«В группе риска — домашние, неуверенные в себе ребята». Как понять, что подростка вербуют в сети

«В группе риска — домашние, неуверенные в себе ребята». Как понять, что подростка вербуют в сети

И что делать, если подозрения вас не обманули
16 258
3
Фото: Shutterstock (rangizzz)

«В группе риска — домашние, неуверенные в себе ребята». Как понять, что подростка вербуют в сети

И что делать, если подозрения вас не обманули
16 258
3

Недавно из колонии освободилась Варя Караулова, студентка, осуждённая за попытку примкнуть к террористам. Фигурантки дела «Нового величия» Аня Павликова и Маша Дубовик всё ещё ждут суда — девочкам грозит до десяти лет лишения свободы за экстремизм. При этом, по словам адвокатов, и Варя, и Аня с Машей вовсе не планировали теракты — скорее искали в сети любовь и дружбу. А манипуляторы этим воспользовались.

В делах Вари, Ани и Маши, помимо очевидного, есть ещё одна важная объединяющая деталь: все они — девочки из хороших семей, отличницы, без криминального прошлого и подозрительных наклонностей. «В подобные истории, действительно, часто попадают вовсе не трудные подростки. Наоборот, в группе риска — домашние „ботаники“, неуверенные в себе ребята, которым сложно наладить контакт со сверстниками», — говорит кандидат психологических наук, семейный психолог Марина Гогуева. В своей практике Марина неоднократно сталкивалась с детьми, попавшими под чьё-либо опасное влияние. Сектанты, потенциальные террористы, мошенники, по словам эксперта, действуют всегда одинаково: находят уязвимого человека, показывают либо обещают ему то, с помощью чего он сможет стать счастливее, а потом просят за это слишком высокую цену.

Варвара Караулова в Московском окружном военном суде 18 ноября 2016 года.
Wikimedia Commons (Павел Караулов)

Дело Варвары Карауловой

В 2012 году студентка философского факультета МГУ Варвара Караулова познакомилась в соцсети с молодым человеком, который в процессе их переписки примкнул к запрещённой в России террористической группировке.

После продолжительного виртуального общения с юношей Варвара приняла ислам, втайне от родителей вылетела в Стамбул и затем планировала отправиться в террористическую ячейку в Сирию, чтобы выйти там замуж. При попытке пересечь границу девушка была задержана турецкими силовиками, а затем передана российским властям. 22 марта 2017 года Верховный суд России приговорил Караулову к 4,5 годам колонии, а 27 апреля 2019 года она вышла на свободу по ходатайству об условно-досрочном освобождении.

Как манипуляторы втираются в доверие?

Марина Гогуева выделяет ряд психологических техник, которыми пользуются сетевые провокаторы.

  • Изучают страницу потенциальной жертвы, находят её слабые стороны (одиночество, конфликты с родителями или сверстниками, желание нравиться или много зарабатывать).
  • Набиваются в друзья, искренне интересуются жизнью подростка, называют его лучшим другом, родственной душой, второй половиной.
  • В случае необходимости предлагают сочувствие, помощь, искреннюю поддержку.
  • Рассказывают некие романтические истории с хорошим концом, делая акцент на том, что знают, как добиться такого же успеха.
  • Проверяют готовность человека идти на жертвы, начиная давать мелкие несущественные поручения (передать кому-то вещь, получить посылку).
  • Берут на слабо, но не напрямую, а тонко провоцируя (например, рассказывают о каких-либо условных подвигах, уточняя — на подобное мало кто способен, таких людей, наверное, не существует).
  • В обмен на всё, что они якобы сделали для жертвы, просят сделать что-то серьёзное и для них. Увы, если жертва дошла до этой стадии, она, скорее всего, даже не будет сопротивляться.

Как понять, что ребёнок попал под влияние?

«Вскрыли аккаунт девочки и поняли, что любые сообщения (мамы, незнакомых людей, знакомых) она пересылает этому человеку, и, после того как он прочтёт и напишет свой вариант ответа, девочка отправляет этот ответ как свой вариант. Мороженое съесть и то спрашивает разрешения у него».

Это цитата из недавнего поста, опубликованного в одном из родительских сообществ в фейсбуке. Автор искала психолога для 20-летней дочери подруги, которая начала вести себя крайне странно: убегать из дома, говорить о бесах и о том, что необходимо «очиститься». О человеке, под чьё влияние и контроль попала девочка, в посте ничего сказано не было.

Марина Гогуева помогает составить его примерный портрет: «Чаще всего манипуляторами оказываются взрослые люди, которые в том числе могут выдавать себя за ровесников жертв.

Познакомившись с подростком в соцсети, такой человек начинает активно делиться с ним некими знаниями о жизни, причём делает это талантливо и захватывающе

Его цель на данном этапе — стать для ребёнка авторитетом, кумиром, вытеснив с этой позиции родителей, учителей, других значимых взрослых».

По словам психолога, очень важно подобный момент не упустить — сын или дочь могут и не рассказывать родителям о новом знакомом, а вот захватившей их ум информацией делиться, скорее всего, начнут (пусть даже в виде мимолетных высокомерных реплик). Чувствуете, что ребёнок внезапно начал активно высказываться на темы, ранее его не занимавшие? Не паникуйте и, главное, не отмахивайтесь — лучше спросите, почему он так думает, на какие источники опирается. Уже один такой разговор (только без наездов и назиданий) поможет разобраться, что происходит с человеком. И продумать дальнейший план действий.

