«И зачем ему этот Болконский?». Молодая учительница — о Dota, «Игре в кальмара» и других способах понять детей

«И зачем ему этот Болконский?». Молодая учительница — о Dota, «Игре в кальмара» и других способах понять детей

Диана Каримова

2

29.11.2021

Зачем педагогу знать о Dota и «Игре в кальмара», а школьникам — вести YouTube-канал с книжными обзорами? Рассказывает Анастасия Шрамко, учительница русского языка и литературы из ставропольского лицея № 14, — она вошла в пятерку призеров конкурса «Учитель года — 2021», а отдельный приз ей присудили сами ученики.

«Маленький прудик, в котором учат плавать»

Я родилась и выросла в небольшом селе Воздвиженское Ставропольского края. В детстве мне очень нравилось играть в школу: когда я была в первом классе, постоянно учила свою младшую подружку тому, чему меня учили в школе, — у нас даже был свой дневник.

Но к старшим классам это подзабылось, я перебирала совсем другие профессии, думала, что мне может подойти. Но остановиться на чем-то одном не могла. В конце десятого класса встретила знакомую на год старше, которая поступила в педагогический и рассказывала, как она этому рада. Меня озарило: вот оно, как же я сама раньше не додумалась! В тот момент я наконец-то определилась с профессией и почувствовала спокойствие — как гора с плеч упала.

Впервые я пришла в Ставропольский государственный педагогический институт еще до поступления. И сразу влюбилась в это место: всё было таким красивым! Туда хотелось возвращаться. Поступила я в итоге довольно легко, и учиться было здорово: и теория, и практика, и сессии были в радость. Я просто наслаждалась этой студенческой жизнью и брала от нее всё, что она могла мне дать.

В 2015 году на пятом курсе я участвовала в конкурсе «Учитель года» на этапе «Шаг в профессию», специально придуманном для студентов-выпускников. Это было как такой маленький прудик, в котором детей учат плавать. Масштабы конкурса на этом этапе ощутить нельзя, но всё-таки мне хотелось попробовать свои силы, а вуз поощрял участие.

Тогда я выиграла и получила свою первую награду — «Хрустального пеликана». Для меня это было чем-то вроде пропуска во взрослую учительскую жизнь, и я вошла в нее с пониманием, что я чего-то стою.

Штрафные карточки

Я работаю учителем уже седьмой год. До сих пор помню свой первый урок: это была вузовская практика, мне дали шестой класс. Руководители говорили потом: такое ощущение, что я уже вела уроки раньше. И у меня самой было такое же чувство. Но когда проходишь практику, нестандартных ситуаций почти не бывает. А вот реальная работа в школе — другое дело.

Когда я только пришла в школу, мне дали три пятых класса. В одном из них были большие проблемы с дисциплиной, приходилось работать довольно жестко. Но это был мой первый год работы, я только формировала собственные правила: за что снижать оценку, за что поощрять или наоборот.

Я придумала правило: если класс получает три замечания, то в начале следующего урока у них будет пятиминутная контрольная — карточки с вопросами. Их я составляю сама, то есть в интернете ответов нет. Детям приходилось поднапрячься. Когда с этим столкнулся один, потом второй класс, все сразу поняли, что проще вести себя хорошо, и проблем у нас больше не было.

Важное правило, которого я придерживаюсь: если пообещала наградить, надо наградить. А если пообещала наказать, то надо наказать. Иначе дети или разочаруются, или не будут слушаться. А еще я всегда даю понять детям: вы и правда мне интересны. Я хочу вас услышать, отдать вам все, что знаю, помочь. И это работает.

Ученик — это черный ящик

Я думаю, мне помогает искренняя заинтересованность в детях. Например, если они хотят что-то мне рассказать на перемене, я не отмахиваюсь, а действительно вникаю, задаю вопросы. Детям на самом деле не хватает того, чтобы их просто слушали и слышали, чтобы спрашивали, как у них дела, чтобы учителя поддерживали диалог и интересовались тем, чем они интересуются.

На уроках я обращаюсь к внутреннему и внешнему опыту учеников. Внутренний опыт — это то, что мы все переживали в подростковом возрасте. Я плюс-минус помню, как жила и что чувствовала в 14 или 16 лет, и, опираясь на этот опыт, стараюсь понять своих учеников. А еще когда-то мои восьмиклассники сформулировали проблему после того, как я провела параллель: вот смотрите, герои попадают в такие же ситуации, как и вы. Вспомните: разве вы не делали похожий выбор? И дети начинают интересоваться — это тоже обращение к их внутреннему опыту.

А внешний опыт — это тот мир, в котором живут современные дети, те же соцсети. И здесь (наверное, в силу возраста) мне проще вникнуть во многие темы и проблемы. В студенческое время я играла в Dota, а сейчас смотрю сериал «Игра в кальмара». Не скажу, что он мне нравится, но это помогает мне выстраивать диалог с учениками.

