«Учитель должен любить детей»: что будет, если перейти от лозунгов к практике

«Учитель должен любить детей»: что будет, если перейти от лозунгов к практике

2 025
21

«Учитель должен любить детей»: что будет, если перейти от лозунгов к практике

2 025
21

Уважать мнение ребёнка, ценить его индивидуальность и никогда не врать — это принципы как современного родительства, так и образования. Но реально ли применять такие установки в школе? Об этом рассуждает наш блогер Вадим Мелешко.

Человеку свойственно заблуждаться. Но некоторые люди предпочитают заблуждаться добровольно и целенаправленно. Речь идёт о выдуманных сюжетах, которые нам преподносят как нечто незыблемое, заявляя: «Вот именно так оно и есть! И никак иначе!» Почему? Да просто потому, что кому-то приятнее быть оторванным от мрачной реальности. Им хочется чего-то светлого и возвышенного.

Попробуем разобрать некоторые из «педагогических мифов», в которые люди упорно стараются верить, считая наличие этой веры непременным качеством «учителя с большой буквы».

1. Нужно принять ребёнка таким, какой он есть

Вы уверены, что действительно нужно? Что от этого будет лучше не только ему самому, но и вам лично? Вот приходит к вам невоспитанный, необразованный, хамоватый подросток, которому школа вообще не нужна. Допустим, вы его приняли — именно таким, каков он есть. Дальше что?

А дальше начинается самое главное: как из этого полена сделать любознательного и прилежного Буратино, который бы любил папу Карло и стремился к учёбе? Вы переделываете человека по собственному усмотрению и в соответствии с социальным заказом, создаёте полноценного члена общества: культурного, воспитанного и образованного. Но это абсолютно невозможно сделать, если вы будете принимать его таким, какой он есть. Смысл обучения и воспитания в том, чтобы он стал таким, каким надо быть.

2. Нужно уважать точку зрения ученика, даже если вы с ней не согласны

Обычно в таких случаях припоминают мудрость, которую якобы изрёк Вольтер: «Я не согласен ни с одним словом, которое вы говорите, но готов умереть за ваше право это говорить». Плохо, однако, что те, кто это произносит, не слишком вдумываются в смысл сказанного.

К примеру, ваш ученик утверждает, что Гитлер был прав. Вот это — его точка зрения. Вы её уважаете?

И готовы ли вы, как Вольтер, отдать жизнь за право вашего ученика вот это говорить? А ведь он может ещё и не то заявить. Жестоко оскорбить пожилого человека, оклеветать одноклассника, поиздеваться над инвалидом. Вы готовы уважать его точку зрения, даже если вы с ней не согласны? Если готовы, кто вы после этого?

3. Главное — научить человека иметь своё мнение

Да, это действительно очень важная задача всей системы образования. Но, как всегда, с оговоркой: хорошо бы ещё, чтобы это мнение аккуратно укладывалось в некую общепринятую концепцию, чтобы человек с этим мнением «плыл по течению» в нужном направлении, а не пёрся вспять, мешая всем и ломая чужие траектории.

Не верите? Допустим, ваш ученик угодил в тоталитарную секту и превратился в зомби, которого ничего больше не заботит, кроме как проповедование сомнительных истин и вовлечение в секту других адептов. И он при этом абсолютно уверен, что у него есть своё собственное мнение. Хотя вы, разумеется, постараетесь сделать всё, чтобы его в этом разуверить. И что вы скажете, если ваш ученик, в итоге, плюнет вообще на всё и заявит, что, по его мнению, и секта, и пионерия, и волонтёрство, и ваша педагогика — это полный отстой, обман и провокации? Или это как раз то, к чему вы стремились — чтобы он научился иметь своё мнение, каким бы оно ни было?

4. Не бывает плохих учеников, бывает плохой учитель

Увы, бывают и те, и другие. Ведь если, в сознании обывателя, плохой учитель плохо знает свой предмет, не умеет дать школьникам устойчивые знания в рамках программы, не уважает их как личности, давит авторитетом, устраивает террор и т. д., то плохой ученик — тот, кто даже несмотря на наличие у него хорошего учителя (то есть лишённого перечисленных недостатков), упорно делает всё, чтобы свести на нет позитивные стремления педагога и помешать другим тянуться к свету знаний. А таких, увы, хватает. И встречаются они, к сожалению, даже у учителей с большой буквы. Просто последние не любят признаваться в том, что среди его детей встречаются плохие ученики, ведь тогда и его самого можно будет признать плохим учителем.

5. Воспитание — не дрессировка!

