. Ошибки совершают все в любом возрасте, и самое важное (это надо усвоить всем взрослым) — не наказывать подростка, а делать наказ, то есть объяснять, пусть даже и сто раз, как можно было бы в этой ситуации поступить по-другому. Только так подросток не будет чувствовать себя виноватым, а начнёт набираться опыта и принимать самостоятельные решения взвешенно и обдуманно, а не импульсивно «назло всем».

Изображение на обложке: maradon 333 / shutterstock / fotodom
Комментарии(19)
Подросток воспитан в авторитарной среде российского образования. Кто-то из взрослых пойдет за советом к своему строгому начальнику? Вот и подросток не идет за советом к учителю.
За советом идут не к начальникам, а к друзьям, к приятелям. Но есть семьи, где родители авторитарны, требуют беспрекословного подчинения. Хуже того, до сих пор многие родители считают наказание нормой (https://mel.fm/blog/menedzhment-rynochny/41860-ot-goda-do-pyatnadtsati). Авторитаризм в школе, подкрепленный авторитаризмом дома, порождают давящую атмосферу. Дело не в подростковости, так как суициды есть и чаще у тех взрослых, у которых сложные отношения дома и одновременно возникли проблемы на работе.
Любой человек может начать сосредотачиваться лишь на своих негативных переживаниях, если у него нет возможности отвлечься, поговорить с кем-то на другие темы. Напомню, что к суициду более склонны одинокие люди. Родителей должно беспокоить, если у подростка нет приятелей.
С кем подросток может поделиться своими впечатлениями? Кто ему поможет сформулировать ответы на жизненные вопросы, включая отношение к суициду? С подростком надо обсуждать любые темы, когда они его волнуют. Но ведь родители не будут говорить о суициде за ужином или на пляже летом. Лучше всего об этом говорить при обсуждении произведений культуры, после совместного просмотра кино, прочтения книг (https://mel.fm/blog/menedzhment-rynochny/89271-uchimsya-lyubit-russkuyu-klassiku-3).
Часто обсуждение с родителями личных проблем это плохая идея.
Еще больше проблем будет.
Да, действительно часто родители приходят с просьбой «исправить» ребенка как сломанный прибор. «Вправьте ему мозги» — все психологи слышат иногда такую просьбу. И когда приходится объяснять, что родители что-то делают не так, что надо учиться общаться и понимать своё чадо…то это встречают в штыки. Натыкаешься на непонимание, даже объясняя, что на детей нельзя кричать. В ответ: А по-хорошему он (она) не понимает.
Очень часто ребенок просто «должен» и взрослых не волнует может ли он.
А вот иногда не получается просто разговаривать с подростком, потому что он не хочет вас слушать! Тем более, когда вы пытаетесь повторять несколько раз: «ну че ты опять придумала», «хватит меня учить», «не дави», ну или просто молчит и все пропускает мимо ушей. Авторитет родителей на нуле, а психологи ещё стараются опустить его ниже плинтуса, разьясняя подросшему чаду, что он — центр мироздания, его переживания очень важны, а родители их обесценивают, он никому ничего не должен, ну и тому подобную муть. Современные тенденции, европейские и общечеловеческие ценности, будь они неладны, делают свое, и на выходе мы получаем развал семьи, одиноких стариков, бестолковых наследников, неуважение и непочитание родителей.
а мб просто не надо «учить» и «давить»?
есть хорошая книжка «Как говорить, чтобы дети слышали. Как слушать, чтобы дети говорили».
Показать все комментарии
Больше статей