Написать в блог
«Доверие к школе и загруженность ребёнка — связанные вещи»
школа

«Доверие к школе и загруженность ребёнка — связанные вещи»

Валерий Пазынин — о том, должна ли школа всё-таки отвечать за воспитание детей
2 021
2

«Доверие к школе и загруженность ребёнка — связанные вещи»

Валерий Пазынин — о том, должна ли школа всё-таки отвечать за воспитание детей
2 021
2

«Доверие к школе и загруженность ребёнка — связанные вещи»

Валерий Пазынин — о том, должна ли школа всё-таки отвечать за воспитание детей
2 021
2

Одни родители воспринимают школу как «поставщика услуг» (Ольга Васильева строго запретила это слово), а значит, обязана учить и воспитывать детей. Другие уверены, что она бесполезна и без репетиторов тут не обойтись. Никита Белоголовцев обсудил с директором школы № 1561 Валерием Пазыниным, как правильно распределять роли между родителями и учителями в этом вопросе.

В советские годы система взаимоотношений между родителями и школой была понятной: в младших классах учительница — это вторая мама, в старших — разумное, доброе, вечное. То есть школа отвечала и за обучение, и за воспитание. Сейчас, кажется, родители не до конца понимают новую роль школы, да и есть ли эта роль вообще. Какое место сегодня занимает школа в воспитании и образовании детей?

В этом вопросе стоит опираться не только на свои принципы, но и на семейный кодекс и закон об образовании. Они говорят нам о том, что ответственность за образование лежит и на семье, и на школе. Воспитание нельзя противопоставить образованию — оно его часть. Непонятно только, как распределить роли между учителями и родителями.

Было бы правильно, если бы именно семья несла ответственность за то, чтобы ребёнок понимал, что такое хорошо, что такое плохо, как себя вести в общественных местах, как относиться к старшим и младшим. Родители должны говорить с детьми о базовых ценностях и культуре бытового поведения. У школы для этого мало ресурсов. Представьте себе: человек не знает, как себя вести за столом или относиться к старшим. Что может сделать школа? Провести классный час? Это не будет эффективно: в классе сидят 30 человек, большинство детей прекрасно воспитаны и не понимают, зачем об этом разговаривать. А те, для кого этот классный час проводится, даже не подозревают, что речь идёт о них. Семья и школа должны работать вместе.

Можно ли сказать, что за последние годы роль учителя и директора изменилась?

Есть ощущение, что в 90-е годы, когда было не очень понятно, в каком направлении двигаться, учителя бросали воспитательную функцию. При этом я знаю достаточно педагогических коллективов и школ, которые ни на минуту не отказывались от своих задач по воспитанию.

А что это за задачи?

Задачи, для решения которых у школы есть больше ресурсов, чем у семьи. Например, введение в отечественную и мировую культуру. Школа может предложить уроки истории, географии, литературы, организованные походы в музеи, образовательные поездки, встречи с интересными людьми. Родители чаще всего хотят с детьми просто отдохнуть, а не учить.

Разумеется, культурное просвещение в школе во многом зависит от педагогического коллектива. Не каждая семья может привить основные ценности ребёнку и, к сожалению, не каждая школа способна справиться с воспитательной миссией. Мне кажется, в наше время учебные заведения всё больше осознают, что такая задача перед ними стоит.

А есть ли у школы системные решения для таких задач, какой-то инструментарий? Просто мне кажется, речь идёт о каких-то штучных историях и учителях.

В Москве уже несколько лет работает олимпиада «Музеи, парки, усадьбы». С этого года вход в музеи для школьников стал бесплатным, теперь они туда ходят в два раза чаще. Здорово, что учителя могут проводить в музеях занятия, знакомить с реальными объектами истории и важными фигурами.

Школьная жизнь — это не только уроки. Ученики сами выбирают, чем им заняться после основных занятий. Сейчас активно обсуждается развитие московского образования до 2025 года. Специалисты, которые участвуют в разработке этого плана, хотят дать ученикам больше свободы, возможность заниматься тем, что для них важно. При такой системе длительность занятий не фиксируется, на них могут одновременно присутствовать дети разных возрастов. Например, я веду курс истории русского языка, который посещают ученики 8 и 10 классов.

Правда, есть и опасный момент, особенно для программы начальной школы. Трудно гарантировать, что дети научатся считать, писать, читать, если будут делать только то, что им хочется. Мы не знаем, кем решит стать второклассник, когда вырастет. Если ему нравится рисовать, а не складывать и вычитать, ещё не значит, что он будет художником. Не исключено, что сейчас он закроет для себя ряд возможностей.