Напомню, что суть любой дрессировки банальна и сводится к выработке условных рефлексов посредством воздействия определённых стимулов. При этом стимулы эти делятся на две группы — по принципу «кнута» и «пряника». Сделал правильно — молодец, получи конфетку. Ошибся — вот тебе наказание.

Разве суть воспитания отличается от этого принципиально? И там, и здесь мы стремимся выработать у субъекта определённые реакции, которые складываются в модели поведения

Увидел беременную женщину в транспорте — уступил место, услышал нецензурную брань из уст подростка — осудил, стал свидетелем того, как парень защитил девушку от хулиганов — одобрил поступок и т. д. Самая главная разница, пожалуй, лишь в том, что на основе довольно простых базовых реакций мы учим детей самостоятельно определять, какие модели поведения способны улучшить ситуацию в обществе, снизить конфликтность, повысить нравственность, а какие — нет. И плюс ко всему создаём систему внутренних стимулов, главный из которых — совесть, то есть ощущение дискомфорта от того, что ты поступаешь неправильно, не так, как нужно. А в остальном — всё те же «кнут» и «пряник».

6. Детей нельзя обмануть! Они моментально распознают ложь и фальшь

Врать нехорошо, особенно детям. Но вовсе не потому, что они тотчас же выведут вас на чистую воду. Нет. Наоборот, дети достаточно наивны, чтобы поверить в самое невероятное. Например, в Деда Мороза. Или в Чучундру, которая съест тебя, если ты не будешь слушать родителей. Или в то, что детей находят в капусте. Врать нехорошо просто потому, что они маленькие и доверчивые, а вы — большие и хитрые. Но что из этого следует? Лишь то, что взрослым нужно сто раз подумать, прежде чем сказать ребёнку неправду. Потому что может случиться так, что своей ложью вы отобьёте у них способность к восприятию любой информации, исходящей от взрослых.

7. Учитель, который не любит детей, не имеет права работать в школе

Без любви, конечно, прожить на свете сложно. Но применительно к учителям и к школе, нужно различать понятия «не любит» и «ненавидит». В первом случае это просто отсутствие любви, во втором — откровенная неприязнь, вызывающая враждебность, явное нежелание идти на контакт и т. д. И если в идеале учитель постоянно, все 24 часа в сутки на протяжении всей своей жизни испытывает тёплые и нежные чувства ко всем своим ученикам, то в реальности мы имеем дело с огромным количеством тех, кто просто профессионально выполняет свою работу: даёт знания, учит доброму, рассказывает, как нужно, а как не следует поступать, помогает решать проблемы и пр.

Всё это вполне можно делать и без любви к детям. Многим вполне достаточно любви к самому процессу или даже к самом себе в этом процессе. Да, такой образ педагога не слишком приятен, однако, как это ни странно, профессионал, способный кого-то чему-то научить, гораздо более востребован, чем человек, который искрится любовью, но плохо разбирается в теории эволюции и не умеет решать задачи по химии.

8. Действовать не принуждением, а убеждением!

Насилию в школе не место. При этом все почему-то забывают, что насилия не должно быть как по вертикали, так и по горизонтали. И весьма странно, когда на директора сверху откровенно давят, вынуждая что-то делать, когда сам директор вынужден давить на учителей, требуя от них вполне конкретных результатов, когда родители сбоку требуют и с директора, и с педагога, чтобы те обеспечили им полный спектр удовольствий, но только ученик, на котором всё и завязано, избавлен от какого-либо прессинга и волен делать только то, что ему подсказывают сердце и разум, то есть реализовать свой выбор в спокойной и комфортной обстановке, которую все должны обеспечить. Фантастическая картина, не так ли?

Между тем, школа, будучи частью нашего общества, структурной единицей государственной машины, инкубатором для выведения кадров, призванных эту машину обслуживать, укреплять и защищать, просто не в состоянии обходиться исключительно убеждениями, без принуждений. Оттого, в лучшем случае, всё выглядит следующим образом: у вас есть выбор — либо учиться хорошо, выполнять все задания, ходить на все занятия и в итоге сдать экзамен, либо учиться плохо, ничего не делать, и экзамен завалить. Да, это ваш выбор! Но только я сделаю всё, чтобы второй вариант у вас не получился, поскольку иначе будет плохо лично мне, всей наше школе, да и вам тоже.

9. Каждый человек индивидуален, любые обобщения опасны и вредны

Да, все мы разные, даже если очень похожи друг на друга. И, конечно же, если пытаться всех «грести под одну гребёнку», не обращая внимания на особенности каждого, ничего хорошего не получится.

