3 простых шага, которые сделают ЕГЭ лучше
3 простых шага, которые сделают ЕГЭ лучше
Преподаватель английского — о борьбе со школьными учителями, которые дезинформируют выпускников
8 749
6
3 простых шага, которые сделают ЕГЭ лучше
Преподаватель английского — о борьбе со школьными учителями, которые дезинформируют выпускников
8 749
6

Я не эксперт ЕГЭ, не сотрудник ФИПИ. Я даже не работаю в школе. Я просто преподаю английский и готовлю каждый год выпускников к ЕГЭ. Я пользователь, поэтому знаю все достоинства и недостатки экзамена. Если бы у меня была возможность немного доработать его напильником, я бы сделала это так.

Шаг первый и обязательный

Я бы провела серию мастер-классов для учителей, которые учат выпускные классы. Я бы обучила их работать с коммуникативными методиками, современными учебниками. Я бы объяснила, как устроен экзамен, что он проверяет и, главное, как готовить детей. А в конце курса предложила бы учителям написать ЕГЭ (извините, коллеги). Экзамен уровня В2 не может представлять сложности для учителя.

Из года в год я веду невидимую борьбу со школьными учителями, которые дезинформируют выпускников. «А мне в школе сказали» — сильный аргумент. С ним сложно спорить. К сожалению, часто бывает, что в школе сказали неправду. Ещё хуже, когда школьный учитель, не делая никаких попыток подготовить к экзамену, «мотивирует» учеников разговорами: «ЕГЭ — ужасно сложный, вы никогда его не сдадите, если…».

Нет, они это не со зла. А просто по незнанию. Я веду онлайн-вебинары и вижу, сколько учителей готовы тратить личное время и деньги, чтобы узнать, как готовить к экзамену. Если снять с их плеч кучу бессмысленной бумажной работы и дать возможность бесплатно повышать квалификацию, я уверена, качество преподавания языка стало бы выше, да и баллы ЕГЭ.


Шаг второй

Я бы отменила все обязательные экзамены. Не только обязательный ЕГЭ по английскому, который обещан нам в 2020 году. А просто все обязательные экзамены. Выпускники — уже взрослые люди. Почему министерство образования решает за них, что сдавать?

Я помню собственные школьные страдания с математикой. Единственное, чего я хотела, — чтобы эти муки поскорее прекратились. Поставьте мне поскорее тройку, я пойду. Разговоры в стиле «тебе это в жизни пригодится» не трогали мою гуманитарную душу. А мозг отказывался воспринять формулы. Он здраво рассуждал: «в жизни пригодится» — это отдалённая перспектива. А вот четыре полки книг для поступления на филфак нужно прочесть уже сейчас.

Сегодня мне 34 года. Недавно я поняла, что мне нужна математика, и даже поняла зачем. Я не буду вздыхать об упущенных возможностях. Я просто отложу немного заработанных денег и заплачу их преподавателю, который мне нравится. Обратите внимание: я сама поняла, что мне нужно. Сама заработала. Сама выбрала преподавателя. Я не очень люблю, когда за меня решает мудрое государство.


Шаг третий

Я бы сделала процедуру проведения экзамена максимально прозрачной. Я бы публиковала КИМы на следующий день после проведения экзамена. Мне непонятно, почему режим секретности действует не только накануне ЕГЭ, но и после. Выпускники получают результаты через месяц после экзамена. Мало кто помнит задания через пару часов. Через пару недель всё прочно забыто. Приходится гадать: а это все выпускники московской области тут ошиблись или это компьютер дал сбой?

Учителя регулярно находят ошибки и неточности в пособиях для подготовки к ЕГЭ. А ведь над каждым работают несколько авторов (нередко среди них есть и носитель языка) и редакторов. Язык — штука сложная, исключить все случаи, когда возможны два ответа, нелегко. Никакой возможности узнать о том, что таких спорных моментов не было в КИМах, у нас нет.

У нас нет возможности сделать объективный прогноз для выпускников следующего года. Мы не очень точно знаем, чему учить. Мы ориентируемся на рассказы выпускников прошлых лет, сборники тестов, в которых из года в год публикуют одно и то же, и открытый банк заданий ФИПИ, который тоже никто не обновляет и не редактирует. Самый честный ответ на вопрос «Что будет на экзамене?», который я могу ему дать, звучит так: «Я не знаю».

