Деревянные здания, иногда почти без старшеклассников: портрет сельской школы в России
Деревянные здания, иногда почти без старшеклассников: портрет сельской школы в России
Деревянные здания, иногда почти без старшеклассников: портрет сельской школы в России

Деревянные здания, иногда почти без старшеклассников: портрет сельской школы в России

От редакции

05.10.2021

Высшая школа экономики выпустила новый двухтомный «Мониторинг экономики образования» (МЭО) за 2020 год, в котором рассматриваются самые разные проблемы российских школ — от дистанта до образовательного рынка. Мы выбрали для вас отрывок о сельских школах, подготовленный С. И. Заир-Беком, Т. А. Мерцаловой, К. М. Анчиковым.

Сеть школ

В 2019/2020 учебном году в сельской местности России лицензию на осуществление образовательной деятельности по программам начального общего, основного общего и среднего общего образования имели 27474 организации, среди которых около 23 тысяч общеобразовательных школ и более 4 тысяч образовательных организаций иного типа (в том числе филиалы).

Сельские школы составляют более половины школ страны. При этом в них обучается только около четверти всех школьников. Средняя численность обучающихся в сельской школе в 4 с лишним раза меньше, чем в городской, — 166 и 700 человек соответственно.

Сеть сельских школ в России за 20 лет сократилась практически вдвое (рис. 1). Это связано с масштабными реформами в системе образования, большая часть которых пришлась на период с 2005 по 2012 год.

Реструктуризация сельских школ, как и в целом всей сети общеобразовательных организаций, осуществлялась по разным моделям. Выбор региональной модели во многом был обусловлен демографическими и экономическими условиями. Специфика модели и территориальные особенности определили различные темпы изменений: при высокой динамике сокращения количества сельских школ в одних регионах, в других оно остается неизменным на протяжении последнего десятилетия.

В результате сформировались разные типы региональных образовательных систем общего образования в сельской местности. Наиболее яркие примеры — сельские образовательные комплексы Тюменской и Тамбовской областей, в которых средний размер школ превышает 600 обучающихся (практически достигая среднего по стране размера городских школ). При этом среднее количество зданий, приходящихся на одну сельскую школу, в Тюменской области больше шести, в Тамбовской — около восьми.

Другой пример — Чеченская Республика и Республика Ингушетия. В связи с высоким уровнем рождаемости в этих регионах наблюдается высокая наполняемость сельских школ, многие школьники не имеют возможности учиться в первую смену: в Чеченской Республике во вторую и третью смены обучаются почти 39% сельских школьников, в Ингушетии — около 30% (для сравнения: в среднем по стране этот показатель по сельским школам составляет 9,3%).

Полная противоположность в этом смысле — сельские школы Магаданской области: здесь самая низкая по стране средняя численность обучающихся — около 25 человек, все учатся в первую смену. Очевидно, что средний размер сельских школ в регионах (без учета образовательных комплексов) связан с плотностью населения.

Низкая плотность сельского населения приводит к необходимости организации подвоза достаточно большого числа школьников: в сельской местности каждый 5-й ребенок (19%) нуждается в подвозе, в городах таких детей чуть более 2%. При этом обеспечены подвозом в сельских школах 92% нуждающихся, в городских — 84%.

Российские регионы существенно различаются по доле сельских школ: от 88% в Республике Алтай и 84% в Республике Дагестан до 27% в Магаданской области и 19% в Мурманской. Это обусловлено соотношением сельского и городского населения в субъектах Российской Федерации. Рассматриваемые ниже отличия сельских школ от городских в значительной мере определяют общие особенности региональных образовательных систем.

Особенности сельских школ

Инфраструктура

В последние годы в обществе сложился устойчивый стереотип сельской школы как школы маленькой и бедной. Тем не менее инфраструктурные характеристики свидетельствуют о том, что современная сеть сельских школ очень неоднородна и говорить о ней в усредненных показателях не совсем корректно. Однако по многим параметрам в среднем по стране городские школы действительно имеют более развитую материально-техническую базу (рис. 4).

