7 философских книг для детей и семейного чтения | Мел
7 философских книг для детей и семейного чтения

7 философских книг для детей и семейного чтения

Любимые сказки о дружбе, эмоциях и смысле жизни
Время чтения: 10 мин

7 философских книг для детей и семейного чтения

Любимые сказки о дружбе, эмоциях и смысле жизни
Время чтения: 10 мин

Детская литература не значит глупая или наивная. Часто в детских книжках поднимаются куда более серьёзные вопросы, чем во взрослых! Наш книжный блогер Анна Федулова собрала подборку из семи философских книг для детей (и их родителей).

Рассылка «Мела»
Мы отправляем нашу интересную и очень полезную рассылку два раза в неделю: во вторник и пятницу

В школьных пособиях один из самых распространённых вопросов учащимся — «Подумай: что хотел сказать автор?». По мне так ответ очевиден: «Что хотел, то и сказал». Почему-то каждый из нас желает разыскать в авторских строчках какой-то тайный смысл. Впрочем, быть может, это своеобразные философские размышления и поиски смысла жизни, не найденные взрослыми в их собственном детстве.

Всем любителям чтения между строк предлагаю подборку книг, где любой читатель найдёт те самые моменты для раздумий. Читать их можно и нужно даже с маленькими детьми. Неповторимая красота слога и разговоры о возвышенном покорят детские сердца с самых первых абзацев.

1. «Сказки про зверят», Михаил Пляцковский

Дочь Михаила Пляцковского Наталья, говоря об отце в одном из интервью, предположила, что всем известное стихотворение «Улыбка» было самым любимым сочинением автора. Действительно, практически на всех фотографиях поэт запечатлён улыбающимся и счастливым. Можно смело сказать, что улыбка присутствовала постоянно не только на лице, но и в душе Михаила Спартаковича. Скорее всего, именно неиссякаемый позитив в совокупности с несомненным талантом помог поэту добиться таких успехов в творчестве.

Добрые нестареющие сказки от самого неунывающего автора советской эпохи обязательно понравятся современным детям и ненавязчиво научат их уму-разуму, которого сейчас так не хватает многим из нас!

«Козлёнок Мармеладик подошёл к цыпленку Фью и стал прощаться.

— А куда ты уезжаешь? — спросил цыплёнок.

— К бабушке в деревню. На все летние ме-ме-месяцы. Смотри не забывай меня. А эту книжку с картинками я дарю тебе на память. Бери! Будешь читать — и время пролетит незаме-ме-тно…

— Ладно… — сказал цыпленок. — Только я не знал, что ты уезжаешь, и никакого подарка тебе не приготовил. Что же тебе подарить, Мармеладик?

Задумался Фью, а потом говорит:

— Я дарю тебе на память… солнышко…

— Солнышко? — удивился козлёнок.

— Солнышко. Обыкновенное. Которое в небе горит. Ты посмотришь в деревне на солнышко — и меня вспомнишь!»


2. «В медвежачий час», Геннадий Цыферов

Геннадий Цыферов в кругу литераторов считается создателем жанра короткой лирической сказки. При этом его произведения настолько образны и поэтичны, что их невозможно спутать ни с чьими другими. Присущие им наивность и глубина пробуждают в детях способность взглянуть на мир по-новому и восхититься им. Кроме того, Цыферову не было свойственно морализаторство и он, в отличие от многих других, не читал нотаций по поводу обязательного выполнения социально желательных норм. Герои его сказок живут и действуют исходя из собственных правил, самыми важными из которых являются доброта и забота о других. Именно отсутствие морализаторства делает сказки Цыферова такими привлекательными для детей.

«Когда был град, ослик всегда прятался. Больно было. В тот град он тоже спрятался, но вдруг подумал: «Да, я сижу в домике, и мне не больно, но домику-то ведь больно. Надо его спрятать».

Ослик залез на крышу и закрыл домик зонтиком.

— Всё хорошо, — сказал он.

Но вдруг опять подумал: «Теперь мне не больно, но зонтику, наверное, больно. Как же быть?»

— Глупый ослик, — заворчал медвежонок. — Всех от града никогда не спрячешь. Кому-нибудь да будет больно.

— Если так, — сказал ослик, — пусть будет больно мне. — И он сделал над зонтиком крышу и стал по ней бегать — защищать её от града.

Наконец град кончился.

Медвежонок пожал ослику ушко и сказал:

— Ты очень добрый…

— Что ты, что ты, — замахал на него ослик ушами. — Просто я жалкий ослик и мне всех жалко».


