«А крайним останется учитель»: что губит нашу систему образования

«А крайним останется учитель»: что губит нашу систему образования

28 613
13

«А крайним останется учитель»: что губит нашу систему образования

28 613
13

Если школьники чего-то не понимают на уроке, обвиняют учителя: плохо объяснил. Но причин, по которым дети плохо усваивают материал, может быть миллион: от психологической несовместимости детей в классе до тотального неуважения к профессии педагога. Наш блогер, педагог Елизавета Капустина, объясняет, чем вызваны проблемы современного образования.

Представьте себе скоростную магистраль, где машины мчатся в общем потоке, где нет места велосипедистам и пешеходам, а остановка возможна только в случае технической неисправности. Если вдруг на автомагистрали каждый начнёт движение на удобной ему скорости, а на трассе появятся пешеходы и велосипедисты, то начнется хаос. И ДТП не избежать!

Почему же в школе в одном классе мы, начиная движение по образовательному маршруту, как правило, требующему высокой скорости усвоения, работаем с настолько разными детьми? Темп работы, развитость мелкой моторики, сформированность фонематического слуха, психологическая зрелость и готовность к школе — вот на что надо смотреть при формировании классов.

Сейчас в классах нет основы, то есть тех, на кого можно опереться в работе на уроке. Каждый индивидуален, причём настолько, что порой не знаешь, с кем кого посадить на уроке, насколько строго требовать дисциплины, с какой скоростью говорить и диктовать.

Бывает так: есть дети с плохим зрением, но рослые и крупные не по годам, по медицинским показаниям таких учащихся надо посадить не далее третьей парты, а есть невысокие дети, с задержкой в речевом или психологическом развитии, но для них места остались только в конце класса.

Надо угомонить плохо видящих и не потерять из виду тех, кто тихо отмалчивается на задней парте и думает, что его не спросят и в тетрадь к нему не заглянут.

Раньше в школе проводили всевозможные тестирования, рекомендовали программы в соответствии с их результатами, существовали классы коррекции. Но, видимо, посчитали, что учитель может всё, и теперь классы формируются по предпочтениям родителей (кто-то идёт на более сильную программу, кто-то к понравившемуся педагогу).

Согласитесь, что какой бы сложной и сильной образовательная программа не была, слабый, мало мотивированный, быстро устающий ученик её не освоит. Такой ребёнок получит хронический стресс, повышенную возбудимость, раздражительность и усталость. А крайним останется учитель: не научил, не проработал, не нашёл индивидуальный подход.

А как найти этот индивидуальный подход, когда в классе 30-35 человек?

Это не говоря о том, что многим детям нужна постоянно психолого-педагогическая поддержка, медикаментозная терапия, логопедические занятия.

Учитель, давайте признаемся, не может совмещать педагогическую, психологическую и врачебную деятельность. Конечно, мы стараемся изо всех сил, мы остаёмся после уроков, мы дополнительно занимаемся, мы даём ребятам возможность ещё раз проработать не понятый ими материал, но это приводит нас к эмоциональному и психологическому выгоранию, это требует нашего свободного времени, это лишает нас полноценного общения со своей семьёй.

Дифференцированный подход в формировании классов по параллелям имеет, на мой взгляд, ряд преимуществ. Проводить её надо не только и не столько по умственным способностям, сколько по умению взаимодействовать в коллективе. Именно с правильно сформированного коллектива начинается успех в освоении программы.

Виктор Конецкий, описывая свои морские путешествия и приключения, однажды заметил: «Это космонавтов подбирают по психологической совместимости, а в море выходят очень разные люди. Отношения складываются по-разному. Всякое случается». Дети гораздо важнее и ранимее космонавтов и моряков, они находятся в школьном коллективе по шесть-восемь часов в сутки, и отношения в этом коллективе сложные, противоречивые, интересные, требующие терпения, внимания, лояльности, выносливости. Но космонавтов подбирают по психологической совместимости, а детей нет.

Конечно, скажут некоторые, в школе есть психологическая служба, которая должна помогать учителям. Сколько нужно времени психологу, чтобы получить психологический портрет каждого ребёнка, сколько нужно провести тренингов, тестирований, бесед, чтобы сложилось впечатление о каждом ученике в отдельности и о коллективе в целом? Это объёмная, кропотливая работа, но очень нужная, так как благодаря полученной информации мы можем получить представление, какой ребёнок пришёл в школу.

