Написать в блог
5 важных тезисов о детском гневе из книги психотерапевта Вайолет Оклендер

5 важных тезисов о детском гневе из книги психотерапевта Вайолет Оклендер

Злиться — это нормально, держать гнев в себе — нет
18 895
0

5 важных тезисов о детском гневе из книги психотерапевта Вайолет Оклендер

Злиться — это нормально, держать гнев в себе — нет
18 895
0

Если ребёнок не будет выражать собственный гнев, печальные последствия появятся очень быстро. Психолог Дарья Сорокина делится главными тезисами книги всемирно известного гештальт-терапевта и доктора психологии Вайолет Оклендер на тему детской агрессии «Скрытые сокровища. Путеводитель по внутреннему миру ребёнка».

«Миша, не злись», «Коля, ну-ка прекрати орать», «Маша, ну ты же девочка, не скандаль», «Кать, в кого же ты такая неблагодарная растёшь?»…О правах детей и взрослых на чувства и эмоции написано немало книг и статей. Но я, например, эти фразы, брошенные раздраженными и обиженными родителями, слышу регулярно. Нашим детям по-прежнему нельзя злиться. Словосочетание «детский гнев» продолжает рождать страх и вопросы: «Что не так со мной и с моим ребёнком?», «Когда уже он на человека станет похож?». Но ведь если радуется, боится и гневается, то куда уж человечнее? В общем, (прошу прощения за повтор) злюсь, когда встречаюсь с непринятием злости.

Вайолет Оклендер, доктор психологии, гештальт-терапевт, специалист по семейному и детскому консультированию, в своей замечательной книге «Скрытые сокровища. Путеводитель по внутреннему миру ребёнка» рассказывает о том, для чего негодование нужно ребёнку и как с ним быть.

1. Гнев — способ доказать собственную значимость

Проявление гнева у ребёнка — это всего лишь попытка сначала обозначить, а после удовлетворить собственные потребности.

Гнев — не показатель того, что ребёнок плохой, злой и неблагодарный

Дети не умеют спокойно и обоснованно говорить о том, чего хотят. А о том, чего не хотят, тем более. Маленькому человеку гораздо проще прокричать маме в лицо неприятную и страшную фразу в духе «Я тебя ненавижу», нежели пояснить, чем же она вызвала его раздражение и обиду.

Чем сильнее ребёнок сдерживает собственный гнев, тем меньше он заботится о своих желаниях, тем слабее вера в то, что взрослые заботятся о его потребностях. К сожалению, вместе с этими ощущениями к детям постепенно приходит понимание своей незначительности, «Я» ребёнка подавляется. Травмированное «Я» Вайолет Оклендер сравнивает с увядающим цветком. Образное, но очень горькое сравнение.

2. Непрожитый гнев может стать причиной самоистязаний и болезней

Звучит неприятно, но многие дети, не имеющие возможности выразить свой гнев, начинают вредить самим себе — причинять себе то, что хотелось бы сделать своему обидчику. В книге Оклендер рассказывает о девочке, которая вызывала у себя мигрень, царапала кожу, вырывала волосы, начинала ощущать боли в животе.

Всё это — реакция на агрессивные фразы «Никогда не смей так говорить». Девочка понимала, что выражать свои эмоции открыто — опасно. Поэтому и начинала искать другие, более безопасные, способы. В этом случае, боль в животе была тем, что не сказано, скрыто, оставлено при себе без надежд и пояснений.

Дети, которым не разрешают злиться, могут уйти в себя, стать замкнутыми и холодными или поразительно вежливыми, послушными и удобными, дружащими с правилами

На первый взгляд, такой ребёнок идеален. На деле, увы, до идеальных состояний очень далеко.

3. Последствия от сдерживания агрессии в детстве остаются до конца жизни

Оклендер рассказывает об опыте работы с сорокалетней женщиной, у которой были проблемы во взаимодействии с другими людьми. Дело в том, что в четырёхлетнем возрасте она приняла решение не раздражать свою мать вопросами, а вместо этого терпеливо молчать, держа в себе чувства и переживания. Во взрослом возрасте женщина помнила об этом. Тогда это решение стало сознательным выбором и гарантировало ей защиту от небезопасного мира — раздражающейся от её просьб и вопросов мамы. В такой форме проявилась борьба девочки за равновесие. В итоге молчание и сдерживание стали стилем жизни.

4. Контекст имеет значение

Детская агрессия берётся не из воздуха. Несмотря на то, что Оклендер могла работать только с ребёнком (минуя родителей и учителей), она подчеркивала — когда удавалось получить поддержку всех людей из близкого окружение ребёнка, её задача существенно упрощалась.

Детский гнев может быть скрытым сопротивлением родительскому разводу или же постоянным семейным ссорам. Гнев детей из приютов и детских домов может быть реакцией на растерянность и боль, пережитые ребёнком, потому что от него отказались самые близкие.

5. Научить выражать гнев можно даже малыша

Этапы терапевтической работы с детским гневом по Оклендер — это распознавание, принятие и выбор пути выражения своего гнева. Для начала ребёнок должен просто понять, что он злится. Не обижен, не стыдиться, не радуется, а злится.

Затем собственную злость надо принять. Это сложно. Особенно в системе координат, где гневаться — всё-таки чаще плохо, а не хорошо.

На самом деле, злиться — это нормально. Злятся все: и взрослые, и дети

Люди ведь, что тут поделаешь…

За принятием собственной злости следует выбор способа выразить негодование. Ребёнку можно предложить каждый вечер делиться тем, что вызвало в течение дня негативные эмоции. Здесь главное — не осуждать, а спокойно слушать. Также не стоит забывать про физическую активность. Злящемуся ребёнку можно посоветовать побегать или попрыгать, попинать мяч, скомкать газету, поорать на игрушку или подушку. Ярость можно выражать в игре с куклами, работе с глиной или пластилином, рисунках. Это просто.

Фото: iStockphoto (STUDIOGRANDOUEST)

Ещё больше полезных текстов с лучшими советами психологов о воспитании и о том, как строить отношения в семье (чтобы никто не остался обиженным), в нашем телеграм-канале и на странице о детской психологии в фейсбуке.

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям
Комментариев пока нет
Больше статей