«Люди выгорают, когда работают только с экраном». Как мы будем учиться после коронавируса

«Люди выгорают, когда работают только с экраном». Как мы будем учиться после коронавируса

Ректор Корпоративного университета Сбербанка Валерия Заболотная — о вызовах дистанционного образования
6 068
2

«Люди выгорают, когда работают только с экраном». Как мы будем учиться после коронавируса

Ректор Корпоративного университета Сбербанка Валерия Заболотная — о вызовах дистанционного образования
6 068
2

Во всех университетах, институтах и школах не только нашей страны, но и всего мира сейчас горячая пора в связи с переходом на дистанционное обучение. Перестройка процессов, запуск новых регламентов стали дополнительным фактором сложности и без того непростой ситуации в образовании. Мы поговорили с ректором Корпоративного университета Сбербанка Валерией Заболотной о новых вызовах, с которыми столкнулась система образования.

Вызовы дистанционного обучения

В начале 2000-х мы ожидали, что с приходом интернета, с доступностью и повсеместностью информации классическое академическое образование рухнет, а онлайн-образование займёт его место. Прошло 20 лет, и только экстренная ситуация, внезапно ограничившая офлайн-форматы, привела к изменениям, бросила вызов образовательным учреждениям, вынудив в короткие сроки перестроить принципы организации рабочих процессов. Для многих это оказалось непростой задачей. Университеты продемонстрировали разную степень готовности к онлайн-обучению — кто-то уже вкладывал ресурсы в цифровую трансформацию и был неплохо оснащен, а другие оказались предельно далеки от выхода в онлайн.

Наш университет подошел к текущей ситуации с неплохим стартом: у нас уже больше семи лет работает Виртуальная школа, где есть не только курсы, но и целые программы, солидная база знаний в цифровом формате. Мы реализуем более 170 смешанных и онлайн-программ; наши слушатели проводят онлайн до 71% от общего учебного времени.

Сейчас в силу доступности информации ни преподаватель, ни контент не считаются уникальным и редким ресурсом. Часто критическое отношение и недовольство обучением у студентов возникают не столько потому, что методология или предмет устарели, а из-за доступности информации по теме. Более обширной, интересной, чем в выбранном курсе, иногда и более актуальной. Это создаёт у слушателей внутреннее ощущение, что они и сами специалисты по любому предмету. Иллюзия такого знания или быстрого его освоения подкрепляется возможностью получить любую информацию в любой момент времени.

Плюсы и минусы удаленной учебы

В ситуации онлайн-обучения есть, конечно, свои особенности. В первую очередь это вопрос вовлеченности, фрода (англ. fraud — вид мошенничества в области информационных технологий. — Прим. ред.), контроля. Насколько эффективно студенты готовы заниматься самостоятельно? Как у них с внутренней мотивацией и самодисциплиной? Как они проходят проверочные тесты и выполняют задания? В Корпоративном университете Сбербанка внедрены специальные инструменты контроля за обучением в онлайн-формате: в рамках наших курсов можно отслеживать до 75 показателей активности и действий слушателя в режиме реального времени.

Нет, мы не подглядываем через веб-камеру. Просто внутри учебных материалов есть метрики, которые фиксируют все взаимодействия пользователя с контентом. Мы видим, какие статьи он прочитал, на каких этапах задерживался, какой материал перечитывал, на какие дополнительные ссылки кликал, какие видео смотрел, использовал ли дополнительные источники информации при прохождении теста.

При всей готовности работать в дистанционном формате мы верим, что инсайты происходят только в межличностном общении

У Корпоративного университета есть множество востребованных офлайн-программ, которые не были такими популярными онлайн. Мы видим, что люди пока не готовы полностью перейти на дистанционный формат. Ведь многим необходимо личное общение, мультимодальная коммуникация, ощущение принадлежности к группе. Не всегда практические навыки можно отработать в онлайне. Почти всем и всегда необходим зрительный контакт — с преподавателем, со слушателем, с группой. Люди выгорают, когда работают только с экраном, потому что мы социальные существа.

Опыт международной консалтинговой компании McKinsey в Китае говорит, что самое сложное для сотрудника — это тридцатый-сороковой день удаленной работы, то есть четвертая-пятая неделя изоляции. До этого момента все идет на энтузиазме, в ажиотаже, адаптации, а на 30–40-й день наступает апатия и включается внутреннее психологическое сопротивление изменениям.

Об эффективных форматах дистанционного обучения

Мы придерживаемся концепции непрерывного обучения на протяжении всей жизни, поэтому нам важно понимать, какие поведенческие сценарии и форматы образовательного процесса будут наиболее эффективными в ближайшее время.

