Как подготовить 13 стобалльников ЕГЭ: интервью с учителем физики из Подмосковья
Как подготовить 13 стобалльников ЕГЭ: интервью с учителем физики из Подмосковья
Как подготовить 13 стобалльников ЕГЭ: интервью с учителем физики из Подмосковья

Как подготовить 13 стобалльников ЕГЭ: интервью с учителем физики из Подмосковья

Иван Шарков

04.07.2024

Александр Киреев — учитель физики в Физтех-лицее им. П. Л. Капицы из Московской области. В июне 13 его учеников стали стобалльниками ЕГЭ. Но его это не удивляет. Александр уверен, что это закономерный результат, а ЕГЭ — вообще не главное событие в жизни школьника.

«Так я стал учителем»

Несколько лет назад я стал членом жюри заключительного этапа Всероссийской олимпиады школьников по физике, пополнил ряды Центральной предметно-методической комиссии. Хотя Всерос и подготовка ребят к нему — теперь дело моей жизни, я сам относительно успешно выступил на нем лишь однажды, когда был уже в 11-м классе. Тогда получилось стать победителем муниципального этапа, затем взять регион (я тогда жил и учился в Саранске).

Успех определил выбор специальности, я поступил в Саровский физико-технический институт на прикладную математику и физику. В Саров меня пригласил Дмитрий Владимирович Подлесный, который тогда готовил конкурсантов физических олимпиад и возглавлял факультет довузовской подготовки в СарФТИ — мы познакомились в Йошкар-Оле на окружном этапе Всероса.

В столице Марий Эл я выступил не очень удачно, но Дмитрий Владимирович меня заметил, сказав, что, хоть Всерос мне брать уже поздно, из меня может получиться хороший наставник для ребят-олимпиадников.

В Сарове я отучился три года, но окончил обучение на родине — в МГУ им. Н. П. Огарева. В Саранске снова встретил Дмитрия Владимировича, который пригласил меня преподавать в местном Республиканском лицее. Я поначалу думал, что это будет не более чем совмещение, что возьму интереса ради пару-тройку академических часов. В итоге преподавание меня увлекло. Я ушел из аспирантуры и стал заниматься преимущественно олимпиадной физикой. Так я стал учителем.

Иллюстрация: iku4 / Shutterstock / Fotodom

«В ЕГЭ по физике права на ошибку нет»

Итак, 13 стобалльных работ. Я примерно прикинул, и такие результаты у 40% моих ребят. Баллов, близких к сотке (96, 98), — тоже много. Но эти результаты не то чтобы экстраординарные. Физтех-лицей выпускал стобалльников и раньше, но не в таком большом количестве. Сейчас просто особым образом сошлись звезды.

  • Во-первых, в этом году я выпускал два профильных класса. Обычно у меня только один такой класс — и высокие результаты относительно равномерно распределены между разными преподавателями. А тут на мой счет пришлось аж 13 стобалльников.
  • Во-вторых, в классах, которые я вел, много сильных ребят, увлекающихся олимпиадной физикой. Знания, превосходящие требования школьной программы, на ЕГЭ помогают. Хотя ясно, что любого ученика, какие бы у него ни были знания, нужно готовить к государственному экзамену, объясняя его специфику, иначе высокий результат гарантировать нельзя.
  • В-третьих, просто-напросто больше ребят из Физтех-лицея в этом году сдавали ЕГЭ по физике. Обычно в числе выпускников много победителей и призеров заключительного этапа Всероссийской олимпиады — этот статус дает право поступить в вуз без внутренних испытаний и без необходимости подтверждать это достижение результатами госэкзамена. В 2024 году многие решили ЕГЭ всё же сдать — просто так, добровольно. Чем больше таких ребят сдает экзамен, тем выше средний балл — это закономерно.
  • В-четвертых, экзамен в этом году стал мягче. Раньше в нем было 30 заданий, а теперь стало 26. Соответственно, чем меньше заданий, тем ниже шанс допустить ошибку и лишиться баллов. Важно понимать, что в ЕГЭ по физике права на ошибку нет — любая неточность отнимает не только первичные, но и тестовые баллы. У экзамена по профильной математике, например, условия в некотором смысле мягче: можно потерять два первичных балла и всё равно получить в итоге сотку.

