«Пришлось деткам сказать следующее: „Вы — конформисты“»
Новости18 февраля, 2017

«Пришлось деткам сказать следующее: „Вы — конформисты“»

Преподаватель НИУ ВШЭ Сергей Волков рассказал, почему дети жалуются на непрофессиональное преподавание литературе в школе

Глава центральной комиссии Всероссийской олимпиады школьников по литературе, школьный учитель и преподаватель НИУ ВШЭ Сергей Волков рассказал в своём фейсбуке, как слушатели программы «Литературное творчество» в образовательном центре «Сириус» пожаловались на непрофессионализм школьных учителей литературы. «Мел» текст Волкова полностью.

Неожиданно для себя сегодня оказался в центре эпик-баттла, приключившегося в «Сириусе» на выступлении Феклы Толстой. Она рассказывала школьникам о разных способах продвижения классики типа всемирной онлайн-читки «Войны и мира», а потом перешла к вопросам.

Одна девушка сказала, что задаст «некорректный вопрос», который не может не задать, ибо он ее жжет и мучит и она задает его всем. Смысл такой: нас, молодых, отвращает от классики не интернет и соцсети, а наши учителя литературы, которые заставляют насильно любить и не разрешают иметь свое мнение (ей важно было это высказать, а вопрос тут просто хвостиком в конце — что вы по этому поводу думаете?).

И меня неприятно поразило вот что: весь зал — а это человек сто, большая часть из которых приехала на литературно-творческую смену — разразился дружными аплодисментами. И когда я спросил, а что правда, прям вот всех, кто хлопает, всех, кто приехал сюда, потому что любит литературу и чего-то в ней добился, вот прям всех учителя в школе гнобят, закатывают в асфальт, заставляют любить и всем навязывают мнение? И многие заорали — Да! и закивали головами.И дальше понеслось шоу, умело раскручивающееся телеведущей Феклой Толстой — правда, мастерски.

Началась дискуссия со мной, быстро перешедшая в какой-то высокий градус накала и массовости, когда дети кинулись на меня с вопросами про ЕГЭ, про школьную литературу, про мир взрослых, который их гнобит — и мне пришлось держать оборону за всё, даже и за то, на что я не подписывался ни разу. Знаете, что меня поразило, кроме мгновенного всплеска агрессивности и готовности поддаться манипулятивным ходам ведущего и силе стайности? Логика этих прекрасных детей. «Нас последние три года в школе не учат, нас натаскивают на ЕГЭ, нас заставляют писать то, что им надо…»

Неопределенно-личные конструкции, мы — в пассиве, мы — жертвы этих взрослых, мы играем по их правилам. Нам они не нравятся, но мы по ним играем. Когда я эту логику вскрыл — вы не хотите писать то, что вас заставляют, но вы пишете, пишете-то вы, не кто-нибудь, именно вы соглашаетесь — видели бы вы, как взметнулись на меня эти жертвы взрослых. «А что вы нам предлагаете? Бунтовать? Не сдавать ЕГЭ? Не подчиняться правилам? Мы тогда не поступим в вузы и наша судьба будет сломана!».

Поскольку вечер начинался с Толстого, пришлось напомнить им, что Толстой университета не кончил. Значит, не поступить в вуз — это не обязательно сломанная судьба, это жизнь «по направлению к Толстому». Ну, это, ясно дело, в порядке горькой шутки. А в порядке горького серьеза пришлось деткам сказать следующее: Вы — конформисты. Вы играете по правилам, которые вам не нравятся — но вы по ним играете, обвиняя в этом не себя, а авторов правил — взрослых. Вам не нравится их мир — но вы стремитесь всеми силами стать его клеточками, вписаться в него, вцепиться, стать такими же, какими являются те, кого вы мажете сейчас черной краской. И мне вас совсем не жалко.

Отчасти это заявление произвело на них некоторое оглушающее действие — роль жертвы, имеющей права на чувствование себя жертвой, на размахивание этим статусом их устраивала больше. Ну и очень хорошо тут подытожила Фекла, намеренно обострявшая дискуссию, а потом финалом вдарившая по тем, кого вроде бы поддерживала и подзадоривала: «Думайте не о том, что делают с вами, что вас заставляют — думайте о том, что позволяете себе вы сами, за что отвечаете вы лично».

