Не только Альфред. История племянницы Нобеля: кем была Марта и как она связана с Россией

Не только Альфред. История племянницы Нобеля: кем была Марта и как она связана с Россией

Бомбора

24.11.2021

Все мы знаем, кто такой Альфред Нобель, но что нам известно о его семье? А ведь ее история тесно связана с историей России. О том, какую роль в этой династии играли женщины (но не только об этом), можно прочитать в книге Бенгта Янгфельдта «Нобели в России. Как семья шведских изобретателей создала целую промышленную империю». Публикуем отрывок о жизни Марты Нобель, племянницы Альфреда.

В свете двадцать пятой годовщины товарищества и в тени политических потрясений в Баку и Петербурге произошло революционное изменение и в самой семье Нобель. В сентябре 1904 года сводная сестра Эммануила Марта, родившаяся в 1881 году, помолвилась с русским врачом Георгием Олейниковым, который был на семнадцать лет ее старше.

Помолвка вызвала сильные чувства, поскольку жених был первым русским человеком в семье. «Как бедной Марте жилось в те дни, я не знаю, — пишет Ганс Ольсен, который во время оглашения помолвки находился в Лондоне, — но ей верно дали понять, что выбор ее радости не принес». По его мнению, не надо было «креститься» по поводу того, что жених был русским и православным, ведь семья Нобель была хорошо знакома с русским укладом после всех лет, прожитых в стране. Однако семья «оставалась исключительно шведской и иностранной, имея мало связей с чисто русскими кругами», и поэтому «приход Георгия в семью воспринимался как вторжение чужака, которому по существу там не было места».

Тот факт, что семья обогатилась членом русской национальности, был примечателен сам по себе. Еще более ошеломляющими и тревожными были политические симпатии жениха, который вращался в радикальных, социалистических кругах.

История нобелевской семьи — в основном история ее мужчин. Были умные и сильные женщины, такие как Андриетта и Эдла (мать Альфреда Нобеля и жена его старшего брата), но у них не было образования, и они выполняли традиционные женские роли. Что касается Эдлы, ее дочь Марта вспоминает, что у матери не было никаких поползновений «действовать вне дома, ни малейшего желания выступать публично или играть какую-либо роль в общественной жизни, которая, кстати, была ей совершенно незнакома в России, языком которой она не владела».

Марта Нобель

Единственной женщиной в семье Нобель, имевшей профессию, была Марта. И это несмотря на то, что ее мать и брат-опекун Эммануил считали ее «совсем не созданной для школьной скамьи» и потому решили не пускать ее в школу. Девочка должна была получить домашнее воспитание, «и я надеюсь, что это ничем не хуже», обронил Эммануил в письме к Альфреду.

Когда в 1896 году было принято решение об обучении Марты на дому, ей было четырнадцать лет. Однако выводы Эммануила и Эдлы оказались поспешными: у девочки был светлый ум, и осенью 1897 года она поступила в женское учебное заведение г-жи Вальдшмидт. Образование было восьмилетним, но Марта окончила его в четыре семестра отличницей, что свидетельствует об исключительных способностях. Той же осенью она сдала экзамены в VI Петербургскую гимназию, после чего ей разрешили преподавать немецкий и французский языки в качестве домашней учительницы.

Однако ее стремления были шире: она хотела учиться на врача, что вызывало сопротивление в семье, где ни одна женщина ранее не получала профессиональное образование. «Когда Марта заявила, что хочет изучать медицину, в нашей строгой, буржуазной домашней обстановке произошла дворцовая революция, — вспоминал ее брат Йоста. — Но благодаря ее тактичности и присущей ей редкой энергии, являющейся ее личным патентом, революция впервые в мировой истории была бескровной».

Пройдя еще несколько курсов и дополнив свое образование латынью, Марта в 1901 году попыталась поступить в Женский медицинский институт, основанный в 1897 году. Это было первое образовательное учреждение в мире, готовившее женщин-врачей (однако они имели право работать только в больничных учреждениях для женщин). Заявка была отклонена, формально — из-за отсутствия свободных мест. Когда весной 1902 года Марта снова подала заявление, она приложила справку от Эммануила, одобрившего ее обучение в институте, а также «свидетельство о благонадежности» от петербургской полиции, согласно которому «сведений, компрометирующих названное лицо в политическом отношении, в Управлении не имеется».

На этот раз ее приняли, и осенью 1902 года Марта смогла начать учебу

Институт был создан по инициативе выдающихся врачей и исследователей того времени. Его главный инициатор, лейб-медик Николая II Евгений Боткин, лично вложил крупные средства в институт, не получавший государственного финансирования. Операционный бюджет состоял из взносов слушательниц и ежегодной субсидии от Петербурга в размере 15 тысяч рублей. Большинство студенток были бедными. «Среди слушательниц нашего института царит беспросветная нужда, — пожаловался журналисту один из профессоров. — Большинство их живет впроголодь, обедая не каждый день». Но среди них были и состоятельные студентки, поведал он, приведя в пример княжну Долгорукую и госпожу Нобель.

