Захватили самолет, чтобы сбежать из СССР: история 7 братьев и 3 сестер Овечкиных
Захватили самолет, чтобы сбежать из СССР: история 7 братьев и 3 сестер Овечкиных
Захватили самолет, чтобы сбежать из СССР: история 7 братьев и 3 сестер Овечкиных

Захватили самолет, чтобы сбежать из СССР: история 7 братьев и 3 сестер Овечкиных

Младшему из террористов было всего 9 лет

От редакции

9

04.06.2021

8 марта 1988 года пилот самолета, следовавшего из Иркутска в Ленинград, получил от бортпроводницы записку «Следовать в Англию (Лондон). Не снижаться. Иначе самолет взорвем. Вы находитесь под нашим контролем». Записку написали братья Овечкины, которые решили захватить самолет и навсегда покинуть Советский Союз. Младшему из террористов было 9 лет.

Счастливый билет семьи Овечкиных

Нинель была сиротой — выросла в детском доме, вышла замуж в 18 лет и через год родила первенца. Почти сразу после — второго ребенка, но девочка умерла в возрасте шести месяцев. За следующие 23 года Нинель родила еще 10 детей и получила медаль «Мать-героиня».

Всего в семье Овечкиных было семь мальчиков и четыре девочки. Они жили бедно, пытались вести свое хозяйство и торговать. Отец-шофер пил, дебоширил, избивал жену и детей, регулярно устраивал стрельбу из охотничьего ружья прямо в доме. В 1984 году он скончался от побоев, которые ему нанесли старшие сыновья. Следствие квалифицировало их действия как вынужденную самооборону и обвинений не предъявило.

Жизнь этой семьи ничем не отличалась бы от жизни других многодетных семей СССР, но Овечкины вытянули счастливый билет. Все началось с того, что старшие братья Василий и Дмитрий стали барабанщиком и горнистом в пионерском отряде. После этого мать отдала их в музыкальный кружок при Дворце пионеров, а по окончании школы записала в Иркутское областное музыкальное училище на отделение духовых инструментов. Тем же путем пошли остальные братья — Олег, Александр, Игорь, Михаил и Сергей.

«Семь Симеонов»

В конце 1983 года руководитель отделения Владимир Романенко решил организовать ансамбль из семи братьев. Он говорил, что талантливыми музыкантами были лишь Игорь и Михаил, но в то время семейные коллективы пользовались популярностью, и он решил попробовать. Название «Семь Симеонов», в честь одноименной русской народной сказки, придумал Василий. Он играл на ударных, Дмитрий — на трубе, Олег — на саксофоне, Александр — на контрабасе, Игорь — на фортепиано, Михаил — на тромбоне, а Сергей — на банджо. Меньше чем через год репетиций Овечкины дебютировали на сцене Гнесинского училища в Москве. И сразу привлекли внимание публики.

Слева направо: Ольга, Татьяна, Олег, Нинель Сергеевна держит за плечи Ульяну и Сергея, Александр, Михаил, Дмитрий и Василий. Отсутствуют Людмила и Игорь, который в этот момент держит фотокамеру (1985). Фото из семейного архива Людмилы Овечкиной, автор фото: Игорь Овечкин

Вскоре «Симеоны» уже участвовали во всесоюзных музыкальных конкурсах, давали концерты на джазовых фестивалях в Москве, Тбилиси, Риге. О них писали в газетах, сняли документальный фильм, а власти Иркутска выделили семье две смежные трехкомнатные квартиры на Синюшиной горе и бюджетные места в Гнесинке для Василия, Дмитрия и Игоря (старших взяли сразу на третий курс). Но учиться Овечкиным не понравилось — через несколько месяцев все трое написали заявления об отчислении по семейным обстоятельствам и вернулись в Иркутск.

В 1985-м Овечкины прекратили сотрудничество с музыкальным училищем, но без поддержки преподавателей у коллектива снизился уровень выступлений. Их все реже приглашали на серьезные концерты, гонорары почти не платили. Ко всему прочему дети вырастали и общественность теряла к «Симеонам» интерес. Тем не менее в 1987 году братья отправились на гастроли в Японию, где им предложили контракт. По словам бывшего сотрудника иркутского отделения КГБ Вениамина Рогалева, Овечкины пришли тогда к посольству США и попросили политического убежища, но после выяснения причин сотрудники им отказали. Братья вернулись домой к матери и сестрам, которые были в ансамбле на подхвате — костюмерами и гримерами. Но идею уехать не оставили. Позже на допросе Игорь скажет, что план захвата разрабатывал брат Олег вместе с мамой.

