Написать в блог
Синдром «шараги»: почему в медицинских вузах не учат лечить

Синдром «шараги»: почему в медицинских вузах не учат лечить

55 853
52

Синдром «шараги»: почему в медицинских вузах не учат лечить

55 853
52

В медицинском приходится учиться долго, тяжело, а выдерживают (и получают диплом) не все. Дмитрий –бывший студент-медик, и он бросил учёбу на 4 курсе. Просто потому что не выдержал бесчеловечного отношения к студентам, плохих условий обучения и бессмысленных во всех отношениях занятий.

Дмитрий сам написал мне, прочитав очередной пост про «синдром шараги», озвученный современными студентами вузов. На этот раз история про медицинскую академию. Дмитрий бросил учёбу на четвёртом курсе почти десять лет назад, но вся эта болезненная история не отпускает его до сих пор. У него много претензий к отечественной медицине, и, в частности, к высшему образованию. До сих пор есть обида и боль за искорёженную судьбу. Но он написал мне не для того, чтобы кого-то заклеймить или излить желчь. Он в очередной раз хочет рассказать свою историю в надежде хоть на какие-то изменения в лучшую сторону.

Дмитрий по-прежнему читает статьи о медицине и в курсе последних отраслевых событий. Всё-таки бывших медиков и бывших учителей не бывает. Не знаю, отпустит ли его эта история когда-нибудь.

Расскажите, как вы поступили в вуз?

Лето моего поступления было достаточно нервозным. Было это так давно, что кажется уже неправдой. В 2005 году.

Так получилось, что у меня не было выбора, в какой вуз поступать, — только один вариант. Как потом выяснилось — не самый лучший. ЕГЭ тогда уже практиковали (был экзаменом по выбору), многие сдавали экзамены в новом формате, но я нацеливался на поступление в конкретный вуз и этой возможностью не воспользовался. Нас тогда конкретно на ЕГЭ в школах не натаскивали, потому баллы у меня получились бы удовлетворительные, так что сдал вступительные в традиционной форме. Сразу скажу: вуз не столичный, но, как говорится, приличный. Статус у него был противоречивый. Одни нахваливали, правда, в основном потому, что не надо было далеко ехать. Другие как-то скептически относились. Например, наш участковый терапевт даже отговорить пыталась, узнав, что я туда планирую поступать. По её словам, оттуда выходили «дубовые врачи». И, как мне кажется, она была близка к правде.

Насколько я теперь понимаю, оканчивали это заведение в основном те, кто был покладист и исполнял любую прихоть администрации. Или те, кто платил деньги в конвертах

Не говорю, что все, но «средняя температура по больнице» — вот такая. Отсюда и слухи, что из «N-ской медакадемии какие-то недоучки выходят».

Возможно, было бы безопаснее отслужить в каком-нибудь стройбате, но тогда просто было страшно провалить экзамены. Несмотря на то, что я был призёром и победителем биологических олимпиад, никаких поблажек при поступлении именно в моём вузе это не давало. Программа обучения в общеобразовательных школах построена так, что её совершенно недостаточно для успеха на вступительных экзаменах. Когда я всё же увидел себя в списках поступивших, да ещё и с одними из лучших баллов за экзамены, это была такая эйфория, которая ни одному наркоману в мире была неведома. Если бы я знал, что будет дальше.


Какие обстоятельства заставили засомневаться в выборе вуза?

Начнём с главного: я не понимаю, какие задачи стоят перед высшим образованием в нашей стране, в том числе, высшим медицинским. Среди них, похоже, нет образования как такового.

Образование — это то, что учит человека мыслить. И не просто мыслить, а логически и критически размышлять. Учит искать актуальную информацию по проблеме, учит правильной постановке и решению вопросов при исследовательской работе и так далее. Но в том медицинском вузе, куда мне не повезло поступить, ничего подобного и близко не было. И пообщавшись с преподавателями и студентами других медицинских вузов, я понял, что такая странная ситуация по всей стране. Да, кто-то возразит: мол, вот у них на отдельной кафедре есть отдельный преподаватель, который всему этому учит. Но я это называю казуистикой. Уверен, что образование всё-таки должно быть систематическим, а не казуистическим.

