«Музыка, YouTube, TikTok без ограничений». Правила воспитания директора Политехнического музея Юлии Шахновской

«Музыка, YouTube, TikTok без ограничений». Правила воспитания директора Политехнического музея Юлии Шахновской

Время чтения: 6 мин

«Музыка, YouTube, TikTok без ограничений». Правила воспитания директора Политехнического музея Юлии Шахновской

Время чтения: 6 мин

Директор Политехнического музея Юлия Шахновская активно работает вопреки всему — Политех готовится к открытию главного здания. В жизни детей Юлии — близнецов Давида и Захара (9 лет) и их младшего брата Василия (7 лет) тоже мало что изменилось: они всегда учились дома и продолжают это делать. В этой семье вообще не жалуют панику, а тревогам предпочитают здравый смысл. Берём пример!

1. Думаю, не стоит бояться гаджетов — особенно сейчас, во время длинных каникул дома с детьми. Можно просто найти хорошие онлайн-игры — тогда и ребенок будет увлечен чем-то полезным, и родители смогут, например, поработать. Сейчас есть огромное количество развивающих игр, даже не головоломок в буквальном смысле, а разных увлекательных стратегий, благодаря которым дети узнают новое, им многие темы становятся вдруг интересны.

А еще во время таких вынужденных каникул детей младшего и среднего школьного возраста можно знакомить с предметами, которые они пока не изучали в школе. Например, открыть для них науку — скажем, проводить вместе какие-то опыты. Или увлечь чуть более сложной литературой, поговорить об истории — например, сравнить то, что происходит сейчас, с другими похожими событиями, разделившими мир на «до» и «после». Если разговоры на эти темы совместить с качественным диджитал-интерактивом, дети могут искренне заинтересоваться — по крайней мере с моими сыновьями это точно работает.

2. На мой взгляд, современная начальная школа не очень эффективно использует детское время. Ученикам предлагается много лишней рутинной работы, каких-то ритуальных действий, в которых нет особого смысла. Плюс современный мир уже довольно сильно переориентирован на индивидуальные треки, на индивидуальные движения, а школа, которая существует сейчас, этой потребности совсем не соответствует. Поэтому мои дети туда не ходят, они учатся заочно дома, но по индивидуальному, более глубокому плану. А рутинные школьные тесты, которые нужны для промежуточной аттестации, проходят без труда и подготовки: с их уровнем знаний и умений это совсем нетрудно. Этот выбор сделала за них я, но если кто-то из детей в более старшем возрасте захочет ходить в школу, не буду этому препятствовать.

3. Я не могу ничего советовать родителям, которые выбирают домашнее обучение детей, по двум причинам. Первая — у меня три мальчика примерно одного возраста, а это уже мини-группа. Когда у вас один ребенок или двое разного возраста, занятия организовать сложнее. Даже на индивидуальном обучении групповая коммуникация необходима, она нужна для большинства образовательных процессов. Это не вопрос общительности, социализации, а вопрос умения работать в команде — когда дети учатся поддерживать друг друга, эффективно взаимодействовать, делать какие-то совместные проекты. Когда у вас один ребенок или двое, но разновозрастных — такую работу очень сложно организовать. Это раз. И два. Я как директор Политехнического музея с огромной образовательной программой имею доступ к ресурсу, который позволяет найти лучших преподавателей для детей. Но подавляющее большинство родителей вряд ли сумеют сделать это так легко, поэтому мои советы в данном случае не могут быть универсальными.

4. Ключевым фактором при выборе преподавателя для меня является реакция детей. Это самое важное. Если детям нравится заниматься, если предмет начинает их увлекать — значит, этот учитель детям подходит. Я считаю, что сейчас у сыновей такой специфический возраст, в котором не так важно, чему именно тебя учат, — важнее научиться учиться, искренне полюбить это, чтобы потом сохранить интерес к получению новых знаний. И от личности учителя, его методики тут очень многое зависит.

Да, у нас случалось и такое, что дети не принимали преподавателя. Все втроем, например, саботировали плавание. Просто приезжали в бассейн, садились там в раздевалке и не выходили на тренировку. Потом выяснилось, что подход тренера им не нравился, и я тут же встала на сторону сыновей — не стала уговаривать, мы просто ушли от этого педагога. Но плавание не бросили — поменяли тренера, и теперь мы занимаемся с удовольствием. «Мы» — потому что я тоже с ними. Ради детей я сама пошла учиться плаванию, совместный спорт — это одна из наших семейных традиций.

