Поиск дома в изоляции, пожар и побег из Голландии под Питер. Истории семей, которые прячутся от коронавируса на дачах

Поиск дома в изоляции, пожар и побег из Голландии под Питер. Истории семей, которые прячутся от коронавируса на дачах

3 057
Фото: Shutterstock (Lamberrto)

Поиск дома в изоляции, пожар и побег из Голландии под Питер. Истории семей, которые прячутся от коронавируса на дачах

3 057

Когда в России количество заражённых коронавирусом стало расти, многие жители больших городов переехали на дачи. Кто-то уехал в комфортные условия. Кому-то повезло меньше, потому что пришлось восстанавливать старый дом. Кто-то вовсе не нашел куда уехать и только ждёт такой возможности. Рассказываем о четырех семьях, которые предпочли перебраться за город.

«Никакой посудомойки, туалет на улице. Но зато мне здесь помогают, я не одна»

Александра Питкевич, мама троих детей

Я живу в Голландии одна с двумя детьми. Младшему сыну три года, старшему — десять. Когда в нашей стране ситуация с вирусом усугубилась, детские сады и школы закрылись. В Голландии не было объявлено никаких выходных дней, и мне, как и многим другим родителям, необходимо было продолжать работать. И делать это нужно было столько, сколько и положено: восемь часов в сутки. Моя жизнь моментально превратилась в маленький ад.

Трёхлетнего сына нельзя оставить одного ни на минуту. Он убьётся сам, покалечит брата или разрушит что-нибудь в доме. За первые три дня моей работы мне пришлось вылавливать его из ручья, снимать со шкафа и вынимать из ванны, в которую он набрал воды и раскрошил два рулона туалетной бумаги. Я чинила после него двери и стулья и заклеивала скотчем разбитое окно. Все эти «конфузы» случались во время онлайн-совещаний.

Однажды я держала его на коленях, и, пока начальник объяснял мне, что работать необходимо без ущерба для организации полный рабочий день, ребёнок орал все тридцать минут, а я готова была разрыдаться

На время строгого карантина в Нидерландах под угрозой большого штрафа запретили приглашать работников в частные дома. Никакие «надомные» сервисы не работали, и возможности нанять няню ребенку у меня не было. Босс не понимал, что я разрываюсь. Говорил: «Несмотря на возможность гибкого графика, работать необходимо в соответствии с договором», то есть в моем случае 40 часов в неделю. На вопрос «как?» ответ был «ну, как-нибудь».

Мне пришлось перевести всю работу на ночь, а днём я проводила время с детьми. При этом, несмотря на активность младшего, мне важно было найти время заниматься со старшим сыном, который учится в последнем классе начальной школы. У него конец учебного года — время всяких тестов, экзаменов, ещё чего-то, а школа сказала: «Все сидите по домам, мы вам будем присылать задания».

Но всё это хорошо только в теории. В первый же день домашнего обучения я получила методичку, как стать учителем начальной школы. Она была полностью на голландском языке. Я прекрасно говорю по-английски и достаточно хорошо — по-голландски. Но моих знаний языка катастрофически недостаточно, чтобы преподавать тонкости языка. Написанную сложным высоким языком методичку я даже прочитать не могу. И у меня банально не было времени разбираться в деталях, что там написано. И задания, которые учителя присылали ребенку, я тоже далеко не всегда могу сделать: вот, например, требовалось написать на голландском языке стихотворение в восемь строф… Задания, кстати, никто не проверял, потому что «учить вашего ребёнка — это ваша ответственность».

Я много думала и искала выход из сложившейся ситуации, терять ни работу, ни здоровье не хотелось, а силы заканчивались. И вот после скайп-разговора с мамой решение было найдено. Она сказала: «А приезжай на дачу, по крайней мере можно ребёнка выпустить на улицу побегать». Я стала об этом думать, а ситуация с вирусом продолжала ухудшаться. В какой-то момент стало понятно, что государству всё равно, что будет с людьми в общей массе. Заболевших особо не лечат, врачи придерживаются позиции «Умерла так умерла».

Я написала работодателю: «Как вы смотрите на то, что я перееду в Россию?»

На что он сказал: «Если ты сможешь работать, то хоть на Луну. Гарантируй, пожалуйста, что у тебя там будет интернет и ты сможешь эффективно работать. А так нам всё равно, и мы даже тебе поможем, если это позволит лучше со всем этим справляться».