До сих пор порядка 15% сельских школ страны не оборудованы теплым туалетом, в 13% — не проведено центральное отопление, столько же школ не имеют водопровода. Доля городских школ по каждому из перечисленных показателей не превышает 5%. Около трети сельских школ (29,3%) не оборудованы системами видеонаблюдения (в городах таких 11,4%). В регионах показатели значительно отклоняются от среднероссийских, причем нередко в положительную сторону.

Более 15,1% зданий сельских школ — деревянные (в городах — только 2,7%). В некоторых регионах их более 2/3, например в Республике Саха (Якутия) 72,2% деревянных школ, в Республике Коми — 70,9%, в Республике Тыва — 69,4%, в Ненецком автономном округе — 67,5%. Деревянные здания быстрее ветшают, обладают повышенной пожароопасностью, имеют серьезные ограничения для развития цифровой инфраструктуры. Увеличивается число зданий, требующих капитального ремонта и (или) находящихся в аварийном состоянии. В целом по России в капитальном ремонте нуждаются 11,7% сельских и 9,7% городских школ, в аварийном состоянии находятся 0,9% сельских школ, городских — менее 0,4%.

В рамках приоритетного национального проекта «Образование» до 2024 года планируется значительное обновление материально-технической базы школ. К концу 2020 года предполагается создание 17 855 новых мест в сельских школах и школах, расположенных в поселках городского типа. Реализуются проекты по строительству новых зданий современного типа. В Калининградской, Тамбовской, Тюменской областях, Ямало-Ненецком и Ханты-Мансийском автономных округах был реализован комплекс мероприятий (включая обновление материально-технической базы сельских школ), направленных на создание равных условий для городских и сельских школьников в получении качественного образования. Сегодня в этих и в ряде других регионов здания сельских школ ничем не уступают городским, а в некоторых случаях и превосходят их. К сожалению, это только подчеркивает диспропорции в качестве материально- технических условий сельских школ в разных субъектах, а иногда и в рамках одного региона.

Кадры

Развитие кадрового потенциала сельской школы — важнейшее условие для создания равных возможностей в получении качественного образования. В некоторых случаях только сохранение квалифицированных кадров обеспечивает выживание сельской школы. При этом официальные статистические данные свидетельствуют о невысоком кадровом дефиците в сельских школах. В целом по стране различия между городскими и сельскими школами по потребностям в педагогических работниках находятся в пределах статистической погрешности.

Как и в случае с инфраструктурой, в кадровой обеспеченности сельских школ наблюдаются выраженные межрегиональные различия. Более высокая потребность в руководящих кадрах характерна для школ Камчатского края (доля вакантных должностей от общего количества ставок составляет 3,8%), Республики Адыгея (4,1%), Сахалинской области (4,9%) и Чукотского автономного округа (5,9%). Нехватка учителей в сельских школах более отчетливо выражена в Камчатском крае (3,2%), Новгородской области (2,7%), Республике Карелия (2,4%). Наличие вакантных должностей не отражает всего масштаба кадрового дефицита, поскольку частично он закрывается внутренним совместительством, что далеко не всегда позитивно влияет на качество образования.

Современный Федеральный государственный образовательный стандарт на каждой ступени общего образования определяет необходимость кадров, осуществляющих психолого-педагогическое сопровождение. К сожалению, в сельских школах эти показатели не слишком высоки (рис. 6).

Высокая численность обучающихся в расчете на одного специалиста (тьютора, учителя-дефектолога, учителя-логопеда) в сельских школах говорит о нехватке этих кадров. В сельской местности такой дефицит (особенно тьюторов) проявляется заметно острее, чем в городской. Отсутствие тьюторов ограничивает возможности использования учебных ресурсов и выстраивания индивидуальных образовательных траекторий для сельских школьников.

Дефицит социальных педагогов, педагогов-психологов и педагогов дополнительного образования в сельских школах выглядит несколько более низким, чем в городских. Но здесь срабатывают различия по численности школьников в городских и сельских школах. Если учитывать, что средняя наполняемость сельских школ — 166 обучающихся, а городских — 700, получается, что, например, социальных педагогов хватает на две трети городских школ и чуть больше чем на четверть сельских.