Тут еще важно отметить, что мои ученики пришли ко мне с далеко не нулевыми знаниями. До меня у них были другие учителя, которые открыли для них мир физики, дали базовые знания, заинтересовали в предмете. Не стоит недооценивать вклад учителей средней школы в результаты выпускников.

Плюс ко всему важно понимать специфику места, где я работаю. Там особая атмосфера, которая заряжает на успех. Детям просто интересно изучать физику, когда они постоянно в кругу ярких единомышленников.

Не стоит обходить вниманием и кружковую работу. Например, у наших ребят есть отдельные занятия по экспериментальной физике (их веду не я). Хотя на ЕГЭ и нет практической части с экспериментами, опыты и работа с наглядными пособиями отлично дополняют теоретическую подготовку учеников.

В общем, всё это в комплексе работает. Я считаю, что высокий результат не может быть заслугой одного педагога. Тут работа всего коллектива, багаж знаний от преподавателей из прошлых школ, особенности образовательного учреждения, поддержка руководства, работа семьи, работа ученика — всё сливается воедино и дает свои плоды.

Иллюстрация: iku4 / Shutterstock / Fotodom

«Самый простой способ — преподнести ЕГЭ как игру»

Я уже упомянул, что для получения хороших баллов на ЕГЭ нужно знать его специфику, как и, собственно, на олимпиаде. В ЕГЭ есть кодификатор — набор требований и формул, которыми дети должны умело оперировать. Если олимпиадники придут на единый экзамен, ни разу этот кодификатор не посмотрев, — они могут потерять баллы. Многие олимпиадные инструменты в рамках ЕГЭ расцениваются как недопустимые. Ответ и решение могут быть правильными, но проверяющему важно видеть, что ребенок знает школьные методы, посещал уроки, готовился к экзамену.

Вот работаете вы, к примеру, столяром, и пришел к вам заказчик, который просит сделать табуретку — и не так, как вам хочется, а с помощью киянки, рубанка и стамески. Ну любит он ручную работу, и всё тут. Но мы — представим — эту просьбу игнорируем и табуретку делаем на станке. Клиент принимает работу, видит, что его требований не выполнили, и говорит: «Нет, спасибо, такое мне не надо». Вот так же работает, на мой взгляд, и ЕГЭ.

Олимпиаднику эту логику надо объяснять и давать мотивацию ей следовать — для его же блага. Самый простой способ — преподнести ЕГЭ как игру, победить в которой можно только по ее правилам — принимая условие, что набор инструментов для достижения успеха ограничен. И для них это, между прочим, не новая задача. Они часто выступают на экспериментальных турах олимпиад, где проводят измерительные опыты, в которых значение необходимых величин напрямую определить невозможно — и нужно догадаться, как, имея выданное оборудование, провести необходимые измерения.

На ЕГЭ перед олимпиадником стоит такая же задача. Самая большая сложность — убедить его в том, что, да, он знает много и, может быть, больше, чем требуется в программе ЕГЭ, но надо изучить набор инструментов, которыми можно пользоваться на экзамене, совершить ряд на первый взгляд непродуктивных манипуляций.

«Даже Нобелевская премия не может быть самоцелью»

Ни олимпиада, ни экзамен не могут быть самоцелью. Цель у физика одна — наука, исследовательская работа, изучение собственно физики. Потому и уроки, на мой взгляд, нужно строить так, чтобы дети ходили на них ради процесса, а не ради экзаменов или призовых мест на конкурсах. Хорошие результаты ЕГЭ, награды олимпиад — это, по сути, побочные эффекты нашего движения к единственной цели — объяснить мир, занимаясь наукой.