Ну и горькое наблюдение — никто не вступился за своего учителя литературы. В литературно-творческой смене. Не верю, что все сто человек попали сюда вопреки учителю, из чувства протеста против плохого преподавания, что они самородки, что они проросли сквозь асфальт… Наверное, кто-то просто решил не ввязываться, не брать микрофон, промолчать, не соглашаясь с кричащими. И промолчал. Так и повисло в зале, где блестящие педагоги со всей страны, бывалоча, занимались с приехавшими: «Учителя литературы убивают в нас желание читать». И аплодисменты.

Это был пост минутной горечи. Она уже прошла — только что я получил гнусненькую статью про олимпиаду «Оценки не пахнут», которая обвиняет меня лично и мою команду в сами понимаете чем. Так что мне есть на что переключиться.ЗЫ: сегодня этот кейс разобрали с детьми. Фекла показала им на пальцах, как легко ими манипулировать и к чему это может привести в недобросовестных руках и в иной обстановке. В общем, оказалось это всё педагогически небесполезным. Спасибо всем высказавшимся.

Комментарии(40)
Дети-те всё правильно сказали, а литераторы в своём духе их послали подальше, наскоро сколотив скрытый смысл и всучив его всем.
Плюсую. Оставили «обтекать» с мыслью, что «сами виноваты». Виктимблейминг в чистом виде. Любой школьник, восставший против системы немедленно объявится сепаратистом и против него равзернут военные действия, чтобы и ему, и другим впредь неповадно было.
О да. Давайте, расскажите, как мне, 17-летней школьнице из не особо богатой семьи, живущей в глубокой провинции, изменить мир и выйти из системы. Родители не могут оплатить мое образование и проживание где-либо за пределами родного города, а у нас нет ничего, кроме шаражки и медицинского. Единственный шанс для меня-это бюджет, на него проходишь по результатам ЕГЭ, а ЕГЭ плевать на твое мнение по той же литературе. Я не одна такая, я вижу таких учеников каждый день. Я несовершеннолетняя, у меня нет никаких прав и возможностей, чтобы НЕ играть по правилам. Конечно, мы будем играть по правилам «взрослых», потому что мы желаем иметь хотя бы призрачные гарантии, что не пойдем ко дну. Мы будем старательно вгонять себя в рамки, впихивать в узкие коробочки, врастать в этот мир, чтобы иметь возможность жить хоть как-то. Мы будем стараться вписаться в эту систему, где всем на нас плевать, потому что несмотря ни на что — это шанс. Шанс, что твоя жизнь будет иметь какое-то минимальное смысловое наполнение, что у тебя будет работа и хотя бы съемная квартира. Далеко не каждый в состоянии бросить школу и стать еще одним Ломоносовым, Толстым и т. д. Есть такая шутка, про то, сколько тонущих людей дельфины вытолкали к берегу. А скольких они толкали ОТ берега? Сотни людей пытаются выйти из системы, и только единицам из них удается пробиться.
Конечно, я ощущаю себя жертвой, когда понимаю, что ЕГЭ — это лишь моя забота, когда учителю плевать на мою подготовку, когда этот учитель сам не в состоянии объяснить что-либо без чтения методички, когда сплю по пять часов в сутки и учу эти строчки из произведений наизусть, ведь не важно, в итоге, что я думаю о Наташе Ростовой — важно только то, что о ней думает автор и критик, даже если я не считаю их истиной в последней инстанции.
А вы действительно думаете, что ваш ЕГЭ- это чья то еще забота, кроме вас??? Ваши учителя давным-давно сдали ВСЕ свои экзамены (и сдают их регулярно). Так что, касколько вы высоко прыгните- это действительно ВАШИ проблемы. А размышления о Наташе Ростовой весьма умилительны, но отнюдь не новы.
Показать все комментарии
Больше статей