Два обреза в футляре контрабаса

Попытки угонов самолетов в СССР предпринимались почти каждый год. Так, в 1970-м отец и сын Бразинскасы захватили самолет, летевший рейсом Батуми — Сухуми, и заставили пилотов сесть в Турции (во время нападения была убита стюардесса). А в 1973 году террорист потребовал взять курс на Китай и взорвал бомбу в салоне, унеся с собой жизни 81 человека. После этого была создана Служба авиационной безопасности, но все равно досмотр перед полетами оставался недостаточно строгим.

Вернувшись из Японии, Овечкины начали распродавать свои вещи, в том числе и те, которые успели привезти из-за границы. На вырученные деньги они купили у знакомых два ружья (якобы для охоты), из которых потом сделали обрезы. А также изготовили самодельное взрывное устройство. Угнать самолет семья решила в феврале 1988 года. В тот же месяц двое братьев Овечкиных совершили пробный полет, чтобы узнать, как удобнее будет пронести оружие на борт.

Овечкины летели выступать в Ленинград и по изначальному плану захват собирались провести не 8 марта, а через несколько дней после концерта — на обратном рейсе до Иркутска. Но во время остановки в Кургане решено было изменить план.

На борту находились:

  • Мать Нинель (51 год)
  • Ольга (28 лет)
  • Василий (26 лет)
  • Дмитрий (24 года)
  • Олег (21 год)
  • Александр (19 лет)
  • Игорь (17 лет)
  • Татьяна (14 лет)
  • Михаил (13 лет)
  • Ульяна (10 лет)
  • Сергей (9 лет)

Старшая 32-летняя дочь Людмила жила отдельно с мужем и детьми в городе Черемхово, и ее в планы не посвятили.

8 марта 1988 года Овечкиным удалось пронести на борт Ту-154 два оружейных обреза, 100 патронов и три самодельных взрывных устройства, спрятанных в футляре контрабаса. Они увеличили размеры футляра так, чтобы он не влез в установленный в аэропорту интроскоп. Семью в городе хорошо знали, сотрудница не проявила бдительности и не заметила, что у футляра двойное дно. Овечкины благополучно миновали контроль и пронесли «инструмент» в салон.

«В случае пересечения границы самолет будет уничтожен»

Рейс СССР-85413 Иркутск — Курган — Ленинград предполагал остановку для дозаправки. Во время нее в Кургане мать Нинель и старшие сыновья Василий, Дмитрий и Олег решили привести план захвата в действие.

Ту-154Б-2 предприятия «Аэрофлот», аналогичный захваченному. Фото: Steve Fitzgerald / GFDL 1.2

14:53 — самолет летит где-то в районе Вологды. Бортпроводница просит пассажиров приготовиться к посадке и получает записку от Овечкиных: «Следовать в Англию (Лондон). Не снижаться. Иначе самолет взорвем. Вы находитесь под нашим контролем».

Она передает листок лётному экипажу. Командир ВС включает сигнал SOS и докладывает о случившемся диспетчеру Вологодского РЦ ЕС УВД. Следуя инструкции, он отдает распоряжение вести все переговоры по внутренней связи, не паниковать, в кабину пилотов не входить — ее закрывают с внутренней стороны.

Переговоры доверяют вести бортинженеру Иннокентию Ступакову. Он убеждает старших братьев Овечкиных, руководящих захватом, что самолет должен сесть на дозаправку. Топлива остается примерно на полтора часа — до лондонского аэропорта Хитроу долететь не получится. Нинель выражает сомнения и говорит сыновьям:

«Что вы его слушаете, он вам лапшу на уши вешает. Убейте его, и делу конец»

Василий тем не менее отводит дуло обреза и требует, чтобы посадка все равно была за границей: не в Ленинграде и не в Таллине. Бортпроводница Тамара Жаркая сообщает им, что решено садиться в финском городе Котка.