Так, мы видим, что сегодня оказались востребованными многоканальность, персонализация, режим реального видео, различные форматы быстрого освоения информации. Длинные лекции с «говорящими головами» на экране трудно выдерживать, поэтому лучше работают короткие видео по темам, которые длятся не более 10 минут. Это должны быть последовательно выстроенные сюжеты, когда каждый следующий материал будет цепляться за предыдущий, позволяя наращивать объем получаемых знаний постепенно.

Персонализация и индивидуальный темп работы важны для того, чтобы обучение не демотивировало и человек не соскакивал с курса. Тут хорошо работают электронные курсы и формат 24/7. Мы думали об этом заранее, но двигались медленно. Сейчас наверстываем.

Вебинары образовательное сообщество только осваивает. Их реализация может сильно отличаться по вовлеченности слушателей. Если выключена видеокамера, если не предусмотрен интерактив (и это не только чат или вопросы, но и викторины, опросы, брейкауты), то непонятно, насколько аудитория включена, не выпала ли из информационного поля спикера.

Поэтому призываю всех оставлять камеры лектора и слушателей включенными: это позволит обеспечить эффект присутствия

Сейчас мы экспериментируем с интерактивными форматами, работаем над геймификацией образовательного процесса — добавляем в него соревновательные элементы. Тут очень важно понимать свою аудиторию: что будет адекватным геймингом, а что будет искусственным и, следовательно, невовлекающим. Включаем в прохождение курса RPG (Role-Playing Game — ролевые игры): например, делаем интересный и сложный контент доступным только при достижении определенного уровня или получения нужного числа баллов. Так мы преподаем многие дисциплины, в том числе программирование.

Кроме того, в игру обязательно вшивается взаимодействие — критически важный навык. Люди сейчас должны научиться общаться и работать в командах, находясь при этом в одиночестве (или с семьёй), удаленно от команды. Наша задача — научить людей взаимодействовать в дистанционном режиме. Мы пытаемся дать им навык совместного движения к успеху. Для этого очень важно организовать взаимодействие по принципу «равный — равному» — когда слушатели объясняют что-то друг другу, когда они зависят от того, как выполнил работу их товарищ по команде, или должны друг друга подтягивать для получения общего результата.

Практически сразу с момента объявления режима самоизоляции мы сделали часть Виртуальной школы Сбербанка бесплатной. Мы создаем много актуальных материалов для работы в условиях самоизоляции или в дистанционном формате. Также мы понимаем, что в изоляции меняется психологическое состояние и людям важно научиться снижать стресс и тревогу. Поэтому мы делаем много практических подборок — лайфхаки, интервью с интересными экспертами (например, космонавтами, дайверами, которые знают, как пережить изоляцию и работать с психологическим состоянием), делаем аналитику по инструментам совместной удаленной работы, помогаем понять, как не потерять продуктивность и концентрацию, соблюдать правила информационной гигиены, используем наглядную инфографику и многое другое.

Новое образование

Многое зависит, конечно, от того, как долго продлится режим самоизоляции. Однако технологии сейчас развиваются крайне быстро и дают много новых возможностей. Нам нужно многое перестроить, кардинально поменяться, в том числе преподавателям. Их востребованность не снизится, но требования станут другими.

Мы точно будем больше учиться онлайн — многое освоим, многому научимся. Но мне кажется, что личное общение заменить невозможно. Только взаимодействие, дискуссии, отработка навыков, ролевые истории, живой человек рядом дают возможность прорыва и чуда обучения новому. Я в этом более чем убеждена.

Текст подготовлен при помощи стажёра Сони Мирт.

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям(2)
Подписаться
Комментарии(2)
Сбербанк готовит себе специалистов. Он все меньше зависит от того, как это делают в высших учебных заведениях. Со временем это станет основой для тех, кто хочет работать в Сбербанке. Кто-то всегда начинает первым. Первым начал Сбербанк. За ним потянутся другие. Как на это среагируют наши университеты? А школа? Дополнительное образование активно осваивается в виртуальной форме. Сейчас переход на новые формы образования сдерживает российское законодательство. В первую очередь налоговое с его бюджетным финансированием только для школьной и вузовской подготовки (https://mel.fm/blog/yury-nikolsky/18306-kak-nalogi-svyazany-s-obrazovaniyem-i-v-chem-plyusy-nalogovykh-vychetov). А ещё сдерживает призыв в армию, как остаточное явление после отмены крепостного права. И как будут изменены функции Минпросвещения? От этого зависит, в какой мере страна сможет стать лидером в создании новых образовательных курсов, или будет по привычной схеме заниматься импортозамещением в виртуальном мире образовательных систем.
Полностью согласна
Больше статей