Таким образом, проблема нехватки специалистов более остра для сельских школ, чем для городских, и, к сожалению, трудно разрешима. В каждом четвертом регионе России (25%) в сельских школах нет ни одного тьютора; нет ни одного учителя-дефектолога в сельских школах каждого десятого региона (11%); в Магаданской области в сельских школах нет психологов, в Республике Мордовия — социальных педагогов.

Аналогичным образом можно трактовать и различия городских и сельских школ по численности учеников в расчете на одного учителя. Показатель 17,8 в городских школах и 9,4 в сельских не означает большего благополучия последних. Учителя в сельских школах вынуждены вести несколько дисциплин, так как педагогическая нагрузка одного специалиста невелика. Особенно не хватает учителей иностранного языка и естественно-научных дисциплин (химия, физика, биология). В школах малых городов России и в сельской местности нередко важные школьные предметы — математику, русский язык, физику и другие — ведут педагоги, не имеющие соответствующей подготовки, например учителя технологии, начальных классов.

Примечательно, что в сельских школах работает больше мужчин, чем в городских. Трудовое обучение, физическую культуру и ОБЖ в селе чаще ведут именно они.

В 2019 году президент Российской Федерации инициировал программу поддержки «Земский учитель». Постановлением правительства Российской Федерации от 09.11.2019 года No 1430 с изменениями от 22.01.2020 года No 36 эта инициатива получила статус проекта, который стартовал в 2020 году. Уже весной было подано более 30 тысяч заявок. Еще одной инициативой стала программа «Учитель для России», в рамках которой студенты старших курсов непедагогических вузов при поддержке Сбербанка России прошли программу подготовки по педагогическим дисциплинам и приступили к работе в школах Воронежской, Калужской, Новгородской, Тамбовской, Новосибирской, Нижегородской областей и Ямало-Ненецкого автономного округа. В основном это сельские школы или школы, расположенные в поселках городского типа. Благодаря проекту в сельские школы пришли сотни молодых специалистов.

Возможности сельских школьников

Сельские школы сильно разнятся по спектру возможностей, которые они предоставляют своим ученикам. Специфика территорий определяет необходимость использования различных форматов и технологий обучения для расширения спектра образовательных траекторий сельских школьников и повышения качества их образования.

По данным официальной статистики, в 2019/2020 учебном году в государственных (муниципальных) сельских школах обучались 3 928 996 человек. На фоне продолжающегося демографического подъема рост численности сельских школьников практически незаметен — всего 4% относительно 2016 года (для сравнения: в городской местности — почти 11%).

Основное снижение по сравнению с городскими школами происходит на старшей ступени образования (10–11-е классы): старшеклассники составляют всего 7% от общей численности сельских школьников.

В целом по стране в сельских школах продолжают обучение только 41,4% выпускников девятых классов, в городских — 56,2%. Разброс значений этого показателя по регионам превышает 4 раза — от 18,6% в Ненецком автономном округе до 80,4% в Республике Саха (Якутия). Эта величина не связана с наличием в регионе организаций высшего или среднего профессионального образования.

Возможно, существует зависимость между качеством образования в сельских школах и долей старшеклассников, продолжающих обучение в них после выпуска из 9-го класса. Данные федеральной статистики позволяют оценить, насколько связан последний показатель с численностью выпускников 9-х и 11-х классов, получивших неудовлетворительные оценки на государственной итоговой аттестации. Коэффициент корреляции составляет 0,357 для результатов ГИА-9 и 0,447 для результатов ЕГЭ. Таким образом, связь носит скорее обратный характер: чем больше сельских девятиклассников остается учиться в 10-м классе, тем выше доля неудовлетворительных результатов на ГИА.

В целом по стране выпускники 9-х и особенно 11-х классов сельских школ показывают чуть более низкие результаты, чем их городские сверстники (рис. 11).