Мы, учителя, должны понимать: ученик — это чёрный ящик. Мы не знаем, что в нем сейчас лежит, что у него было дома сегодня утром или вчера вечером.

Ребенок приходит со своим бэкграундом, а я тут рассказываю про причастные обороты или Болконского

Если у ребёнка внутренняя сумятица — ну что ему этот Болконский? Любое ненормальное поведение ученика, когда он вдруг входит в ярость, начинает перечить или никак не может сосредоточиться, — это, по сути, крик о помощи. Нужно уметь это видеть.

YouTube, подкаст и блог

В 2017 году я готовила урок по «Дон Кихоту» и хотела найти что-то интересное. Тогда я наткнулась в ютубе на канал книжного блогера. Меня осенило: у меня дети в шестом классе очень любят снимать видео, только дай им повод, а в мире же существует ютуб. Стало очевидно: надо делать свой ютуб-канал и снимать книжные обзоры.

Так мы сделали канал «Из школы с любовью». Там можно послушать стихи, дискуссии о произведениях из школьной программы и отзывы ребят о книгах в жанре фантастики. А ещё узнать, как играть в игры из любимых книг, как приготовить любимые блюда писателей — например, сейчас у нас уже есть рецепты Пушкина и Дюма.

Параллельно с развитием канала я ходила на курсы радиоведущих: это была моя детская мечта. Там я была единственным учителем, и мне предложили сделать подкаст про образование. Я согласилась. Подкаст называется так же, как и канал, и выходит с 2018 года, перерыв был только из-за пандемии. Один из последних моих гостей — директор школы в селе Воздвиженское, в которой училась я сама. В студию приходили не только учителя, но и дети: я очень люблю, когда они отвечают на вопросы.

А ещё в 2018 году я создала блог в инстаграме для молодых учителей. Мне хотелось делиться опытом, информацией. Как-то жалко было, что я придумала хорошую контрольную, но только мои дети на ней страдают (шутка!). В общем, в блоге мы все даём друг другу ценные советы.

«Пеликан ученического жюри»

В этом году я пошла на конкурс «Учитель года», чтобы еще раз проверить свои силы и посмотреть, чего я стою. В итоге попала в пятёрку победителей — мне достался «Малый хрустальный пеликан», а ещё «Пеликан ученического жюри». Меня единогласно выбрали дети. Уже после конкурса они хотели обняться, поговорить. На мой взгляд, это самая важная награда на этом конкурсе. Я не знала о ней раньше и была в хорошем смысле удивлена.

Я думаю, что получила эту награду за свое взаимодействие с детьми, за то, что не боюсь затрагивать актуальные для них темы и погружаться в ту жизнь, которой живут они.

На заочном этапе за три минуты надо было рассказать о себе. Я написала четыре разных сценария, в которых хотела подчеркнуть: все, что я делаю, я делаю по главному врачебному принципу — «не навреди». Я упомянула, что современные дети много сидят в интернете. И нам, вместо того чтобы критиковать их, надо интересоваться, что там происходит. Иначе наши дети будут там одни. Потом были очный этап, открытый урок, мастер-класс и так далее — всего шесть испытаний.

Несмотря на то что в жюри отметили мою открытость новому и готовность к общению, оценили мое взаимодействие с детьми, я все равно порой замечаю в себе излишнюю самокритичность и синдром самозванца.

Когда я готовилась к конкурсу, то выслушивала очень много критики, не всегда конструктивной. Нужно быть готовым к этому. Принимать все замечания, но не близко к сердцу.

Ещё в связи с конкурсом я думала об умении выстраивать личные границы и говорить «нет». Например, если у тебя нет сил, не нужно участвовать в каком-то выступлении только ради медийности.

Раньше я была другой: не умела общаться в границах, принимала все слишком близко к сердцу. Из-за этого мне все время казалось, что я делаю что-то не так, теряю время. Это разрушало, так не должно быть. Важно хвалить себя, отдыхать, перезагружаться, относиться к себе бережнее. Особенно если ты работаешь с детьми — потому что любое напряжение они моментально считывают. А важнее, чтобы они считывали и отражали уверенность и спокойствие.

Фото на обложке: Владимир Трефилов / РИА Новости

Комментарии(2)
Все бы так подходили к своей работе. Детям определенно повезло с учителем!
Спасибо за интересное интервью.
Завидую Анастасии, гадаю, чего же не хватило и не хватает мне, чтобы стать такой же классной. Может, я бы осталась работать в школе, если бы мне тоже дали 3 пятых класса. 🤔
Ютуб-канал — обалденная задумка, бегу подписываться.