3. «Про Козлика и Ослика», Эмма Мошковская

Эмма Мошковская писала для детей так, как никто другой, потому что сама видела мир детскими глазами. Её уникальный талант — сохранение детскости во взрослом состоянии — помогал отразить то, что она видела и понимала. В одном из интервью газете «Московский комсомолец» Эмма Эфраимовна сказала: «Я никогда не была взрослым автором. Если я пишу лишь детские стихи, это значит, что где-то в своём детстве я недоиграла. И когда пишу для детей, то пишу и для себя тоже…»

Ирина Токмакова вспоминает: «Я знала Эмму Мошковскую с юных лет. Мне всегда казалось, что у неё в глубине, где-то там, что условно называется человеческой душой, живёт певчая птица. Она и в обычном, буквальном смысле слова любила петь. Но постепенно птица эта запела по-новому. У неё стали рождаться весёлые и печальные, забавные и смешные сказочные стихи. Сказки эти были адресованы детям».

При этом пела Эмма Мошковская исключительно своим собственным голосом, никому и никогда не подражая. Открыв любую из её книг, мы с первого взгляда узнаём настоящего детского автора, который отлично понимает, как живёт и чувствует маленький человек. Её трогательные истории из жизни Козлика и Ослика, безусловно, понравятся как малышам, так и детям младшего школьного возраста.

«Серенький Козлик ходил и грустил,

Серого Ослика Козлик спросил:

— Когда тебя любят нежно, тебе хорошо?

— Конечно!

Если ты сильный, если красивый,

Значит, любимый, значит, счастливый.

Козлик сказал:

— Большое спасибо.

Нет, я несильный. Я некрасивый.

Ослик сказал:

— Козлик! Чудак!

Я полюбил тебя просто так!»


4. «Правда, мы будем всегда?», Сергей Козлов

Сергей Козлов — уникальное явление в отечественной литературе. Самый добрый сказочник советской эпохи. Не случайно именно по его произведению снят получивший мировое признание мультфильм гениального Норштейна. Мир сказок Сергея Козлова — это маленькая вселенная. Даже если бы он больше ничего не создал, кроме «Ежика в тумане», всё равно бы оставил ощутимый след в детской литературе. К счастью, у нас есть целый набор прекрасных философско-лирических, уютных и трогательных сказок про Ежика, Зайца, Медвежонка, Ослика и их соседей по волшебному лесу, почти каждая из которых — отдельный шедевр. Значительная их часть собрана в этой книге.

«— Правда, мы будем всегда?

— Правда.

— Правда, мы никогда не расстанемся?

— Конечно.

— Правда, никогда не будет так, чтобы нам надо было расставаться?

— Так не может быть!

— А как может? Как сделать, чтобы быть вечно?

— Послушай, — сказал он Медвежонку, — ты не бойся. Ты весной вырастешь снова.

— Как деревце?

— Да. Я тебя буду каждый день поливать. И разрыхлять землю.

— А ты не забудешь?

— Что ты!

— Не забудь, — попросил Медвежонок».


5. «Муми-тролли и невидимая гостья», Алекс Хариди

Пожалуй, в мире нет ни одного человека, который не знал бы Туве Янссон и её истории о муми-троллях. Более того, среди них вряд ли найдётся читатель, который остался бы к этим историям равнодушен. Естественно, взрослые, которые испытывают самые тёплые чувства к любимым героям, очень хотят начать читать об их приключениях с детьми как можно раньше. Оригинальный текст написан, конечно же, не для малышей. Часто мы вынуждены откладывать чтение желаемых книг на неопределённое будущее — с большой вероятностью, что это будущее не наступит вовсе. Именно поэтому многие авторы предлагают адаптировать классические рассказы и сказки для детей, чтобы семьи могли наслаждаться совместным чтением.

Алекс Хариди, автор и один из создателей новых историй Муми-дола, о своей работе над серией говорит следующее: «В наших новых книгах мы не придумали ни одного нового персонажа, не изменили ни одного хода событий. Оставили всё так, как завещала нам уважаемая Туве Янссон. Единственное, что мы сделали, — это адаптировали истории для старшеклассников в книжку-картинку для детей, выбрав самые подходящие рассказы. Самым трудным, но наиболее важным для нас было сохранение философских элементов, которые присутствуют в оригинальных книгах Янссон. Ведь адаптация муми-историй для более юной аудитории не означает, что они должны стать менее умными».