Программа чудовищно перегружена всякой… чепухой (слово заменили на нейтральное). В одном из медицинских вузов Санкт–Петербурга, слышал, за один семестр первого курса изучалось ещё несколько лет назад 12 предметов (а по ним потом сдавались зачёты и экзамены). За семестр! Нет, не на флешку загрузить — вызубрить. Потому что учёба в медицинском — это, увы, такая же зубрёжка, как в начальной школе. Всем понятно, зачем медику зазубривать анатомию. Во-первых, не зная хотя бы простейших её азов, во всей остальной медицине просто не понять ничего. Во-вторых, такая специфика предмета. Устроен он так, что при помощи одного понимания его не осилить, надо именно долго и упорно всё заучивать. Но на кой-чёрт будущему врачу история отечества или культурология? Конечно, найдётся масса «умников» с извечной мантрой: «для общего развития». Одна только проблема. Маааленькая такая.

К врачу мы ходим не чтобы получить интеллектуальный оргазм от его «общего развития», а за медицинской помощью

Когда вам очень больно, плохо, может, вы даже умираете или вот-вот начнёте, а тут приходит человек в белом халате что-то такое не совсем для вас понятное делает, и вам сперва становится терпимо, потом лучше, а потом вам в амбулаторной карте или истории болезни пишут: «здоров (а)». И если вас всерьёз интересует пресловутое «общее развитие врача», к которому вы пришли за помощью, то, скорее всего, вам никакой помощи не надо. Когда человеку по-настоящему плохо, для него всякие «общие развития», утонченный этикет, одежда под халатом врача — глубоко по барабану. Его главное и единственное желание — чтобы его персональное «мне плохо» — закончилось. Желательно, побыстрее.

Только вот врачу, которого четыре курса пичкали всякой общеразвивающей «чепухой», будет, видимо, сложнее помочь человеку, потому что «чепуха» зубрится в ущерб тому, что действительно важно в будущей работе. Из-за «чепухи» тоже могут отчислить, поэтому нередки ситуации, когда студент ради зачёта по какой-нибудь ненужной культурологии плохонько готовится к паре по вполне нужной биохимии. На троечку хватает, но потом это всё выветривается из головы, на госах — везёт, ничего даже отдаленно связанного с непонятой темой нет. А когда попадается пациент с проблемой, не понятой доктором ещё на студенческой скамье, то хорошо, если пациент просто потеряет время и нервы на поиск другого врача. Ну, вы понимаете…

А ещё есть такая проблема, которая вроде бы уже понемногу отходит в прошлое, но в моё время попила массу крови студентам. Вот, например, ты очень серьёзно относишься, допустим, к биохимии. Всем сердцем влюблён в этот предмет, разыскиваешь новейшие зарубежные учебники, научные журналы, просто статьи, тщательно готовишься к практическому занятию, и получаешь вдруг «лебедя», «банан», просто потому, что готовиться, оказывается, надо было или по методичке, которую печатает кафедра (и которая может быть совсем не бесплатной), или по списку литературы, предоставляемой кафедрой. Притом неважно, что и в методичках, и в книгах, может быть информация, устаревшая ещё во времена юности моей бабушки, неточная, а порой откровенно лженаучная.

Но это ещё половина беды. Всё вышеуказанное нужно помножить на какой-то инфернальный антигуманизм по отношению к студентам. Со стороны всего персонала вуза. Начиная от вахтёрши в общаге и заканчивая ректором высшего ущербного заведения. Это для меня, воспитанного единственным ребёнком в семье и с понятиями о гуманизме, достоинстве, правах и свободах человека, было просто пыткой. Особенно в этом плане «везёт» иногородним. Их, такое ощущение, совершенно за людей не считают. Приведу несколько наиболее ошарашивших меня примеров.

Общаги. Здания, в которых жить вообще нельзя — их по документам должны были снести задолго до моего поступления. Жили в них студенты в атмосфере чудовищной антисанитарии и наплевательского отношения к себе со стороны администрации. Говоря про антисанитарию, я не говорю о тотальной грязи. Нет, антисанитария — это систематическое нарушение санитарных правил и норм в принципе. У нас было довольно чисто — тут хочешь не хочешь, но станешь аккуратистом. Только клопам — постельным, кровососущим (прямо под стать администрации) на это было плевать. Кроме того, вряд ли есть хоть один СанПин, признающий нормальной ситуацию, когда в комнате 3×5 метров живёт пять человек.

