Написать в блог
«Волшебного упражнения не существует»: как помочь ребёнку с дислексией

«Волшебного упражнения не существует»: как помочь ребёнку с дислексией

Универсальные способы, которые бы подошли всем
2 982
0

«Волшебного упражнения не существует»: как помочь ребёнку с дислексией

Универсальные способы, которые бы подошли всем
2 982
0

Не существует «волшебного упражнения», которое помогало бы любому ребёнку с дислексией, которое можно было бы рекомендовать всем. Но когда индвидуально подбираются упражнения, учитывающие дефициты именно конкретного ребёнка (при этом упражнение само по себе может быть достаточно простым, например, как известное «бочка-почка»), иногда результат их применения выглядит как чудо.

Когда сообразительный на вид ребёнок снова и снова делает ошибки при чтении и письме, часто основная реакция родителей и/или учителей — злость. Почему-то кажется, что «он это нарочно». Во всех случаях, когда удавалось донести возможность совсем других реальных причин «неадекватного поведения ребёнка» — злость таяла на глазах, превращаясь в понимание факта наличия проблемы. И хотя бы у части взрослых — зарождения желания понять и помочь.

После предыдущих статей я получила очень много вопросов о конкретных упражнениях. Но я не могу рекомендовать что-либо, не зная конкретных детей. В случаях с дислексией и дисграфией работает именно индивидуальный подход.

Нет и не может быть ни такого одного упражнения, ни даже суперкурса, который поможет любому

Для успешного применения такого «простого» действия, как чтение или письмо, нужна здоровая, гармонично развивающаяся сложная распределённая сеть структур головного мозга (и это если про состояние остального тела пока не думать), поддерживающая и обеспечивающая работу многих высших психических функций. Нарушение может быть в любом или в любых нескольких участках. И надо искать дефициты и работать именно с ними, по возможности используя профициты. Об этом уже говорила и повторяю снова. Как именно искать — очень долгий отдельный разговор. Частично я объясняла это участникам на курсе D-Fit. Я не потому молчу сейчас, что «жадничаю и вредничаю», а потому, что ну никак, никак этот объём «в паре комментариев» не передать.

Первое, что нужно, — способ определять дефициты. Вот, над созданием теста для определения одного типа дефицитов — фонологических — сейчас я и работаю. Он будет простым, постараюсь, чтобы он был прост в применении и обработке результатов. Но он будет учитывать множество психолингвистических параметров.

А мамам или логопедам, или другим помогающим специалистам, чтобы помогать детям эффективно, надо понять систему настолько, чтобы быть в состоянии давать ребёнку простые для него задания, посильные, постоянно наращивая сложность. Классическое «в зоне ближайшего развития». Но видеть дефицит и знать, где эта самая ближайшая зона, дать именно то, что стимулирует рост (не расслабит, но и не передавит чрезмерной нагрузкой), — мастерство. Мастерство приходит с опытом. Необходимы знания и практика. Но только знаний тоже мало. Еще необходимы ключевые качества: любовь, мудрость, воля.

Вот ссылка на ещё один пример попытки показать взрослым, что чувствуют дети, страдающие дислексией, когда стараются прочитать текст. И этот пример — тоже только отдалённое приближение. Во-первых, еще могут прыгать строчки, а могут буквы расплываться, а может накладываться след от прочитанных ранее букв, и так далее. Это что касается зрительного восприятия. Во-вторых, не меньший спектр возможных нарушений на уровне фонематического восприятия (мало того, что там тоже может быть нарушение, оно ещё и может быть разных типов).

Внимание, объём рабочей памяти, пространственное восприятие… У одного ребёнка дефицит в одном месте, у другого в другом. И обычно не по одному элементу в каждом случае

Даже вариант «тренировать все функции сразу или по очереди» для общей программы не подойдёт. Ресурсы (энергии, внимания, терпения) ребёнка ограничены. Ему трудно, очень трудно нарабатывать новые функции, которые связаны с фактически биологическим индивидуальным дефицитом. Если тратить его силы на тренировку «всего сразу», он будет очень уставать (и не хватит ресурса на реорганизацию структур), и останется дисбаланс функций.

Для того, чтобы сделать обоснованные программы диагностики и коррекции дислексии (для специалистов), нужна активная работа коллективов в течение многих лет (в некоторых странах это и делается). Где-то читала формулировку «мы делаем это для внуков страдающих сейчас детей». Но я верю, что нынешним детям тоже можно помочь (и наш с сыном тому пример).

Для начала необходимо просто перестать ругать детей и злиться

И примеры, подобные приведённому выше, и все возможные другие способы просвещения общества на эту тему в этом смысле полезны. Любящая мама или другой близкий взрослый может быть достаточно внимательным к именно этому ребёнку. Чутким, мудрым, терпеливым, и снова и снова помогать с минимальных шагов. Учить различать отдельные буквы, графемы. Учить различать отдельные фонемы (звуки) — минимальные единицы языка. И только убедившись, что базовые уровни освоены, — переходить к более сложным элементам. Шаг за шагом. Бережно. Где легко — проскакивая быстро. Где сложно — методично развивая навыки, доводя их до автоматизма.

Фото: iStockphoto (fotopitu)


ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Дислексия, или дисграфия: как понять ошибки моего ребёнка

5 популярных советов психологов, которые лучше не слушать

13 главных японских мультфильмов

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям
Комментариев пока нет
Больше статей