Кто такие «отцы ЕГЭ»: как рождался главный школьный экзамен

Кто такие «отцы ЕГЭ»: как рождался главный школьный экзамен

58 282
28

Кто такие «отцы ЕГЭ»: как рождался главный школьный экзамен

58 282
28

В книге «Как мы перестраивали советское образование» обозреватель отдела образования и науки газеты «Комсомольская правда», ведущий радиопрограммы «Родительский вопрос» Александр Милкус вместе с экспертами разобрался, как мы пришли к нынешней системе образования, к чему привели реформы 90-х и 2000-х и стоит ли возвращать ностальгическую советскую школу. Публикуем главу о том, как в наших школах появился ЕГЭ.

В 1999–2000 годах в недрах Минобра рождался ЕГЭ. Было бы банальностью написать, что он рождался в муках. Но в бурных спорах — точно. Яростно спорили даже о том, как назвать процедуру. Национальный экзамен? Красиво. Но страна у нас многонациональная — не пойдет. Общий экзамен? Общий для всех? А как быть с предметами по выбору? Государственный? А что это будет значить? И вот однажды в дискуссию включилась тогда замначальника правового управления министерства Вероника Спасская. Она послушала спорящих, подумала и выдала:

— Назовите Единый государственный экзамен. И не мучайтесь.

На том и порешили.

Виктор Болотов, бывший руководитель Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки (Рособрнадзор) и бывший заместитель министра образования РФ:

— Как мы рассуждали тогда? Есть инженерные вузы. Зачем им принимать русский язык и литературу?! Пусть абитуриент принесет сертификат, что он сдал этот экзамен, и вуз не будет мучиться, создавая свою приемную комиссию, тратить деньги, искать где-то этих литераторов.

Или наоборот. Гуманитарный вуз. Чего я буду искать для приемной комиссии математиков? Пусть мне принесут сертификат, что он сдал математику, и все будет в порядке. Такие мысли бродили и в 90-х годах. И следующий момент, который нужно учесть. Школам, регионам, вузам дали свободу. Появились авторские школы. И тогда золотая медаль давала преимущества при поступлении в вузы. С ней ты должен быть при поступлении сдавать не все экзамены, а только один, профильный.

И у нас стало расти число золотых медалистов. По экспоненте, как говорят в математике

То есть с каждым годом их становилось все больше, больше и больше. Очевидно, что это не качество преподавания и обучения росло, а росли блатные золотые медалисты. И пишет он: «Прасю пренять на такую-то специальность, потому что я имею золотую медаль». Ректоры показывали такие заявления золотых медалистов. С другой стороны, вузы стали выкаблучиваться. Не буду их сейчас называть. Но были объявления: «В наш вуз можно поступить гарантированно только через подготовительные курсы. Ходишь к нам на подготовительные курсы — поступишь. Не ходишь — не поступишь».

Или были другие объявления: «Готовлю к сдаче вступительных экзаменов по математике — 100 у. е. в час». Или даже «Готовлю к вступительным экзаменам по математике в Плехановку — 200 у. е. в час».

Почему — понятно. Это были члены экзаменационной комиссии. Они знали, какие задания будут, и могли повлиять на оценки. Самый настоящий криминал. Доходило до того, что детям нужных людей просто подменяли листочки во время экзаменов, подкладывая шпаргалки. Или правильным абитуриентам говорили: «Ты ничего не пиши, сдавай пустой листочек, с фамилией своей», — а потом блатных детей собирали, и они эти листочки заполняли под диктовку.

Владимир Филиппов, министр образования (1998–2004):

— Идея ЕГЭ родилась задолго до того, как придумали название ЕГЭ. Сначала была постановка проблемы. Приехали регионы в Кремль, в Москву, и сказали: поступить в московские вузы стало невозможно. У вас репетиторы, у вас свои платные курсы, у вас договорные школы, а мы далеко. Пропорции поменялись принципиально. В советское время в Москве в университетах было примерно 25% москвичей и 75% иногородних. На 1999 год, когда такой разговор шел в Кремле, пропорция изменилась ровно наоборот. Ну и по экономическим причинам дети не ехали в Москву: дорого жить, денег на это нет у учителей или у рядовых врачей. 75% в московских вузах было жителей Москвы, и 25% — со стороны. Как будто мы МГУ, МАИ, МЭИ, Бауманку построили только для москвичей! Для всей страны строили эти вузы!