Сегодня в полномочиях школы гораздо больше решений, чем 20 или 30 лет назад. Такого не было, наверное, со времени земских школ. В наших силах составить индивидуальные учебные планы. Например, у нас в школе в 9 классе дети выбирают два часа в неделю на свой вкус. Мы следим, чтобы в программу дополнительных занятий входили и естественно-научные курсы, и гуманитарные. Думаем сделать и курсы профориентации. Первая половина дня занята уроками, а вторая — дополнительными занятиями.

Есть ещё одна проблема, которую я бы хотел обсудить. Многие эксперты в образовании уверены, что доверие родителей к школе в последние годы снижается. Взрослые не верят, что там ребёнка учат важным вещам, поэтому во второй половине дня загружают его репетиторами и курсами. В результате мы видим замученных старшеклассников. Как с этим быть?

Доверие к школе и загруженность детей — мне кажется, действительно связанные вещи. Важно привлекать родителей к совместным проектам, чтобы в процессе их реализации это доверие и формировалось. Школа должна быть площадкой, где формируется сообщество родителей, учителей и детей. Сообщество, где все заняты единым делом и учатся доверять друг другу. Для этого мы осознанно устраиваем события, к которым нужно готовиться почти целый год, и оно занимает мысли всех — учеников, учителей и родителей.

Большая проблема загруженности детей заключается в том, что им некогда рефлексировать

С одной стороны, вспоминается завет одной учительницы сельского лицея: «Главное, чтобы воспитанники никогда не были праздны, потому что в этой праздности рождаются очень разные и не всегда желательные мысли и планы». С другой, когда ближайший год расписан по часам, у ребят не остаётся времени на внезапно появившиеся интересы.

Корни этой проблемы растут не из школы, хотя разнообразие внеклассных занятий позволяет занять ученика по полной. Родители сами ставят себе задачу загрузить ребёнка по максимуму. Даже если я уберу все кружки, степень занятости не уменьшится. В иделе школа должна давать достаточно знаний на уроках, чтобы родителям во второй половине дня не приходилось это компенсировать.

В Москве нет такого кадрового голода, как в регионах, хороший учитель может добавлять в программу определённый процент материала не из учебника. Вопрос в том, как договориться с родителями о том, что действительно нужно ребёнку, выяснить, насколько мы не справляемся, готовя его к будущей жизни. Некоторые считают школу в принципе неэффективной. Они выбирают заочное или семейное обучение, а потом приходят только на аттестацию.

Ещё одна родительская боль про чрезмерные нагрузки. В последний год родители чаще говорят о том, что детям уже с 1 сентября 9 класса начинают рассказывать об ужасах выпускных экзаменом. В итоге родители требуют уделять всё время подготовке к ЕГЭ, а не заниматься внеклассной работой. Что вы об этом думаете?

При хорошем преподавании предмета нет большой разницы между самим процессом и подготовкой к экзамену. В первую очередь важно изучить основы науки, а в последний год зафиксировать результаты в том виде, которого требует государственная итоговая аттестация.

Правда, иногда родители говорят: «Наш ребёнок в 6-7 классе, а вы не готовите его к выпускным экзаменам. Основная задача — сдать ЕГЭ, остальное нас не интересует». По моим ощущениям большая часть сотрудников и родителей придерживается адекватной позиции: хорошее изучение предмета — залог успешной сдачи экзамена.

Кстати, индивидуальные образовательные программы в старших классах частично решают эту проблему. В медицинском классе в первой половине дня больше уроков химии, биологии и математики. А после обеда можно заняться индивидуальным исследованиям или подготовке к конференции «Старт в медицину» (Городская научно-практическая конференция для учеников медицинских классов — Прим. ред.). Сочетание курса занятий в первой и второй половине дня позволит ученику поступить в вуз без репетиторов.

Вообще, сокращение количества репетиторов было бы идеальным показателем успешности школы, но отследить это сложно. По количеству ребят, которые берут частные уроки по тому или иному предмету, можно судить, удовлетворяет ли школа их ожидания. Только по результатам экзаменов почти невозможно понять, где чей вклад.

Полную запись интервью с Валерием Пазыниным слушайте здесь. Разговор прошёл в эфире программы «Радиошкола» — проекта «Мела» и радиостанции «Говорит Москва» о проблемах образования и воспитания. Гости студии — педагоги, психологи, учёные. Программа выходит по воскресеньям в 16.00 на радио «Говорит Москва».

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям(2)
Комментарии(2)
Школа находится на рубеже. Это можно сравнить с эпохой, когда писали на бересте, а надо переходить к книгам и к письму на бумаге. Интернет стал основой, заменяя бумагу и книгу. Интернет к тому же породил, что в центре современной жизни становится прогноз, на основе которого идет выбор образования (...
Показать полностью
Уже потеряла. Многие забирают детей на семейное обучение
Больше статей