Всероссийская олимпиада, например, вместо того чтобы быть целью, может быть высокой планкой, не поставив которой, далеко не уедешь. Если готовиться по уровню финала Всероссийской олимпиады школьников, то некоторые из перечневых олимпиад ребенок сможет «взять» без целенаправленной к ним подготовки. В обратной ситуации, если планка стоит ниже, на уровне отдельной вузовской олимпиады, — ни на Всеросе, ни на даже на других соревнованиях, скорее всего, ловить будет нечего.

Тут как в спорте: успех — залог длительной работы в условиях высоких стандартов

Считаю, что даже Нобелевская премия не может быть самоцелью. Заниматься наукой и исследовать мир может стать в тягость, если поставишь себе потенциально достижимую цель и достигнешь ее или, еще хуже, наоборот, не достигнешь. По своему опыту скажу, что неудачи на Всеросе или вылет на региональном этапе тяжелее переживали именно те ребята, которые результат на олимпиаде ставили в качестве самоцели. Олимпиада — как покер: хорошая подготовка увеличивает шансы на выигрыш, но не гарантирует их. Это нужно иметь в виду и не ставить свое состояние в зависимость от желаемого результата. Надо просто заниматься любимым предметом и стараться делать это на высоком уровне.

С возрастом можно перестать получать удовольствие от науки, от того, что ты делаешь. Вернуть себе мотивацию мыслями о славе и деньгах сложнее, чем приостановиться и подумать, что привело тебя в такое состояние и что может из него тебя вызволить. У меня у самого такое было, когда урочной нагрузки и дел по олимпиадам становилось настолько много, что было трудно всё успеть и спастись от эмоционального выгорания.

Иллюстрация: iku4 / Shutterstock / Fotodom

«Успешные ребята не возникают в вакууме»

Не люблю слова «гений» и «одаренный ребенок». Напротив, есть очень верная идея о том, что так называемый гений — это 1% таланта и 99% труда. Педагог должен первую составляющую заметить, а вторую — обеспечить. Сильным ребятам обязательно нужно давать задания сложнее, это основа индивидуального подхода к обучению, без которого ребенок не добьется высоких результатов и не реализует себя в физике настолько, насколько ему дано.

Впрочем, как я уже говорил, успешные ребята не возникают в вакууме, им нужна хорошая среда, подходящая атмосфера учебного заведения, полного единомышленников. У ребенка должна быть возможность спокойно и с интересом идти к личному максимуму, не отрываясь при этом от сообщества. Мы постарались учесть эту необходимость, когда вместе с Михаилом Юрьевичем Замятиным составляли в «Сириусе» сборник олимпиадных задач по физике — внутри него задания разного уровня сложности.

Но задачники — это одно, а работа педагога — другое. Часто случается, что ребенок, которому нравится физика, может уйти в изучение одного наиболее интересного ему раздела науки прямо-таки с головой, забывая при этом поддерживать высокий уровень знаний в остальных разделах. В такой ситуации учителю важно индивидуально поработать с ним — объяснить, что надо изучать не только, условно, гидродинамику, но и работать по всем другим разделам, предусмотренным программой. Тут важно не только похвалить за интерес, указать на провисания, но и помочь практически — дать необходимые материалы, поделиться своим опытом, показать через него, что не всегда хорошо сильно уходить в сторону от общей программы.

Мне лично в этом помогает то, что у меня нет педагогического образования — я физик с подтвержденными компетенциями преподавателя. Это дает возможность говорить с ребятами на равных, как физик с физиком, видеть в них не учеников, а в первую очередь будущих ученых, коллег по исследовательскому цеху, людей науки.

UPD: на момент публикации материала стало известно, что стобалльником ЕГЭ по физике стал еще один подопечный Александра Киреева. Ученик писал экзамен в резервный день, поскольку в основной период сдачи был занят участием в Азиатской Физической Олимпиаде (APhO). Таким образом, общее число стобалльников, подготовленных героем материала, — 14.

Обложка: личный архив Александра Киреева, iku4 / Shutterstock / Fotodom

Комментариев пока нет