Через несколько недель мы перебрались в деревню в Ленинградской области. Конечно, всё неоднозначно. Сейчас температура около нуля, поэтому днём довольно сложно быть на улице, с маленькими детьми особенно. Здесь не очень много места в доме, нет удобств, к которым мы привыкли, никакой посудомойки, туалет на улице. Но зато мне здесь помогают, я не одна. В деревне можно гулять на свежем воздухе, есть куда деться детям. Это очень помогает работать, мне стало гораздо легче. Чувствую себя в гораздо большей безопасности, потому что вокруг одни деревья.

«Я была вынуждена писать тексты одним пальцем на экране смартфона»

Наталья Аредова-Кострова, сотрудник музея-заповедника «Царицыно»

У нашей семьи был долгий путь к осознанию, насколько ситуация с коронавирусом опасна. В какой-то момент мы поняли, что события серьёзные и шутить с этим нельзя. Поэтому я, моя мама и дочка-выпускница самоизолировались на даче — на свой страх и риск, так как в тот момент ещё даже не было ничего известно про дистанционное обучение (а 11-й класс — это вроде как не шутки).

Моя работа позволяла перейти на удаленный формат. А маме — ей просто было лучше с нами, чем одной в квартире. Нам повезло: несколько лет назад мы поняли, что загородный дом — это хорошее капиталовложение. Мы провели в деревенский дом газ и воду, сделали отопление и обустроили санузел. Но даже несмотря на это, в сложившейся ситуации нам пришлось столкнуться с некоторыми проблемами.

Во-первых, интернет. К примеру, скорость мобильного сигнала не позволяла смотреть видео. Поскольку я работаю в музее, который, как и я, перешёл в онлайн-режим, это был важный пункт. Какое-то время пришлось потратить на поиски роутера и подходящего оператора. Но какое-то время я была вынуждена писать тексты одним пальцем на экране смартфона.

На учёбу дочери временный переезд никак не повлиял, поскольку многие ребята учатся самостоятельно. В нашем химико-биологическом классе у учеников даже нет учебников. Они занимаются по книгам, которые советуют преподаватели. Когда ситуация с коронавирусом стала серьёзной, педагогический коллектив школы все грамотно продумал и совершил плавный переход к дистанту. Единственный минус — невероятное, просто безумное количество мессенджеров, за которыми бывает не просто уследить.

Сегодня определенно есть тенденция переезжать на дачу. У кого есть возможность уехать, те это сделали в начале марта. Остальные переехали в апреле. Те, кто замешкался, — ну, я даже не знаю, что их держит в городе. Доставка? Ни за что не поверю. Если только интернет по выделенной линии. Несмотря на приличные затраты, для моей семьи дача оказалась единственным верным решением.

«Несмотря на все наши усилия, второй этаж дома загорелся»

Тимур Алексеев, педагог

У меня давние отношения с дачей, которые в моем возрасте уже могут показаться слегка инфантильными и пошлыми. С детства она казалась мне таким параллельным миром, путешествием в прошлое, которое напоминает скорее сон, чем реальность. Отчасти это вызвано тем, что все мои дачи были старыми — они строились еще в 80-х годах и были обставлены советской мебелью, радиоприемниками и прочими атрибутами быта.

И в этом апреле я в очередной раз решился на побег. Это было связано и коронавирусом: я живу с 93-летней бабушкой и родителями пенсионного возраста. К тому же я на тот момент устал от бесконечного информационного перегруза, связанного с изоляцией.

Сейчас, как ни странно, человек еще более нагружен общением и у него нет возможности куда-то сбежать от него. А там корабельные сосны, иссиня-черное небо и мною любимое грустное ощущение далеко забытой глуши, где находится истина.

И я сбежал. Первые дни налаживал быт — по старой русской привычке дача стала хранилищем всех ненужных вещей, которые «выбросить жалко, а хранить в квартире негде». Я сидел и копался в старых книгах, лекционных тетрадях, где хранились записочки от однокурсниц и веселые пометки друзей. Разбирал дедушкины дневники, где можно было найти все — от курса доллара до погоды в 1997 году.

Наведя иллюзию порядка, я принялся восстанавливать цивилизацию в доме. Еще пять лет назад я сломал насос, подающий воду из скважины, и до сих пор не мог наладить водоснабжение. Слава богу, просидев две недели и став настоящим аборигеном, я перезнакомился со всеми соседями. Один из них — чудесный мастер, который помог мне решить вопросы с водой.