Про постоянно ломающиеся души и унитазы, думаю, и говорить не стоит. Зато могу рассказать, как однажды один наш студент опоздал на занятия, потому что примёрз волосами к стене. Про пожарную безопасность молчу тоже, потому что её не было как таковой. Как не сгорели эти бараки? Без понятия. Везло, наверное. Но бытовые тяготы было бы куда легче переносить, если бы к нам относились по-человечески, но даже намёка на этого не было. Что же было? Как в нескольких словах описать тот взрыв эмоций, который подталкивает написать трактат с «войну и мир» размерами? О! Эврика! Погуглите «стенфордский тюремный эксперимент» и представьте, что его не прекратили из опасений за здоровье участников. И получите примерное представление о том, как жилось в этих общагах.

Нет ничего удивительного, что в скотских условиях и люди оскотинивались. Не хочется подробно про это рассказывать, так что буду краток. Студенческое братство? Ложь. Его нет в реальности. Ну и про бесконечное «приделывание ног» чужим вещам — наверное, тоже не имеет смысл подробно рассказывать. Мне только интересно: это так нездоровая атмосфера общаги влияет, или действительно стольких людей мама с папой не научили, что воровать нехорошо?

Администрация — тоже не помощник, если студент столкнулся с какими-то проблемами (включая проблемы со здоровьем). Универсальным решением любых проблем студентов было отчисление. Меня всё это сломало. Частный психотерапевт, к которому я уже через достаточно долгое время после событий обратился, заподозрил у меня клиническую депрессию.

Настал момент, когда я просто перестал ходить в эту шарагу. Меня закономерно отчислили

Потом, правда, восстанавливаться пришлось, и даже несколько раз, так как мои близкие (среди которых есть и врачи) очень переживали по поводу того, что я единственный в роду могу быть без «вышки». А я просто не решался сказать, что мне ценой остатков здоровья, в том числе и психического, остатков человечности, в конце концов, не нужны эти «корочки». Стану бомжем и умру в подворотне? Будто бы «корочки» от того спасают.

Я далеко не сразу сказал, что с нашей системой высшего медобраза не хочу больше иметь ничего общего. Даже успел ценой каких-то изощрённых бюрократических фокусов перевестись в другой вуз, вроде бы, с репутацией получше, но в целом картина стала не намного оптимистичнее. Да, специально там никто никого не унижал, но качество обучения тоже было никакое, безразличие к студентам не знало границ, те же амбиции феодального князька у ректора. Вот тогда я и решился сказать, что мне это надоело. Совсем. Настолько, что я не хочу получать диплом врача. «Обложку», которая по причине безобразного качества образования и искорёженной при получении этого (псевдо)образования психике — не будет соответствовать «содержанию».

Вообще, этот опус можно было бы назвать «Сгоревшие напрасно». Эмблемой медицины была и горящая свеча с девизом: «Служа другим — сгораю». Aliis inserviendo consumor.

Но в этой шараге люди просто сгорают. Совершенно без толку. Хотелось бы употребить слово «сгоревший» в единственном числе, но таких как я, на самом деле, много. И плохо, что кое-кто всё же не уходит, как я, а получает диплом и калечит пациентов. Кое-кто всё же как-то умудряется стать нормальным специалистом. Не благодаря, а вопреки.


Как вы думаете, это реформы в высшем образовании виноваты?

Мне кажется, я понимаю, почему медвузы по всей стране стали «шарагами». Не обо всех причинах, но о тех, что мне бросились в глаза, расскажу. Я не буду сейчас вдаваться в историю медицины. Скажу лишь, что горе-реформаторы появились в стране отнюдь не в девяностые годы, а ещё на заре Союза. И нареформировали всякого. Например, отрезали университеты от науки. То есть университеты стали заниматься, по сути дела, только образованием, а наука перекочевала в НИИ. То, что студенты вузов пишут в качестве научных работ, отличается от подлинной науки примерно так же, как упражнения на автотренажёре от ралли «Париж — Дакар». Многие НИИ, в свою очередь, были закрытыми, секретными. А это значит, что независимая проверка результатов их деятельности была, скажем так, затруднена.

