«А кто такая будка?»: почему дошкольникам сложно читать и понимать

«А кто такая будка?»: почему дошкольникам сложно читать и понимать

5 266
2

«А кто такая будка?»: почему дошкольникам сложно читать и понимать

5 266
2

Современные дети знают, что такое «краш» и «сторис», и вряд ли могут представить себе, например, кассету или веретено. Хорошо это или плохо? Размышляет наш блогер Наталья Горшкова.

Дети в возрасте 4-6 лет не смогли сказать, что такое будка. Точнее, дети задали вопрос во время чтения стихотворения: «А кто такая будка?» Педагог слегка растерялся, потом вместе с детьми попытался вспомнить, что это за зверь такой. Наводящие вопросы и подсказки не помогли.

Тогда, отчаявшись, учитель показывает детям картинку, на которой нарисовано 4 предмета: забор, миска, коврик и будка. Говорит: «На этой картинке есть будка. Покажите мне, где она». Нашли её только методом исключения.

Тогда педагог спрашивает: «Как вы думаете, кто там живет?» Дети молчат. Вместо беседы о смысле стихотворения (с которого всё и начиналось), получилась беседа про будку. Какой вывод мы можем сделать из этой ситуации?

Есть несколько источников информации для ребенка такого возраста: реальная жизнь, телевидение, интернет, книги, песни, беседы. Учитывая, что многие дети живут в городе, можно с уверенностью сказать, что будку в реальной жизни они могли не видеть. Но ведь и динозавров, Вспышей и Барби в реальной жизни они тоже не видели, однако многое про них знают. То есть образы сформированы преимущественно медиаконтентом, в котором истории про собак с будками практически не представлены.

В современных книгах всё ещё есть рассказы и сказки об окружающем нас мире, а не только о вымышленных персонажах. Но судя по затруднению, вызванному словом «будка», дети всё чаще используют для получения знаний телевидение и интернет. А информационный поток, который поступает к дошкольникам, зачастую никем не контролируется: ни его длительность, ни смысловое содержание.

Именно поэтому словарный запас современных детей становится скудным, а это, в свою очередь, приводит к тому, что ребёнку всё сложнее понять услышанное (или прочитанное). И, конечно, возникающие проблемы влияют на обучение и восприятие информации.

Поэтому для гармоничного развития личности ребенка желательно использовать все имеющиеся средства передачи информации, проговаривать значение редко встречающихся слов, искать их визуальное отображение и очень много беседовать.

P. S. А может быть, «будка» просто становится устаревшим словом вроде «веретена» и «лаптей»? И нет смысла так убиваться из-за того, что дети не знают его значения?

Вы находитесь в разделе «Блоги». Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Фото: Shutterstock / Kichigin

Читайте также
Комментарии(2)
Разбирал как-то кладовку. Среди прочего нашёлся старый, ещё дисковый телефон. Младшая дочка, которой на тот момент было шесть, спрашивает: «Это что?» Я ответил: «Телефон». Далее последовал диалог, где Я — это я, Д — дочка.
Д: «А как на нём номер набирать?»
Я: «Вот этим диском» (показываю, как).
Д: «А СМСки как отправлять?»
Я: «А никак. В те времена СМСки печатались на специальных бланках, разносились по домам и выдавались под роспись. И назывались они не СМС, а телеграммы».
Д: «Ну а в интернет-то как выходить?»
Я: «Да никак! В те времена не то что интернета — слова такого не было!»
Доча посмотрела на меня как-то странно. Я подумал — сейчас она спросит, не видел ли я живого динозавра. А старшая недавно (ей сейчас почти четырнадцать) прочла «Повесть о настоящем человеке». Так её безмерно удивило: «Почему Маресьев со своими связаться не мог, если у него планшет был?»
Иногда у меня возникает ощущение, что авторы подобных статей сами недалеко от их «героев» ушли в развитии.
Это не примета времени, это примета места проживания в первую очередь. Дети на крайнем севере, например, не в курсе как растут овощи, а дети на юге не очень понимают что такое лыжи. Ну так, для примера.
Скорее всего, никто из опрашиваемых детей не живёт в частном доме, вот и всё.