Авиабаза Кими (Котка) на самом деле была слишком мала и физически не могла бы принять Ту-154. Пока Овечкиным обещают посадку в Финляндии, командир получает команду от диспетчера увести самолет на военный аэродром Вещево в районе Выборга, имитировав посадку на финской территории. Ему сообщают, что в случае пересечения границы самолет будет уничтожен.

16:05 — самолет садится в Вещево. Практически сразу террористы замечают на летном поле вооруженных советских военнослужащих и понимают, что их обманули. Овечкины открывают в салоне стрельбу. Дмитрий убивает бортпроводницу, которая вела с ними переговоры. Братья пытаются штурмом взять кабину летного экипажа — они требуют немедленно дозаправить самолет и продолжить полет. Экипаж тянет время и инсценирует заправку — к самолету подъезжают два топливозаправщика, которые с 17:05 до 18:10 якобы наполняют топливные баки.

К тому моменту на аэродром прибывают сотрудники специального подразделения милиции ГУВД Леноблисполкома. Милиция планирует штурмовать борт, не дожидаясь КГБ, чтобы спасти заложников: помимо 11 Овечкиных, на борту находится еще 65 пассажиров. Бортинженер Иннокентий Ступаков заранее во время «заправки» открывает все нижние люки.

18:35 — два члена группы захвата в бронежилетах через форточки проникают в кабину экипажа. Экипаж тем временем создает шумовые эффекты, чтобы отвлечь Овечкиных: запускают двигатели, наддув, включают сигнализацию вызова бортпроводника.

18:42 — самолет отъезжает к торцу взлетно-посадочной полосы и останавливается якобы в ожидании тягача для разворота. В этот момент командный пункт отправляет экипажу предупреждение, что, как только они поедут дальше, группа захвата начнет штурм.

19:10 — экипаж имитирует разворот перед взлетом. Группа захвата, приоткрыв дверь кабины, открывает беспорядочную стрельбу по салону, в результате чего ранения получают четверо пассажиров. Овечкины открывают ответный огонь из двух обрезов и ранят обоих членов группы захвата. Вторая группа захвата не приходит: им не удалось оперативно проникнуть в самолет через входные люки.

Несмотря на неудачу милиции, братья понимают, что угнать самолет не получилось, и решают покончить с собой. Нинель просит старшего Василия застрелить ее и всех организаторов. Василий велит сестре Ольге вывести из самолета младших — Татьяну, Михаила, Ульяну и 9-летнего Сергея, — а затем убивает мать. Далее братья взрывают бомбу, но взрыв получается маломощным и уносит жизнь одного Александра. Тогда Василий, Олег и Дмитрий по очереди застреливаются из одного обреза. Семнадцатилетний Игорь успевает спрятаться в кухне самолета.

После взрыва в салоне начался пожар. Трое человек задохнулись, остальные начали выпрыгивать с большой высоты, открыв аварийный выход. Многие получили травмы. По воспоминаниям одной из стюардесс, группа захвата была груба и жестока: «Окружившие самолет военные начинали требовать от некоторых пассажиров, чтобы они ложились на землю, и сковывали им руки. Один военный, опознать которого я не смогу, выстрелил в спину лежащему на полосе мужчине. Особенно хочу отметить, что военные вели себя очень грубо с пассажирами, даже когда все были эвакуированы».

Хвостовая часть Ту-154Б-2, сгоревшего в результате неудачной попытки угона семьёй Овечкиных. Архивное фото

В 20:00 операция по плану «Набат» была завершена. Погибли девять человек: пять террористов, бортпроводница Тамара Жаркая и трое пассажиров. Ранения и травмы получили 19 человек (двое Овечкиных, два сотрудника милиции и 15 пассажиров). Сотрудники КГБ прибыли на место происшествия, когда самолет уже полностью сгорел.

Суд и последующая жизнь

После теракта в живых остались семеро Овечкиных: Ольга, Игорь, Татьяна, Михаил, Ульяна и Сергей, а также Людмила, которой не было в самолете. Перед судом предстали только Игорь (17 лет) и Ольга (28 лет), поскольку младшие дети не достигли возраста уголовной ответственности.