Студентки женского медицинского института Санкт-Петербурга Антонина Алексеевна Шорохова и Марта Людвиговна Нобель-Олейникова, до 1909 года. 
CC0 1.0 Universal (CC0 1.0)Public Domain Dedication

Среди преподавателей были выдающиеся врачи, в том числе психиатр и невропатолог Владимир Бехтерев, именем которого названа одна из форм анкилоза суставов. Одним из лекторов был Георгий Олейников, родившийся в 1864 году на Украине в семье фельдшера. После защиты диссертации «Об искусственном иммунитете к холерному вибриону» он стал доктором медицинских наук Военно-медицинской академии, а с 1897 года — приват-доцентом при этой же академии.

Если бы свидетельство о политической надежности Марты было выдано после помолвки с Георгием, оно вряд ли было бы таким благосклонным, учитывая его политическую биографию. В Петербургском университете Георгий был сокурсником Александра Ульянова, старшего брата Владимира Ульянова, и принадлежал к его кругу знакомств. Александр Ульянов был членом «Народной воли», террористической организации, главной целью которой были политические покушения, а главной мишенью — император.

Первого марта 1881 года взрывом бомбы был убит Александр II. В 1887 году планировалось покушение на его преемника, Александра III, которое не состоялось. Планировавший убийство Александр Ульянов был казнен.

Общение Олейникова с политически радикальными кругами привело к его аресту и тюремному заключению на два месяца в 1903 году. Следующей осенью, в разгар беспорядков в Баку, он поставил свое имя под призывом врачей, требующих созыва Учредительного собрания, и в 1905 году он участвовал в создании Украинской радикально-демократической партии, которая, в частности, требовала национализации частных монопольных компаний, эксплуатирующих природные ресурсы. Тогда же он был арестован второй раз.

Однако документов, свидетельствующих о том, что он занимал какие-либо руководящие позиции в этих организациях, нет

С этой политически чуждой для нобелевской семьи птицей 16 января (по старому стилю) 1905 года обвенчалась двадцатичетырехлетняя Марта Людвиговна. Церемония состоялась в Крестовоздвиженской церкви при III Петербургской гимназии. Свидетелями жениха были бывший член правления «Бранобеля» Карл Неллис и один из его коллег-врачей, свидетелями невесты — брат Марты Луллу и поручик Гвардейского артиллерийского дивизиона, шведский подданный Яльмар Баклунд.

Последний был сыном директора Пулковской обсерватории, Оскара Баклунда, и близким другом молодых членов нобелевской семьи. Из шести детей Баклунда особенно преуспели трое: Яльмар сделал успешную карьеру в русской армии, став в итоге полковником, Хельге стал известным геологом с мировой репутацией, а Эльза — талантливой художницей.

Тот факт, что Яльмар Баклунд был свадебным свидетелем Марты, неудивителен, а вот то, что свидетелем со стороны семьи был Луллу, а не Эммануил, который был опекуном Марты, — поразительно. Не исключено, что это было выражением отрицательного отношения Эммануила ко второй «дворцовой революции» сестры. После православного бракосочетания пастор Каянус совершил протестантскую церемонию в доме невесты.

Марта во время обучения в Женском медицинском институте. Она стоит у изножья кровати слева от профессора Германа Цейдлера, директора хирургической клиники института

Марта была одной из богатых студенток Медицинского института, что шло на пользу институту. Когда в ноябре 1907 года была открыта глазная клиника, «семья коммерции советника Э. Л. Нобеля» оплатила половину расходов (70 тысяч рублей) на строительство здания, Петербургская городская Дума выделила 20 тысяч, а институт — остальное. В отсутствие Марты на открытии клиники от имени нобелевской семьи говорил ee муж. Было ли это подтверждением того, что Георгий теперь считался полноправным членом семьи или же, наоборот, демонстрацией со стороны Марты, трудно сказать. В январе 1909 года Марта получила диплом с отличными оценками по всем предметам. Когда она попросила директора института порекомендовать новый проект, который она могла бы помочь финансировать, он предложил создать факультетскую хирургическую клинику. Такой не было, и практическое обучение хирургии студенты проходили в хирургическом отделении Петропавловской больницы. Строительные работы начались в мае 1910 года. Клиника была спроектирована финским архитектором Густавом Нистремом и открыта в сентябре 1912 года.

По оснащению клиника считалась лучшей не только в Петербурге, но и во всей России

В благодарность Марту сделали почетным членом института. Поскольку она и в этот раз отсутствовала на открытии — возможно, из чувства тактичности, — диплом был вручен ее мужу. В своей речи он отметил, что идея его жены была успешно реализована во всех отношениях, не в последнюю очередь, добавил он иронически, потому, что министерство народного просвещения не ставило палки в колеса. Остальные члены нобелевской семьи также внесли свою лепту: Эдла пожертвовала белье, Эммануил — железный забор, Рольф — лифт, Эмиль — кровати, а Йоста — оборудование студенческой лаборатории.

В своей врачебной практике Марта в основном занималась радиологией и травмами опорно-двигательного аппарата (особенно переломами бедра), двумя специальностями, которым она посвятила несколько научных работ и которые ей довелось практиковать во время Первой мировой во

Иллюстрации: Книга «Нобели в России. Как семья шведских изобретателей создала целую промышленную империю»

Комментариев пока нет
Больше статей