Другой показатель, традиционно связываемый с качеством образования, — результаты школьников на предметных олимпиадах. Наиболее массовая и доступная — Всероссийская олимпиада школьников (ВсОШ), результаты которой в некоторой степени коррелируют с долей сельского населения в регионах России.

Одна из возможных причин такого отставания — низкая доступность для сельских школьников углубленного изучения предметов и профильного обучения в старших классах.

Проблема дефицита кадров для полноценной и качественной работы по программам повышенной сложности в сельских школах может быть минимизирована за счет перевода одаренных и высокомотивированных сельских школьников на индивидуальный учебный план, использования дистанционного формата и сетевой формы обучения. Однако по всем этим позициям сельские школы в среднем по стране демонстрируют такой же низкий уровень, как и городские, а по использованию дистанционных технологий заметно отстают от них.

При этом некоторые регионы активно используют перечисленные возможности для развития образования в сельской местности. По данным официальной образовательной статистики, каждый пятый (19,1%) ученик сельских школ Якутии углубленно изучает хотя бы один предмет школьной программы; все (100%) старшеклассники сельских школ Калининградской области обучаются по профилям; в Тюменской области две трети (62,6%) сельских школьников обучаются с использованием сетевой формы, и три четверти (77,1%) — с использованием дистанционных технологий, что с учетом специфики образовательной сети данного региона представляется целесообразным. Почти 7% обучающихся сельских школ Сахалинской области учатся по индивидуальным учебным планам.

Направления программ углубленного изучения предметов и профильного обучения старшеклассников в сельских школах также в некоторой степени отличаются от городских.

В сельской местности существенно меньше детей углубленно изучает предметы гуманитарного цикла, особенно иностранные языки, но больше — естественно-научные дисциплины и предметы, связанные с сельским хозяйством. Однако охват сельскохозяйственным профилем в 8,7% для сельских территорий — невысокий показатель, особенно с точки зрения сохранения и развития человеческого капитала в сельской местности. Это направление есть только в трех регионах России: Тюменской области, Республике Саха (Якутия) и Приморском крае.

Похожая ситуация и с профильным обучением старшеклассников: сельские школьники в меньшей степени обучаются по математическому, социально-экономическому, филологическому направлениям, но гораздо больше по профилям, попавшим в категорию «Другие».

Более высокий уровень инклюзии в сельских школах (74% школьников с ОВЗ и инвалидностью обучаются в обычных классах, в городских — 48%) может быть следствием невозможности организовать специальное обучение. Одно из ключевых условий — специально подготовленные кадры для работы с такими детьми. По данным официальной образовательной статистики, сельские школы в этом смысле имеют значительно меньше возможностей, чем городские.

На одного педагога, получающего надбавку за работу с лицами с ОВЗ, находящимися на совместном обучении, в сельской местности приходится почти 12 школьников данной категории, в городской — чуть более 7; на одного педагога, работающего в отдельных классах для учеников с ОВЗ, приходится 5 и 4 обучающихся соответственно.

Сельская vs современная

В целом по стране сельские школы по большинству рассмотренных показателей отстают от городских. Действительно ли сельское образование не может предложить обучающимся атрибуты современного образования?

Наличие в школе цифровой инфраструктуры — базовая характеристика современного образовательного процесса. Сельская школа зачастую находится в условиях ограниченности ресурсов, как финансовых, так и материальных. Более того, территориальная удаленность и логистическая труднодоступность нередко становятся барьером для развития ее материально-технической базы и кадрового обеспечения.

Программы компьютеризации российских школ, уделяющие особое внимание сельским общеобразовательным организациям, позволили в определенной степени решить эту проблему. Сегодня на один персональный компьютер, используемый в учебных целях, в сельских школах приходится в среднем 5,3 школьника, в городских — 7,3. В среднем каждый ученик сельской школы имеет больше шансов воспользоваться компьютером, чем обучающийся городской школы.