Из чего, однако, вовсе не следует, что обобщать опасно и вредно. В конце концов, любая классификация основана именно на выделении некого набора особенностей, которые ярко выражены у тех или иных объектов или субъектов, чтобы в дальнейшем попытаться сделать выводы о взаимосвязях между данными особенностями. Иными словами, вряд ли кто станет утверждать, что делить класс на мальчиков и девочек вредно и опасно. Или что поделить детей на правшей, левшей и амбидекстров — значит, чем-то их унизить и опорочить. Так что обобщать не только можно, но и нужно. Что ничуть не мешает воспринимать каждого из детей как личность с уникальным набором только ему одному свойственных качеств.


Можно было бы и продолжить. Но надо ли? Я абсолютно уверен, сказанного вполне достаточно, чтобы возбудить волну яростных возражений тех, кто привык жить в мире мифов, фантазий, иллюзий, пусть бесконечно благородных и возвышенных, но всё-таки слишком далёких от реальности.

Впрочем, доводя свою мысль до логического завершения, вынужден признать: если человек, пребывая в таком состоянии долгие годы, а порой и всю жизнь, показывает отличные результаты в деле образования и воспитания подрастающего поколения, то что ж в том плохого? Как говорится, «нет методов плохих или хороших, есть методы эффективные и неэффективные». Равно как и убеждения.

Вы находитесь в разделе «Блоги». Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям(21)
Подписаться
Комментарии(21)
Один тренер по боксу очень любил своих учеников. Все тренировки проводились лежа на диване, он обмахивал их опахалом, когда было жарко, он приносил им кучи мороженного и сладких булочек. Представляете, что было, когда настали соревнования.

Любить, это значит воспитывать и готовить к жизни, а не ложиться подстилкой под учеников, играя в толерантность, вседозволенность и возвышение учеников над учителем, что обсуждается в данном тексте.

Другой разговор, что воспитывать можно в стиле жесткого авторитаризма, что в конце концов приводит к полной беспомощности воспитателя. Ученики быстро привыкают к крику и унижению. А «гайки закручивать» больше нет сил. На этом воспитание заканчивается.

Можно воспитывать демократично, с полным уважением к ученику. Убеждая, а не принуждая, беседуя, а не беря глоткой. Это сложно, трудоемко, иногда изнурительно. Но результат замечательный. На воспитанного ученика не нужно кричать, с ним можно дружить.

«Каждый выбирает для себя
женщину, религию, дорогу.
Дьяволу служить или пророку —
каждый выбирает для себя…»
Юрий Левитанский
Очень долго будет возражать по каждому из пунктов, поэтому попытаюсь обобщить.
1. Везде автор выбирает простой путь — упрощение, а развитие — это усложнение и многообразие.
2. С чего вы решили, что вам дается право воспитывать чужих детей? Да, вы можете в каких-то школьных рамках регулировать взаимодействие, озвучивая школьные правила, и настаивая на их соблюдении, но воспитание это гораздо шире. И у меня вопрос, с какого перепуга учитель Мелешко решил, что его кто-то наделил правом навязывать чужим детям свои ценности, которые могут расходится с ценностями семьи? С чего вы решили, что то, что пытаетесь «воспитывать» вы, это правильно и подходит всем?
Моя жена, когда училась в первом классе научила соседскую девочку читать. О работе учителя мечтала именно с этого возраста. Педучилище, пдеинститут преподавание с 1984 года. Преподавала в начальной школе во всех существующих системах обучния, включая развивающую систему обучения Д. Б. Эльконина — В. В. Давыдова. Прошла годовые переподготовки по специальности психолог и по специальности логопед. Несколько лет преподавала психологию в вузе, потом опять вернулась в школу. Детей и работу преподавателя любит безумно. За всю практику не было такого ребенка, с которым бы не нашелся общий язык и способы его воспитания. Авторитаризм не переноси а дух. Уволилась из школы, потому что на законодательном уровне учитель превращен в прислугу и лишен возможности воспитывать детей.
Большинству родителей не нужен учитель для детей. Им нужно чувтство собственного превосходства. Им нужно почувствовать себя баем в сравнении с батраком. На сильных мира сего духу не хватает, а учитель низведен до положения рабоа законодательно. Он в правах связан по рукам и ногам. Как же не поглумиться над связанным?
Да, мне понравилось. Особенно про любовь учителя к чужим детям и к своей работе. Вот интересно, люди, которые эти лозунги про любовь провозглашают, каким образом её наличие проверять собираются? Есть какие-то непреложные критерии? Все компетенции проверить можно, а вот любовь — нет. И только демагоги могут требовать любви от учителя ко всем детям. Я тоже — за профессионализм.
Показать все комментарии
Больше статей