Медицина — это, по большому счёту, прикладная область биологии человека, которая занимается изучением патологии с целью разработки наиболее эффективных методов лечения. Что творилось с биологией в Союзе? Что-то не очень здоровое, на мой взгляд. Например, вспомним про Лысенко и про то, чего его карьеризм стоил отечественной генетике. Об этом не знают, наверное, только очень ленивые. И этого оказалось мало. Создали и медицинские вузы. Отдельные. А теперь помножим это на относительную изоляцию науки в Союзе от мировой и добавим немножечко воображения. Получим нечто местами вроде бы вполне современное и научно достоверное даже на уровне мировой науки, местами — крайне отсталое, местами –неверное, местами — откровенно лженаучное. Вот это и есть пресловутая уникальная, исконно-посконная отечественная медицина. Кстати, будучи студентом и в процессе активной учёбы, скорее всего, трудно отделить зёрна от плевел, ибо на то нет ни времени, ни сил.


Что такое «шарага» в вашем понимании?

На этот вопрос легче всего ответить. Вы слышали что-нибудь о карго — культах?

Карго-культ, или культ карго (от англ. cargo cult — поклонение грузу), также религия самолётопоклонников или культ Даров небесных — термин, которым называют группу религиозных движений в Меланезии. В культах карго верят, что западные товары созданы духами предков и предназначены для меланезийского народа. Считается, что белые люди нечестным путём получили контроль над этими предметами. В культах карго проводятся ритуалы, похожие на действия белых людей, чтобы этих предметов стало больше.

Вот шарага — это такое учебное заведение, где вместо подлинного образования правит бал карго-культ. Карго-культ образования, само собой. Проще говоря, это учреждение, где образование имитируют (либо полностью, либо большей частью). Последний вариант встречается, справедливости ради, чаще. Но всё равно нередко именно те самые, скажем, 20 имитируемых процентов в обучении критически важны для того, чтобы человек стал специалистом. Без них выпускник — это просто некто с дипломом, что-то слышавший о специфике своей профессии, но работать даже удовлетворительно не способный.


Что надо сделать, чтобы ваш конкретный вуз перестал быть шарагой?

Усилия, потраченные сегодня на обучение в медицинских вузах, увы, даже близко не окупаются результатами этого обучения. На выходе получается, с высокой вероятностью, то, что принято называть, коновалом. Предвижу сразу ехидные комментарии. Мне не верите, вот вам, например, статья Ильи Фоминцева, исполнительного директора Фонда профилактики рака.

Одна из важных цитат его статьи такая: «Система оценок в вузах не работает, она, видимо, направлена на что-то другое — на „успеваемость“ человека, на оценку прилежности, посещаемости, чего угодно — но только не знания и навыки.»

Просто «в яблочко». В моей уже бывшей, слава богу, не альма и не матер оценки ставились в основном «за поведение». Один заведующий клинической кафедрой говорил открытым текстом: «Нам плевать на ваши таланты. Никому талантливые не нужны — нужны исполнительные.»

А если перейти к конкретным предложениям, то вот они.

1. Сделать науку наукой. И вернуть наконец науку в университеты.

2. Необходимо продвигать реальное студенческое самоуправление и университетскую автономию.

3. Нужно ликвидировать патернализм в медицинском образовании: не важно, что считает профессор Пупкин с кафедры пупковедения — важны современные научные исследования и тренды. А личные мнения, пусть даже самых именитых людей, — это для мемуаров.

4. Остро назрела необходимость интеграции отечественной медицины в мировую, нужен активный обмен опытом, студенческие командировки в зарубежные вузы, университетские клиники и так далее.


Если вы хотите присоединиться к проекту и рассказать свою историю, то пишите мне (все контакты есть внутри моего блога).

Вот примерные вопросы для интервью:

1. Расскажи коротко, как ты поступил (а) в вуз.

2. Что такое «шарага»? Что входит в это оценочное определение?

3. Какие основные претензии у тебя конкретно к твоему вузу?

4. Что надо сделать, чтобы твой вуз перестал быть шарагой?

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям(52)
Комментарии(52)
Только, по-моему, "искОрёжить"
Типичный троечник, лентяй и эгоист. Культурология ему не угодила, видите ли. Меня всегда убивали подобные типы - а зачем будущему врачу, инженеру, космонавту (нужное подчеркнуть) - культурология, философия, иностранный язык и т.п. А затем, что на этом принципе построено высшее образование - принципе интеллектуальног...
Показать полностью
Училась на ин.язе- гуманитарное образование, вот вам и нужно культурология, философия и т.п.
Показать ответы (11)
Не учат лечить потому что учат зарабатывать деньги! И это совпадает с целями студентов!
Вы путаете ВУЗ с платной клиникой
Показать все комментарии
Больше статей