Виктор Болотов:

— Мы предложили: давайте совместим выпускные и вступительные экзамены. Зачем у нас дети два раза дурью маются: по школьной программе сначала сдают выпускные, а потом по этой же школьной программе сдают вступительные? Идея всем понравилась. Вот и появилось задание на создание Единого экзамена, который и выпускной для школы, и вступительный для вузов. Это был 1999 год. И сама постановка задачи устраивала все общество. Кроме тех, которые имели навар от вступительных экзаменов и от золотых медалей, их это не устраивало категорически.

Владимир Филиппов:

— В то время, даже не буду говорить конкретно, вы поймете, кого я имею в виду, из руководства страны меня спрашивали: «Владимир Михайлович, что такое: как весна — обострение по ЕГЭ по всей стране. 2001 год, 2002 год, 2003 год». Я отвечаю: «Знаете, на самом деле почему против ЕГЭ? И кто против ЕГЭ?» И у меня были многочасовые беседы в то время, когда я просто показывал, кто против. Первое. Учителя против, потому что раньше они учили человека и сами ставили оценку. Второе. Директора школ против ЕГЭ. Потому что сейчас они сидят и трясутся, какими их оценки будут по сравнению с другими школами. А раньше они сами медали раздавали. И стали против. Третье. Преподаватели вузов против. Потому что раньше они занимались репетиторством для поступления в свой вуз. А теперь они готовят его к ЕГЭ, к знанию, а куда он поступит — это уже другой вопрос. Ректоры вузов против ЕГЭ. И в этот момент меня перебивали и говорили: «А почему ректоры вузов против ЕГЭ, мы лучше вас знаем».

Виктор Болотов:

— Мифов про ЕГЭ море. Мол, он сделан на деньги Сороса, для того чтобы разрушить нашу систему образования. А Сорос точно никаких денег не давал. И Всемирный банк ни копейки не вложил в Единый экзамен. Нам хватило ума отказаться от международных заимствований. Все на российские деньги сделано.

«Отец ЕГЭ»

— Виктор Александрович, а почему вас называют «отцом ЕГЭ»? — спрашиваю я Болотова.

— Была команда, человек десять примерно. Мы придумали весь ЕГЭ. Командой руководил я. Владимир Михайлович Филиппов прикрывал нас сверху, потому что уже тогда писали люди президенту — прекратите, разрушаете лучшее в мире российское образование, остановите идиотский эксперимент. Люди, которым платили деньги, устраивали забастовки у Госдумы — стояли с плакатами «Долой ЕГЭ».

— А как предметники согласились на такой экзамен?

— Математики достаточно быстро договорились, что они будут на ЕГЭ проверять. Перед тем как создавать задание, надо сделать некую карту и решить, какую деятельность ты как математик проверяешь. Они сделали ее. Естественники быстро договорились.

Историки в первый год не договорились вообще! Вот если бы они договорились, то у нас было бы три обязательных экзамена, как в большинстве стран мира: математика, родной язык и история. А у нас школьные и вузовские историки не договорились. Очень трудно было с литераторами. Критерии проверки школьного выпускного сочинения и критерии проверки сочинения как вступительного экзамена никак не могли свести воедино. Я однажды разозлился и сказал им:» Если вы через три часа не договоритесь, я закрою кабинет и приду только утром». С трудом, но договорились. Драк было много.

— А как восприняли ЕГЭ в регионах?

— Тогда субъекты Федерации сами принимали решение, будут они участвовать или нет. Вузы тоже сами принимали решение, учитывать результаты ЕГЭ или нет. Были вузы, которые делили абитуриентов-физиков на две части. Одна часть поступает по результатам вступительных экзаменов, вторая часть — по результатам ЕГЭ. И смотрели, как они сдадут первую сессию, вторую сессию. Кто лучше? И вузы убедились, что абитуриенты, поступавшие по ЕГЭ, сессии сдавали лучше, чем те, кто поступал по вузовскому экзамену. То есть была доказана надежность ЕГЭ как инструмента оценивания знаний студента.

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям(28)
Подписаться
Комментарии(28)
Более подходящим названием мне видится «Как мы убивали лучшее в мире образование». Если посмотреть спустя 20 лет — создание ЕГЭ отнюдь не решило проблему коррупции в образовании, а наоборот еще сильнее ее раздуло
Всё верно…
Цель достигнута-образование развалено.Школы д…заполнены.
ЕГЭ должен быть добровольным.
Сейчас можно абсолютно добровольно сдать пустой лист на ЕГЭ и пойти из школы с волчьим билетом. Хотя постойте-ка… вам же явно не это нужно, а чтобы митрофанушек принимали в хорошие ВУЗы без знаний школьной программы!
Показать все комментарии
Больше статей