Дело «Нового величия»

В декабре 2017-го группа молодых людей, в том числе 17-летняя Аня Павликова и 19-летняя Маша Дубовик, объединились в телеграм-чат для обсуждения политики и обстановки в стране. В какой-то момент в кружок внедрился более взрослый активист (защита считает его полицейским провокатором), предложил превратить виртуальное сообщество в реальную организацию с названием, уставом и офисом, стал проводить выездные учения на стрельбищах. А потом сам разоблачил группировку — двое из её участников уже получили сроки (условный и реальный), а ещё восемь человек ждут суда. Самые младшие из них, 19-летняя абитуриентка МГУ Аня Павликова и 21-летняя студентка Ветеринарной академии Маша Дубовик, провели в СИЗО по пять месяцев, а сейчас находятся под домашним арестом.

Какие методы используют вербовщики?

Даже самые крутые подростки в душе, как правило, считают себя недостаточно классными, поэтому манипуляторы часто предлагают детям прокачать эту мнимую крутость. «В случае с мальчиками романтизируется образ сильного смелого парня, который нравится всем девчонкам („в нашей компании только такие“). Девочкам, как правило, предлагают сразиться с мальчиками („девчонкам такое не под силу, но ты же не как все“) либо обещают некие духовные ценности — любовь, искренние отношения, дружбу. Которые, разумеется, требуют жертв», — говорит Марина Гогуева.

Протестующие в Екатеринбурге требуют отпустить арестованных по делу «Нового величия». Wikimedia Commons (IvanA)

Дело «Нового величия» развивалось как раз по последнему сценарию. По версии защиты, внедрившийся в компанию молодых людей полицейский провокатор сначала как бы вложился в ребят, а потом, когда Аня с Машей заподозрили опасность, стал давить на чувство вины. Адвокат Павликовой неоднократно озвучивал в СМИ цитаты из переписки с манипулятором, который призывал девочку идти до конца, так как без её участия ничего не получится. Да и друзья от «крысы», попытавшейся сбежать из компании, якобы отвернутся навсегда.

Что делать, если подростка пытаются использовать?

«Экологичной тактики борьбы с провокаторами, увы, не существует», — говорит психолог. Потому что ребёнка в любом случае придётся вести к разрыву опасных связей. А это для человека, попавшего под чье-либо сильное влияние, скорее всего, станет травмой. «Если ситуация пока не вышла из-под контроля, можно попробовать заставить ребёнка усомниться в искренности нового друга: подойдут похожие, но не совсем очевидные (можно даже выдуманные) примеры из жизни знакомых, рассказанные как бы мимолётом; разговор с кем-то из друзей или членов семьи, чья значимость для подростка всё ещё велика; просьба дать совет, как вести себя с неким другом или подругой, которые якобы требуют от вас каких-то жертв, — в общем, любые способы помочь ребёнку взглянуть на ситуацию критически», — советует Марина Гогуева. Но предупреждает: столь мягкие меры могут не сработать.

Если ребёнку действительно угрожает опасность, действовать придётся примерно так же, как действуют в случае с другими зависимостями — изоляция (например, смена обстановки вроде длительного отпуска на море, в деревне, в другом городе), запрет на интернет и внешние коммуникации, тотальный контроль, обязательная психотерапия. А ещё — сотрудничество с полицией. «Уголовным кодексом предусмотрена ответственность за вовлечение несовершеннолетних в совершение преступления (ст. 150 УК РФ), вербовщикам грозит до восьми лет лишения свободы в зависимости от того, кто осуществлял вербовку и вовлекал в совершение преступления, с применением угроз и насилия или без такового, а также какого характера было преступление», — говорит юрист «Команды 29» Анна Фомина.

Анна советует родителям не медлить с обращением в правоохранительные органы. Не можете определить, на что именно провокатор подбивает вашего ребёнка? Обратитесь к адвокату, предоставив ему все имеющиеся на руках материалы и сведения: профессионал поможет разобраться с юридической стороной вопроса и в случае необходимости составить грамотное заявление в полицию.

Как предотвратить подобные провокации?

Можно скорее снизить их вероятность, но действовать нужно до наступления подросткового возраста, считает Марина Гогуева: «Прислушивайтесь к ребёнку, уважайте его «нет». Манипуляции, которыми часто пользуются провокаторы, очень похожи на то, что многие дети слышат от родителей с самого раннего возраста.

Когда вы говорите: «Мама для тебя борщик варила, а ты не ешь, ты мамочку не любишь», вы внушаете ребёнку чувство вины за то, что сделали для него без запроса

Человек не просил вас готовить условный борщ, но теперь должен нести ответственность за то, что вы его приготовили. И захотеть его съесть. Или, например, захотеть заниматься музыкой, потому что родители потратили деньги на дорогой инструмент. А ведь важно, наоборот, уважать волю и выбор человека, приучать к тому, что он не несёт ответственности за то, что получает, не попросив. Тогда и в дальнейшем ребёнок не будет бояться обидеть кого-то отказом, а значит, станет менее уязвимым перед разного рода манипуляциями».

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям(3)
Подписаться
Комментарии(3)
>защита считает его полицейским провокатором >сотрудник фсб
Статья проплачена гэбней и имеет цель запугать молодежь и их родителей.
Подростки то как раз нормальные. Это государство поступает не нормально в отношении них. В группе риска все дети в России.
Больше статей