«Муми-тролли и невидимая гостья» — вторая книга из серии «Новые истории муми-троллей», созданной по мотивам рассказов Туве Янссон, в которой благодаря смекалке Муми-мамы и волшебному средству из бабушкиной поваренной книги малышка Нинни вновь становится видимой и обретает любящую семью и друзей. Написанная специально для малышей, эта трогательная и очень мудрая история обязательно станет любимой и читаемой у детей в возрасте от трёх лет и старше.

«Муми-тролли не сводили глаз с колокольчика, висевшего в воздухе.

— Дайте ребёнку стул, — сказал наконец Муми-папа. — Она умеет чистить грибы?

Сперва колокольчик совсем не двигался. А потом — о, чудо! — одна лисичка вдруг поплыла в воздухе!

Да, девочка-невидимка умела чистить грибы.

Все молча следили за тем, как невидимые руки очистили гриб от земли и хвои. А потом разрезали на кусочки и бросили в кастрюлю.

— Вот это да! — восхитилась Крошка Мю. — Давайте её чем-нибудь угостим. Очень хочется посмотреть, как еда спускается к ней в желудок.

— Как же нам сделать её видимой? — озабоченно спросил Муми-папа. — Может быть, доктору показать?

— Не стоит, — сказала Муми-мама. — Может, ей хочется побыть невидимкой. Лучше оставить ребёнка в покое, пока не придумаем, как ей помочь».


6. «Сказки для малышей», Дональд Биссет

В самом начале творческой деятельности Дональд Биссет писал короткие сказки для английского телевидения, которые сам же и читал, и даже сам рисовал к ним рисунки. Эти телепередачи были очень популярны среди детской аудитории, и вскоре на прилавках книжных магазинов появились книги Дональда Биссета с теми самыми любимыми сказочными историями. В неповторимом сказочном мире Дональда Биссета вокзалы соревнуются в первенстве по бегу, автобусы учатся не бояться темноты, а мальчики так боятся тигров, что от страха рычат на свирепых животных.

«Жил в Индии мальчик по имени Сади. Он любил рычать на тигров.

— Будь осторожен! — сказала ему мама. — Тигры не любят, когда на них рычат.

Но Сади её не послушал и однажды, когда мама ушла в магазин, побежал искать тигра, чтобы на него порычать.

Далеко идти не пришлось. Тигр стоял за деревом и подкарауливал Сади.

Как только Сади приблизился, тигр выскочил и зарычал:

— РРРРРРРРРРРРРРРРРРРP!

В ответ Сади тоже зарычал:

— Рррррррррррррррррр!

Тигр обиделся. «За кого он меня принимает? — подумал он. — За кошку? За кролика? За инота? Или, кажется, за енота?»

И вот на другой день, как только он увидел на дороге Сади, он выскочил из-за дерева и зарычал громче прежнего:

— РРРРРРРРРРРРРРРРРРРРРРРРРР!!!

— Привет, тигр! — сказал Сади и похлопал тигра по плечу.

Тигр не выносил, когда его похлопывали по плечу, и убежал прочь. Он бил хвостом по земле, точил когти и учился рычать ещё страшней.

— Я же тигр! — говорил он. — ТИГР! ТИГР-РРРРРРР!

Потом пошёл к пруду попить воды. Напившись, он посмотрел на своё отражение. На него глядел красавец тигр, весь жёлтый в чёрную полоску, с длинным хвостом. Он опять зарычал, да так громко, что сам испугался и убежал. Бежал, бежал, пока не устал. «От кого это я убежал? — подумал он. — Ведь то был я сам. Ох, этот мальчишка совсем сбил меня с толку! Не понимаю, почему он рычит на тигров?»

На другой день, когда Сади проходил мимо, тигр остановил его.

— Почему ты рычишь на тигров? — спросил он.

— Потому что я их боюсь, — сказал Сади. — А когда я рычу на них, получается, как будто наоборот, понимаешь?

— Понимаю! — ответил тигр.

— Ведь тигры — самые страшные звери на свете, — продолжал Сади. — Только храбрецы не боятся рычать на них.

Тигр был польщен.

— Страшнее львов? — спросил он.

— Конечно! — ответил Сади.

— И медведей?

— Гораздо страшней.

Тигр замурлыкал от удовольствия. Мальчик начинал ему нравиться.

— А ты славный! — сказал он и лизнул Сади.

С этого дня они часто гуляли вместе и рычали друг на друга».