Это преимущество объясняется в первую очередь невысокой наполняемостью сельских школ. Программы компьютеризации не учитывали количество обучающихся в школах, комплекты оборудования поставлялись в расчете «на школу», в связи с чем сельские школы кавказских регионов с большой численностью обучающихся оказались плохо обеспечены компьютерами. В сельских школах Республики Ингушетия и Чеченской Республики на один компьютер, используемый в учебных целях, приходится 24,7 и 17,4 ученика соответственно, в Ямало-Ненецком автономном округе, Магаданской области и Камчатском крае — менее двух учеников

Одновременно с поставками компьютерного оборудования решалась задача обеспечить доступность сети интернет. С 2011 года численность обучающихся в расчете на один персональный компьютер, подключенный к интернету и используемый в учебных целях, в сельских школах сократилась более чем вдвое.

По характеристикам интернет-подключения сельские общеобразовательные организации по-прежнему отстают от городских. Доля школ с низкой скоростью интернета (ниже 2 Мбит/с) в сельской местности в 5 раз больше, чем в городской, — 36,4 и 7,3% соответственно, а с высокой (от 30 Мбит/с) — вдвое ниже (28,6 и 57,8%).

Работа по обеспечению сельских школ высокоскоростным интернетом продолжается на протяжении всего последнего десятилетия. За период с 2011 по 2019 год доля сельских школ со скоростью интернет-соединения выше 1 Мбит/с выросла в 13,5 раза. Но за этот же период технологические изменения цифровых образовательных сервисов и электронных учебных пособий (их усложнение) привели к тому, что прогрессивная для 2011 года характеристика стала явно недостаточной в условиях 2019 года. Доля сельских школ со скоростью доступа в интернет выше 30 Мбит/с за последние 4 года также растет, но 29-процентный показатель является слишком низким для того, чтобы говорить о современных возможностях сельских школ России.

Таким образом, можно говорить о том, что сельская школа развивается, оставаясь при этом в роли догоняющей по отношению к городской школе. Различия между городскими и сельскими школами в последние годы постепенно стираются. Однако сельская школа по своим характеристикам пока уступает городской. При этом разнообразие территорий создает местную специфику сельской школы.

О соответствии сельских школ современным требованиям можно судить по их деятельности в период пандемии. Пандемия COVID-19 привела к вынужденному переходу на дистанционное обучение. Эта ситуация вскрыла слабые места системы образования и показала готовность школ к изменению образовательного процесса, в частности к развитию цифровизации.

В рамках мониторинга цифровой трансформации общего образования, проводимого Институтом образования НИУ ВШЭ по заказу министерства просвещения Российской Федерации, в период с 24 августа по 11 сентября 2020 года была осуществлена выездная экспертиза школ 52 регионов России, около половины из которых являются сельскими. На основе интервью с администраторами школ были выявлены различные сценарии функционирования школ во время весенней пандемии.

Проблемы с интернетом и отсутствие компьютерного оборудование у учителей и школьников существенно ограничили возможность сельских школ организовать полноценное дистанционное обучение. С другой стороны, тесные социальные связи и небольшая территория, характерные для сельской местности, позволили администрации и педагогам ряда школ организовать учебный процесс, не прибегая к цифровизации.

Низкая наполняемость сельских школ дала возможность части из них сохранить очный образовательный процесс с соблюдением всех превентивных мер. В некоторых образовательных организациях размер здания позволил физически развести учеников и соблюдать социальную дистанцию.

Важно отметить, что многие сельские школы не смогли перейти на дистанционный режим не только из-за технических проблем, но и в связи с особенностями своей образовательной деятельности. Это, например, школы для детей с ОВЗ, в том числе с нарушениями аутистического спектра, системными нарушениями, умственной отсталостью и т. д.; школы с большим количеством учеников со сложным социальным положением, из неблагополучных семей.

В целом сельские школы справились с дистанционным режимом не хуже городских: учителя и администрация научились пользоваться цифровыми технологиями удаленного обучения, ученики освоили новый формат. В отдельных субъектах Российской Федерации на отдаленных сельских территориях еще до начала пандемии был внедрен дистанционный формат работы, что говорит о высоком потенциале этих регионов.

Фото: Илья Наймушин / РИА Новости

Комментариев пока нет