Другой сосед дал пароль от своего вайфая, который меня спасал, когда нужно было что-то сделать по работе (выглядело это как танцы с бубном у забора)

С дядей Сережей мы познакомились около сельского продмага — и он оказался, как и я, ненормальным фанатом «Волг». С тех пор мы почти каждый вечер собирались на его участке, копаясь в «оленях». Спокойствие леса и сельская размеренность воцарялись в моей душе, и лишь «Эхо Москвы» из динамика «Ригонды» напоминало, что происходит в мире бушующем.

Жизнь налаживалась. Но судьба коварна и непредсказуема. В один из дней ко мне приехали отдохнуть московские друзья. Мы замечательно по-деревенски провели время: покатались по Волге, нарубили дров, пожарили мясо. Лишь к полуночи, отправляясь спать, мой друг, планировавший спать на втором этаже, заметил дым. Я сначала сетовал на заслонку (дескать, слишком задвинул) и приоткрыл ее вместе с окнами на втором этаже, чтобы дым выветрился. Это ли было роковой ошибкой — непонятно, да и я не хочу знать.

Дым не останавливался, и несмотря на все усилия — печь погасили, окна плотно закрыли, предполагаемый очаг залили водой, — второй этаж загорелся. Мы все успели выбежать, на ходу взяв то, что было под рукой (например, все мои документы сгорели). Пожарные бились и тушили три часа, но дом было не спасти.

От всех моих детских воспоминаний осталась лишь горстка углей и обгорелые листки из учебника по немецкому. Да и их экскаватор-погрузчик заботливо погрузил через неделю в мусорный контейнер.

Тимур — учитель, друг «Мела» и наш блогер. Будем благодарны вам за соучастие и помощь.

«Нужно думать о том, как не слететь с катушек»

Галина Юзефович, литературный критик

Начать нужно с того, что у нас осознанно нет собственной дачи, потому что летом мы обычно путешествуем. Поэтому сейчас сидим в городе и только мечтаем о том, как переедем в июне на арендованную дачу в Подмосковье.

Я понимаю, зачем нужны все введенные в Москве меры. Очевидно также, что в основном их нужно соблюдать, но есть ещё часть, на которую я смотрю не критически, а просто аналитически. Я, например, прекрасно понимаю: если я выйду и посижу в пустом дворе на пустой лавочке, объективно никто не пострадает. И я не вижу большой беды в осознанных прогулках. Наоборот, мне кажется, что выходить из дома необходимо. Если ли ты не вступаешь ни с кем в контакт, то это очень помогает разгрузить голову. С другой стороны, нет каких-то универсальных рецептов.

Есть люди, которым на улице так страшно, что они лучше посидят дома, чтобы не усугублять невроз, а есть такие, как я, которым без воздуха гораздо хуже

К счастью, мы арендовали дом. Это было не очень сложно. Сначала я искала через друзей и знакомых, но ничего не получалось, потому что у нашей семьи довольно специфические требования. Во-первых, нам нужен был вменяемый хозяин без странных идей и скандалов. Во-вторых, дом возле воды. Потому что в ней, по нашему мнению, заключается главный смысл летнего отдыха. А ещё нам было важно, чтобы был довольно большой участок, чтобы двое моих детей могли играть в бадминтон и гонять мяч.

Дети отреагировали по-разному. Младший ребёнок с большим энтузиазмом отнёсся к идее, потому что ему тяжело сидеть в четырех стенах. Поскольку с друзьями непонятно когда получится пообщаться, между квартирой и сидением на даче, где можно купаться в речке, кататься на велике, сколько угодно гулять, играть в бадминтон и все такое, он выбирает второй вариант. А старшему сыну просто все равно. Он сказал, что вообще никаких проблем не будет, если ему разрешат взять с собой гитару и синтезатор.

В целом мы, конечно, рады, что скоро уедем на природу. Как раньше мы заботились о гигиене, так сейчас нужно думать, как не слететь с катушек.

Пока не сойти с ума мне удается благодаря настольным играм. Не стоит недооценивать их потенциал

Мы играем всей семьей, для нас это отличная отдушина, потому что набор развлечений в городской квартире все-таки ограничен. Поели, поспали, почитали книжки, поработали, посмотрели кино — вот и все. Настольные игры не только отлично развлекают, но и создают ритуал, объединяющий всю семью.

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям
Комментариев пока нет
Больше статей