Следствие длилось семь месяцев, в деле было 18 томов. Изначально суд должен был состояться в Ленинграде, но обнаружилось, что Ольга на большом сроке беременности, и слушание перенесли в Иркутск. На первом же заседании Ольга сразу признала свою вину, но утверждала, что была против угона и до последнего пыталась его предотвратить или отказаться в нем участвовать. Она говорила, что как раз в то время завела роман и уезжать никуда не хотела. Игорь же постоянно менял показания и так и не смог ответить на вопрос, почему он не решился покончить с собой вместе с братьями.

Игорь получил восемь лет — минимальный возможный срок, Ольге дали меньше — шесть лет, поскольку она была беременна и не являлась инициатором теракта. Оба отсидели по 4,5 года и были досрочно освобождены. Младших детей по решению суда отправили в школы-интернаты, но в итоге всех забрала к себе Людмила. Она также воспитывала дочь Ольги, пока сестра отбывала срок в колонии.

В тюрьме Игорь продолжал заниматься музыкой. В Ангарской колонии для несовершеннолетних он аккомпанировал тюремному хору. А после 18 лет, когда он был этапирован в Бозойскую колонию для взрослых, организовал там духовой оркестр и вокально-инструментальный ансамбль. После освобождения Игорь зарабатывал игрой в ресторанных оркестрах и кафе. Он женился, переехал в Петербург, но вскоре жизнь пошла по наклонной.

Игорь пристрастился к алкоголю, в 1999-м был арестован за распространение наркотиков и умер в следственном изоляторе при невыясненных обстоятельствах (предположительно, убит сокамерником). Ольга вернулась в Иркутск и стала торговать на рынке. Освободившись из заключения, она забрала к себе дочь, но не смогла ее содержать — в итоге девочка вернулась к Людмиле. Следующего ребенка Ольги Людмила тоже взяла к себе на воспитание. Вскоре после этого, в 2004 году, Ольгу жестоко избил сожитель, и она скончалась от полученных травм.

Сергей, младший из всех, некоторое время играл на саксофоне в ресторанах вместе с Игорем, но к 1999 году, когда брат умер, он уже жил у Людмилы. Он три года пытался поступить в Иркутское музыкальное училище (в котором раньше учились его старшие братья), но ректоры каждый раз отказывали ему. Последний раз он виделся с семьей в 2005 году, когда Овечкины разменивали оставшиеся две квартиры в Иркутске. Получив свою денежную долю, Сергей уехал в Новосибирск. Через четыре года он умер при невыясненных обстоятельствах, причем Людмила и Татьяна узнали о его смерти только в 2020 году.

Михаил, которому на момент теракта было 13, поступил в Институт культуры в Петербурге и участвовал в многочисленных мероприятиях старейшего в стране джаз-клуба «Квадрат». Он играл в клубном оркестре «Чайка» и других коллективах, а в 2002-м переехал в Испанию, где играл в уличном барселонском джаз-бэнде Jinx Jazz Band. В 2012 году перенес инсульт и получил инвалидность.

Ульяна (в 1988-м ей было 10 лет) в 2000 году вышла замуж и родила дочь. Но брак был неудачным: муж регулярно ее избивал. После его смерти (он был убит в ходе уличной стычки) Ульяна начала вести асоциальный образ жизни. Поначалу она работала в иркутском приемнике-распределителе, а после попытки самоубийства получила инвалидность и жила на пособие. Скончалась от воспаления легких в период между 2016 и 2020 годом.

Татьяна (в 1988-м ей было 14 лет) осталась жить в Черемхово, вышла замуж, родила сына, после развелась. Она несколько раз принимала участие в съемках документальных фильмов, посвященных теракту.

Про семью Овечкиных снято три документальных фильма, а также художественный фильм «Мама».

Фото: кадр из фильма «Жили-были семь Симеонов», Восточно-Сибирская киностудия кинохроники, 1989 год, отреставрированный в 2019 году в «Новосибирсккиновидеопрокате»

Комментарии(9)
Так мило расписываете биографии террористов, словно сопереживаете им. И вообще, слово террорист написали, чтобы не попасть под статью об экстримизме!
Три года не могли подождать.
Странные люди.
Кто же знал тогда, что будет развал. Нет я им не сочуствую
Про маму все ясно. В трудном детстве деревянные игрушки и кеды зимой.
А вот про детей я бы снял фильм, сериал по одной серии на каждого
Показать все комментарии