Написать в блог
Степные клёцки и мука против скарлатины: жизнь немцев в поволжском поселении в 30-е годы
отрывок

Степные клёцки и мука против скарлатины: жизнь немцев в поволжском поселении в 30-е годы

Отрывок из нового романа Гузель Яхиной «Дети мои»
Время чтения: 3 мин

Степные клёцки и мука против скарлатины: жизнь немцев в поволжском поселении в 30-е годы

Отрывок из нового романа Гузель Яхиной «Дети мои»
Время чтения: 3 мин

Степные клёцки и мука против скарлатины: жизнь немцев в поволжском поселении в 30-е годы

Отрывок из нового романа Гузель Яхиной «Дети мои»
Время чтения: 3 мин

10 мая вышел новый и второй по счёту роман Гузель Яхиной «Дети мои». Это история Якоба Баха — школьного учителя из поволжского поселения немцев Гнаденталь. Роман об истории, войне, религии, политике и сказке. Потому что тихий шульмейстер Бах — сказочник, чьи сказки умеют оживать и учат не бояться. Публикуем небольшой отрывок из романа с описанием Гнаденталя.

Гофман хотел изменить мир. Нет, не весь тот огромный и необъятный мир, что простирался по обе стороны от Волги, где имелись бездонные угольные шахты, пожирающие людей, и промозглые города с улицами, усыпанными вонючей чешуей, а лишь крошечный мирок, ограниченный с одной стороны рекой, а с другой — краями куцых колхозных полей. Мирок, состоящий из нескольких десятин земли, пары дюжин испуганных колонистов, полусотни отощалых коз и двух седых верблюдов. Гофман хотел изменить Гнаденталь.

Он смотрел на раскисшие от грязи улицы, на изветшалые домишки — а видел десятки крепких строений, что поднимутся здесь скоро; в строениях тех видел сотни упитанных и энергичных людей; а во дворах — овец с курдюками до земли, тучных коров и верблюдов с пышными воротниками на длинных шеях. Вместо заросших травной дрянью полей видел океаны пшеничного золота, горящие на солнце, и бескрайний яблоневый сад. Видел быстрое верчение мельничных крыльев, бег табунов по степи и биение серебряных рыб в тяжёлых сетях…

Шульгауз — открыть! Из-за печи портрет императора-кровопийцы — достать! И сжечь — прилюдно! (notabene: на митинге! notabene 2: фотографа-корреспонд. из Покровска — пригл.!) В оставшуюся раму встав. портрет вождя (раму перед тем — художнику Фромму, пусть распишет поярче). Учителя для школы — непременно обеспеч. к осени! Слух: а правда ли пастор Гендель держит у себя на дому тайную школу? Если подтвердится — выселить сволочь Генделя с семьей! А пасторат — под Дом колхозника…

Ночи напролёт царапал Гофман грифелем по бумаге, щурясь в скудном свете керосиновой лампы и приоткрыв от усердия рот. Он вовсе не лукавил, жалуясь Баху на неумение писать. Природа, сыграв с ним одну злую шутку — наделив девически-нежным лицом и уродливым телом, — не захотела на этом останавливаться и сыграла вторую: рука Гофмана была неподвластна его речистому языку. На коротком пути от головы к зажатому в пальцах карандашу мысль его теряла всю цветистость и пышность, морщилась, кукожилась, крошилась — и вываливалась на бумагу горстью куцых словесных огрызков. Чахлые предложеньица рассыпались по листу: теснились глаголы, ёрзали не к месту выскочившие эпитеты, бились друг о друга восклицательные знаки — получался не связный текст, а стенограмма собрания косноязычных, записанная косноязычным же секретарём. Читать эту вопиющую словесную какофонию было стыдно, но иного способа запечатлеть свою резвую мысль и сохранить её в памяти Гофман не знал. Потому писал: подолгу, потея и до судорог напрягая пальцы, выуживал из памяти слова и карябал строку за строкой, листок за листком — создавал картину будущей гнадентальской жизни, чтобы с первыми лучами солнца ринуться исполнять задуманный план. Писал — словно камни таскал. Знал: каждое предложение непременно воплотится в жизнь — каждый камень ляжет в кладку. Гофман не писал — строил.

…Кинутый дом Вендерсов — отремонтир. на субботнике! И там — колхозный детский сад! (notabene: успеть к посевной! notabene 2: перепись всех детей дошкольного возраста в Гнадентале — поруч. пионерам!) Плотнику Шрёдеру кровати детск. — заказ.! Художнику Фромму — политическую агитацию, доступную незрелым умам (ох, справится ли? уж больно вид у мерзавца критич.)…

В пылком сердце своём Гофман ощущал достаточно сил, чтобы схватить старый Гнаденталь, упереться всем телом в оковы прошлого, напружиться — и вытянуть в новую жизнь.

Между тем старая жизнь колонии была полна таких средневековых дикостей, что поначалу Гофман растерялся: ни в захудалом шахтёрском поселке, ни в городских трущобах не видал он такого. В доме многодетных Брехтов, к примеру, время от времени обеденный стол задвигался за печь, в угол, и вся семья усаживалась кружком на полу; в центр ставили котёл с особыми степными клёцками и, сидя на корточках, хлебали тот суп, непременно деревянными ложками и непременно по очереди. Традиция поглощать стёпные клецки, сидя на полу, — из уважения к степи и даримому ею урожаю — соблюдалась почти в каждой гнадентальской семье, но Брехты готовили это блюдо чаще остальных: раз в неделю, строго по средам. В другом доме (Гофман лично наблюдал эту картину) малолетних детей регулярно сажали голышом в мешки из-под муки, а затем счищали налипшую мучную пыль скребками для животных — предохраняли от скарлатины. Мрачная костистая женщина, вдова Кох, промышляла в колонии предсказаниями (по расположению звёзд, снам, форме облаков, луковым шкуркам и яичной скорлупе), а также заговорами (против бородавок, выпадения волос, метеоризма и бесплодия). Мелкий мужичонка по имени Гаусс приторговывал тараканами — лучшим средством от водянки (свои тараканы в Гнадентале не водились, и приходилось добывать их в соседних русских деревнях, причём более всего ценились тамбовские и калужские особи).

Даже лица колонистов — обветренные крестьянские лица — словно вышли из глубины веков и более всего напоминали ожившие портреты средневековой живописи. Нигде Гофман не встречал таких физиономий — только на покрытых трещинами картинах старых мастеров.

Мордочка тощего Коля — жёлтая от пристрастия к табаку и такая сборчатая от морщин, что различить на ней глаза и нос с каждым годом становилось всё труднее, — то дрожала всеми своими складочками от гнева, а то тряслась от смеха; при этом нос и подбородок сходились совершенно, а лохматые брови заползали высоко на лоб и путались с волосами. Анфас пастора Генделя был длинен невероятно — мог бы быть разделён пополам и образовать два полноценных человеческих лица; нос его величиной и пропорциями более всего походил на крупного пескаря, а зубы формой и крепостью нимало не уступали лошадиным; сходство усиливал голос пастора — громкий, пронзительный, как конское ржание. Ряха свинокола Гауфа была безукоризненно кругла и столь же безукоризненно красна. А рожица подлизы Гаусса являла собой идеальный треугольник: с крошечным подбородком и выпуклыми надбровными дугами — вместо углов…

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Почему быть мамой-слонихой не хуже, чем мамой-тигрицей
Борьба с борщевиком и переработка текстиля: российские школьники представят экологические проекты в...
К комментариям
Комментариев пока нет
Больше статей