7. «Не все умеют падать», Тоон Теллеген

Многие спрашивают: для кого Теллеген писал сказки? Для людей, конечно же. Для больших и маленьких человеков. Вся палитра чувств и эмоций отражается в зеркальной глади его коротких историй о жизни белок, даманов, барсуков и лягушек, жуков и сверчков, порой так похожих на нас с вами. Читать их можно и нужно с детьми любого возраста. Каждый найдёт в них что-то своё.

В его первой русифицированной книге для детей «Не все умеют падать» герои — Муравей и Белка, Черепаха и Слон, Жук и Богомол, Лебедь и Еж — отмечают дни рождения, шлют друг другу письма и рассуждают о смерти и о мире. Цапля горюет, что не умеет падать, Каракатица страдает от одиночества, Жаба-Чесночница калечит всех соседей, чтобы проверить, рассердятся они или нет. Бегемот строит себе дом прямо над солнцем, Жук взваливает мир себе на плечи, а Сверчок выворачивается наизнанку, чтобы разглядеть свои ощущения. Все эти зверюшки так похожи на нас с вами, ведь правда?

«— И ты никогда не падаешь? — спросила белка цаплю, которая как раз стояла в камышах на одной ноге.

— Нет, — ответила цапля. — Я не умею падать.

— А ты когда-нибудь пробовала? — спросила белка.

— Сто раз, — сказала цапля. — У меня не получается.

— Я думаю, все умеют падать, — решила белка.

— А я вот — нет, — возразила цапля.

Они чуть-чуть помолчали. А потом белка потихоньку сказала:

— Я точно знаю, у тебя получится.

— Эй, лягушонок, — позвала цапля, повернув голову к лягушонку, сидевшему на большом листе кувшинки. — Я могу упасть?

— Ты — нет, — ответил лягушонок. — А я могу!

Он вытянулся, встал на одну лапку, покачнулся, поскользнулся, крикнул: «Ух ты!» — и шлёпнулся на спину в воду.

Через несколько минут он снова вскарабкался на лист кувшинки и крикнул: «Ну как? Здорово я упал?»

— Да, — сказала цапля. — Здорово. Я так не умею.

Но белка ей не поверила.

— А если ты подогнёшь ногу, на которой стоишь? — спросила она. — Тогда ты наверняка упадёшь.

— Я не могу согнуть эту ногу, — сказала цапля.

— Почему это?

— Она не гнётся, — Цапля нахмурила брови и спросила: — Почему ты мне не веришь?

— А ты бы хотела упасть? — поинтересовалась белка.

— Очень хотела бы, — ответила ей цапля. — Очень- очень…

И по её щеке скатилась слеза.

Белка решила позвать на помощь муравья и других зверей. Муравей считал, что падать умеют все. «Даже кит, — сказал он. — И даже червяк». Он был абсолютно в этом уверен.

И совсем скоро на берегу реки собралось множество зверей. Они все хорошо умели падать и от души хотели помочь цапле. Первая идея пришла в голову слону. Вместе с носорогом они хорошенько разогнались и изо всех сил врезались в цаплю. Ну и сильный же был удар! Носорог со слоном повалились на спину и барахтались в воде, очень расстроенные.

А цапля так и стояла на одной ноге, она только вскрикнула: «Ой!»

Потом и другие звери пытались свалить цаплю. Они толкали её, незаметно подкрадывались и кричали ей в самое ухо, рассказывали дурацкие истории, раскачивали у неё перед клювом вкусно пахнущим тортом из рыбьей чешуи и со всей силы наступали ей на пальцы. Цапля не падала.

— Но ведь у всех бывают дни, — пробормотал крот, который был занят сооружением подземного хода под цаплиной ногой, — когда всё так и валится. Разве нет?

— Ну да, — сказал муравей. — Бывают такие дни.

Когда солнышко скрылось за горизонтом, звери бросили свои попытки и отправились по домам. А цапля осталась одна, в сумерках, в камышах у берега реки. «А я всё стою и стою», — печально подумала она. Время от времени она поглядывала на лягушонка, а тот снова и снова пытался запрыгнуть на лист кувшинки, но каждый раз соскальзывал и падал в воду».

Также вам может понравиться подборка «9 идеальных книг на лето, которые понравятся дошкольникам и их родителям».

Вы находитесь в разделе «Блоги». Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Рассылка «Мела»
Мы отправляем нашу интересную и очень полезную рассылку два раза в неделю: во вторник и пятницу
Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям
Комментариев пока нет