5. Трое мальчиков — это не так сложно, как кажется. Наоборот, дети примерно одного возраста и одного пола, как правило, замкнуты друг на друге, у них всегда есть чем заняться, они такая настоящая банда. Поэтому мне с ними даже «справляться» как-то специально не надо. Да, будучи чуть помладше, мальчики, бывало, и ссорились, и даже дрались. Но последние года два конфликты сошли на нет: они просто подросли и стали друзьями.

6. Я могла наказать детей за три вещи: драки, обман и саботаж занятий. Они эти правила прекрасно знали, принимали, старались не нарушать. Наказание всегда простое — полугодовой запрет на все гаджеты. Одной драки было достаточно, чтобы мальчики осознали серьезность ситуации и больше подобного не делали. Наказаны были двое старших сыновей, у младшего тогда гаджеты остались, но он очень аккуратно ими пользовался, чтобы никого не раздражать, не бесить. Старшие, кстати, тоже ни разу за эти полгода не канючили, тут надо отдать им должное: договоренность есть договоренность, и дети это понимают. Но урок в итоге извлекли и больше наши правила не нарушали.

А сейчас, когда дети подросли, в каких-то штрафах, наказаниях уже нет нужды. Они просто поняли, что я не люблю, когда меня обманывают, — и перестали обманывать. Драться перестали, потому что осознали: семья — это важная штука, которую надо беречь, а не разрушать. Так что вводить санкции уже нет необходимости. Прикрикнуть могу, если меня не слушают, а наказывать уже не наказываю.

7. Когда я кричу на детей, они хохочут. И не воспринимают это как реальную угрозу — наверное, потому что я и не угрожаю, просто таким образом пытаюсь обратить на себя внимание. Иногда наш разговор начинается так: «Я знаю, мама, что ты сейчас будешь ругаться, но попытайся не ругаться». Или вечером, когда я прихожу с работы, сыновья спрашивают: «Ты очень сейчас устала? Если да, то тогда мы пошли». То есть они сами уже чувствуют какие-то тонкие вещи, и таким образом получается избежать конфликтов на ровном месте из-за той же усталости, выгорания.

8. Я не пытаюсь ограничивать развлекательный контент, который потребляют дети. Все телефоны, планшеты у нас просто подключены к семейному доступу, какие-то «взрослые» вещи там блокируются, плюс я вижу, сколько времени дети тратят на гаджеты. Но, поскольку они очень заняты, их график расписан буквально с 8 до 8, волноваться не приходится: фактически мальчики добираются до гаджетов только в выходные дни, и то скорее по воскресеньям. Поэтому тут их особо контролировать незачем. Они слушают любую музыку, смотрят YouTube, TikTok — в общем, делают все, что хотят. А если видят что-то странное, непонятное, всегда могут прийти ко мне, показать, и мы поговорим на эту тему. Пока нам удается удерживать такую вот открытую обстановку.

9. Чтобы разговоры с родителями не смущали детей, взрослым самим надо перестать краснеть из-за сложных тем. У меня к вопросам детей на откровенные темы есть два подхода. Бывают вопросы, на которые у меня правда нет ответа. Тогда, если сыновья очень хотят об этом узнать, мы садимся и начинаем изучать тему вместе. Но, как правило, дети в таком возрасте очень быстро теряют интерес к тому, до чего они еще не доросли. И второе. Когда мне кажется, что мой ответ на вопрос не соответствует их опыту, мы вместе как-то пытаемся понять, действительно ли им так интересна данная тема. Разговоры про секс сложные ведь не столько из-за интимности, сколько из-за того, что ты апеллируешь к тому опыту, которого у ребенка еще нет.

У нас, например, недавно была смешная история. Сидели у зубного со всеми детьми, ждали последнего, который еще не вышел из кабинета, и младший, Василий, во всеуслышание спросил: «Мам, скажи, а как девочка с девочкой занимаются сексом?» Пришлось на глазах удивленных секретарей аккуратно объяснить Василию, что девочки тоже находят какие-то способы, как этим заниматься.

10. Думаю, важно давать детям возможность чего-то очень долго хотеть, мечтать о чем-то. Например, если ребенок захотел велосипед, совершенно не обязательно покупать ему велосипед сразу. Нужно дать ему возможность несколько месяцев подождать, помечтать, попредвкушать. Это тот опыт, которого, как мне кажется, современные дети очень часто лишены. И надо правильным образом срежиссировать жизнь, чтобы этот опыт появлялся. Тогда они научатся ценить то, что имеют, поймут, что вещи не падают с неба по первому желанию, — то есть просто будут ответственнее относиться к жизни в целом.

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям
Подписаться
Комментариев пока нет
Больше статей