Ведь есть дети с очень неустойчивой психикой, с девиантным поведением, есть дети-интроверты, для которых общение в школьном коллективе — это уже стресс

Поэтому помимо дифференцированного подхода в формировании классов считаю необходимым уменьшить наполняемость классов. Я понимаю, что платить учителю за один урок в классе, где обучаются 30-35 человек, намного выгоднее, чем платить этому же учителю за два урока в классах наполняемостью в 15-20 человек.

Многие вспомнят послевоенные годы, когда в классах учились по 40 человек. Но время было другое. И дети были другие. Спокойнее, терпеливее. Авторитет учителя был незыблем.

Сейчас другие времена, другое воспитание, другое отношение к профессии учителя. Никакими директивами Министерства просвещения, никакими пафосными словами о возвращении уважения к педагогам сложившуюся ситуацию не исправить.

Мы должны понимать, что педагог не всесилен. Он многое умеет, многое может. Многое, но не всё. В учителе нельзя сомневаться, его нельзя проверять, а затем перепроверять. Учителю нужны понятные правила взаимодействия, комфортные условия работы, уважение к себе и своему труду, живая и творческая деятельность. Без этого в школьной системе образования начнётся коллапс. Если уже не начался…

Вы находитесь в разделе «Блоги». Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям(13)
Комментарии(13)
Абсолютно согласен со сказанным. «Учитель, давайте признаемся, не может совмещать педагогическую, психологическую и врачебную деятельность.» — я бы добавил, и не должен. Почему-то существуют ожидания, что преподаватель должен не только давать знания и объяснять, но и еще нести разумное и вечное, быть и старшим товарищем, и тонким психологом, и делать так, чтобы дать большой объем иматериала, но дети бы не устали и были замотивированы, обладать стоическим терпением и все это при полной юридической незащищенности и мизерной зарплате, и вообще, «настоящий учитель» должен быть не менее как святым подвижником. Почему этого не требуют большени от кого?
Почему желание учителя нормально жить (хороший частный дом, нормальный иностранный автомобиль, ежегодные поездки за границу) воспринимается как что-то кощунственное???
Я пошёл в первый класс в сениябре 1960 года. В нашем городе, населением 50 тысяч человек к тому времени было 5 школ, три восьмилетки и одна десятилетка. В нашей школе было 4 первых класса, в среднем по 40 учеников. Конкретно в нашем классе их было 42. И к каждому ученику у наших учителей был индивидуальный подход, по крайней мере так было в нашем классе. Я до сего времени помню свою первую учительницу, Александра Степановна Смолева, душевный человек, сейчас таких нет. И не только потому, что их нет, а потому, что сейчас все стали «затурканные» нынешними порядками в школе, просто в те годы не было такой безумной бумажной вакханалии, как сейчас и больше внимания уделялось школьникам и их воспитанию. Честно говоря и среди родителей в те времена было гораздо больше адекватных, чем сейчас, что поделаешь, обстановка в стране нервная.
Да. Но самих классов у учителя было намного меньше. В неделю учитель вел 18 часов, это, например, 3 класса с нагрузкой 6 ч в неделю (русский и литература). Сейчас нагрузка намного больше, соответственно, классов и учеников в неделю тоже намного больше.
Наконец-то стали появляться правдивые статьи о деятельности учителей. Сколько грязи было вылито, особенно за период после двухтысячного года, на учительские головы! И ничего-то мы не знаем, и всем-то мы должны и обязаны… А нам, учителям — мужчинам, дополнительные плюшки. Нас попросту выжили из школы. Не буду говорить, как это получилось, сами догадайтесь. А к этой статье я бы ещё одно пожелание добавил. Дайте возможность учителям ставить «двойки» и «единицы». За четверть, за год. Сделайте обязательными советские нормы оценивания. За 5-6 ошибок в диктанте — два. Иди, учи. Вы скажете, что это приведёт к тотальному оставлению детей на второй год? И прекрасно. Дети не получат аттестаты? Замечательно. Пусть идут в ПТУ. А, у нас мало ПТУ? Так пусть же «товарищ правительство» ликвидирует побыстрее ВУЗы —пустышки, как об этом недавно говорилось, и откроет побольше средних профессиональных учебных заведений. Хватит это терпеть, как говаривал один известный политик. Хватит врать, что у нас грамотные и прекрасные дети. Пусть пару лет поплавают в той нечистоте, которая накопилась за эти годы лжи и лицемерия. А вот потом у нас всё действительно будет прекрасно.
Целиком поддерживаю и одобряю вашу точку зрения. Работаю в системе образования и подтверждаю как правду ваших слов, так и автора статьи.
Показать все комментарии
Больше статей