После экзамена ученики только видят письменные работы, проверенные экспертами. Но. Не видят, за что им снизили баллы. Отметок на полях просто нет. Представляете, что предстоит сделать выпускнику, если он не согласен с оценкой? Самому найти ошибку, прийти на апелляцию, посидеть под дверью пару часов, доказать взрослому, более опытному и знающему человеку, что он, одиннадцатиклассник, прав. И не забывайте, что всегда есть риск, что оценку снизят. Зачем подвергать выпускников?

To be continued.


ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Лучшие блоги недели на «Меле» #13

Почему преподаватель превратился в «давателя» и что с этим делать

6 причин заниматься английским с помощью онлайн-платформы

Комментарии
(6)
Отправить
я сама учитель математики и полностью согласна с предложениями автора.
Показать полностью
Отправить
Курсы "как готовить к ЕГЭ" идут нескончаемым потоком, их проводит как МИОО, так и частные центры, например, "Фоксфорд". Довольно частно они вообще бесплатные, по крайней мере, те, что я перечислила. Кроме того, на сайте ФИПИ есть рекомендации по под готовке, основанные на анализе результатов ЕГЭ прошлых лет, очень х...Курсы "как готовить к ЕГЭ" идут нескончаемым потоком, их проводит как МИОО, так и частные центры, например, "Фоксфорд". Довольно частно они вообще бесплатные, по крайней мере, те, что я перечислила. Кроме того, на сайте ФИПИ есть рекомендации по под готовке, основанные на анализе результатов ЕГЭ прошлых лет, очень хорошие рекомендации, четко высвечивают проблемные места. ЕГЭ для учителей тоже есть, как платные, если вы идете сдавать самостоятельно, так и беслатные, если вас направляет школа. Этим летом платный экзамен стоил 1200 рублей, не Бог весть какие деньги. Другое дело, что курсы МИОО "как готовить к ЕГЭ" начинаются в 15-30 и проводятся в одном месте - м. Аэропорт, а это не удобно, если ты живешь в другом конце Москвы или вообще в Новой Москве. Зато курсы "Фоксфорда" традиционно проходят летом в режиме онлайн, сопровождаются ОГРОМНЫМ количеством чрезвычайно полезных материалов.
Показать полностью
Отправить
Я учитель нач. классов, у меня дочь-семиклассница, и я сама сидела "надсмотрщиком" на ОГЭ и ЕГЭ. Согласна, что ребёнок должен выбирать. Пусть родители советуют, учителя, психолог, но никак не госпожа Васильева. Молодец автор. И зачем куча предметов. Пусть ознакомительно будут для общего развития, но без экзаменов по...Я учитель нач. классов, у меня дочь-семиклассница, и я сама сидела "надсмотрщиком" на ОГЭ и ЕГЭ. Согласна, что ребёнок должен выбирать. Пусть родители советуют, учителя, психолог, но никак не госпожа Васильева. Молодец автор. И зачем куча предметов. Пусть ознакомительно будут для общего развития, но без экзаменов по ним.
Показать полностью
Отправить
Чтобы сделать шаг первый, нужно чтобы главной функцией учителя было обучение. И тогда и учить его ничему не надо: он сам изучит, вникнет, дойдет, применит. А когда у Вас 2 ставки винегрета из предметов и главная Ваша функция - это "доложить" на бумаге и срочно-обморочно, дети и "ихнее" ЕГЭ Вам только мешают работать...Чтобы сделать шаг первый, нужно чтобы главной функцией учителя было обучение. И тогда и учить его ничему не надо: он сам изучит, вникнет, дойдет, применит. А когда у Вас 2 ставки винегрета из предметов и главная Ваша функция - это "доложить" на бумаге и срочно-обморочно, дети и "ихнее" ЕГЭ Вам только мешают работать. Уберите 3/4 чиновников от образования и 9/10 бумажного потока, и больше не надо никаких шагов. Образование само придет в норму.
Показать полностью
P.S. Ну и платите нормально за ставку, которая в ее нормальном виде должна быть даже не 18 часов, а часов 12, не больше.
Показать полностью
Отправить
Отправить
То есть в конечном итоге все сводится к тому, что из конституции надо просто выкинуть пункт об обязательности образования, а оставить только пункт о праве на образование, чтобы у людей была возможность выбирать, то есть свобода. Выбирать и как учиться и как учить и что учить и когда учить, или не учиться вообще.
Показать полностью
Отправить
Показать все комментарии
Больше статей