Работают на полную ставку и одни ведут хозяйство: как живут мамы — читательницы «Мела»

Работают на полную ставку и одни ведут хозяйство: как живут мамы — читательницы «Мела»

Элла Россман

45

22.07.2021

Недавно мы рассказывали, как со временем менялись формы материнства в России. А в конце материала предложили читательницам пройти опрос о том, как выглядит их родительство. На наши вопросы ответили 2822 мамы! Делимся результатами, сравниваем их с другими исследованиями — и вместе с социологом Ларисой Шпаковской разбираемся, как выглядит современное российское материнство на самом деле.

Мамы работают на полную ставку и одни ведут хозяйство

Всего мы задали нашим читательницам 4 вопроса. Узнали о том, работают ли мамы, которые нас читают, помогает ли им кто-то с делами по дому и уходом за детьми и сколько лет их младшему ребенку. На вопросы ответили 2822 женщины. Среди мам, которые согласились ответить на наши вопросы, больше всего было тех, у кого есть младшие дети до 3 лет (1280 из 2511); следом шли мамы с младшими детьми, которым 4–6 лет (604 ответивших); 7–9 лет (296) и 10–12 лет (192). Меньше всего ответов дали мамы с младшими детьми-подростками — 13–15 лет (91 ответивший), 16–18 лет (30 ответивших) и старше 18 лет (всего лишь 18 ответов).

Первый вопрос был о работе: мы хотели узнать, работают ли мамы в России и как много. Можно было выбрать несколько вариантов ответа, поэтому в сумме они дают больше 100%. По нашему опросу получается, что 52,1% (больше половины!) российских мам параллельно с воспитанием детей работают на полную ставку или сочетают несколько работ, 17,3% работают на полставки или подрабатывают. 21,7% мам находятся в декретном отпуске, а 19% мам вообще не работают.

Мы выяснили, что больше трети женщин ведут домашнее хозяйство в одиночку, без помощи родных или партнера (таких в нашем опросе оказалось 36,6%). Впрочем, почти столько же матерей ответили, что домашнее хозяйство им помогает вести партнер (35,1%). Однако мы не можем сказать точно, насколько сильно партнер вовлекается в эту помощь: просто выносит мусор по вечерам или все же берет на себя больше задач и, главное, микроменеджмент в доме (составить список покупок, расписание стирок, запланировать уборку, распределить задачи). Точно можно сказать, что речь идет не о равноценном разделении задач (для такого случая у нас был отдельный ответ). Мы выяснили, что всего 15,9% матерей разделяют работу по дому поровну со своими партнерами. Еще меньше (11,7%) обращаются для этого за платными услугами (например, заказывают клининг), а 9,6% женщин с хозяйством помогают другие родственники.

Наконец, самое интересное — уход за ребенком. Согласно нашим данным, 23,5% мам занимаются детьми в одиночку — вообще без помощи партнера, родственников или няни. В 40,1% случаев женщинам помогают партнеры (но опять же мы не знаем, насколько активно), в 24,2% случаев помогают родственники, 10,2% мам обращаются к няням. В 19,1% случаев мамы делят уход за ребенком пополам с партнером (почти каждая пятая).

Любопытные у нас получились и связи. Например, мы узнали, что неработающие мамы чаще ухаживают за детьми без помощи других родственников или партнера, чем мамы в декрете (35,6% против 25,7%). Мамы в декрете почти в два раза чаще получают помощь от родственников, чем мамы, которые вообще не работают. То же самое с домашним хозяйством: мамы, которые не работают, чаще ведут хозяйство без помощи (50,4%), чем мамы в декрете (36,8%). Помощь партнера они тоже получают реже (29,9% против 42,5%), равноценно с партнером делят домашнюю работу еще реже (6,9% против 14,5%). При этом мамы, которые не работают, чаще платят за помощь по хозяйству. Все результаты статистически значимы.

Возможно, такие результаты связаны с тем, что в представлении россиян мамы, которые вообще не работают и не в декрете, — «профессиональные домохозяйки» и их главная задача — заниматься домом и детьми. От них ждут, что они будут это делать полностью самостоятельно. При этом, вероятно, в семьях, где женщина может вообще не работать, выше доход и неработающие мамы получают возможность отдавать часть домашних забот на аутсорс — например, обращаться в клининговые компании.

Менее обеспеченные мамы просто берут на себя еще и задачу зарабатывать, а домашнее хозяйство перераспределяют внутри семьи (впрочем, оставляя большую часть себе). Любопытно при этом, что практики ведения домашнего хозяйства среди работающих мам почти не различаются, они вообще не зависят от загруженности мамы.

Что показывают другие исследования

Первое, что бросается в глаза в результатах нашего опроса, — огромный процент женщин, которые одновременно воспитывают детей и работают, на полную ставку или как-то еще (69,4% мам, плюс 21,7% в декрете, то есть по достижении ребенком 3 лет они, вероятно, выйдут на работу). Только 19% мам могут вообще не работать (но при этом одни занимаются хозяйством и детьми).

Вероятнее всего, размышляя о российских женщинах, мы можем говорить о необходимости выходить на работу, и в том числе она есть у мам с маленькими детьми, ведь прожить на одну зарплату папы семья с ребенком чаще всего не может. В 2020 году, по данным Росстата, средняя зарплата в российских организациях составила 51 352 рубля. При этом рассчитанная по новой методике медианная зарплата (более точный показатель, который теперь учитывает малый бизнес и ИП, а не только средние и крупные предприятия) составила всего 32 422 рубля. Семью на такие деньги прокормить нелегко (не говоря уже о размере алиментов и пособий).

Впрочем, российские женщины совмещают работу и материнство не только по финансовым причинам: для многих из них принципиальна профессиональная и творческая самореализация. Эта ценность в принципе важна для россиян: в опросе ВЦИОМа за 2020 год 66% наших соотечественников ответили, что самореализация (на работе и не только) играет в их жизни значительную роль. Если говорить о приоритетах российских женщин, то для них работа на втором месте после семьи. В работу женщины вкладывают почти четверть всех сил и времени — именно это показал всероссийский опрос Аналитического центра НАФИ, который провели в 2020 году в преддверии Международного женского дня. Матери выходят на работу, несмотря на барьеры на рынке труда, которые для них создаются в России: согласно исследованиям, многие работодатели у нас прямо показывают матерям (особенно маленьких детей), что не заинтересованы в них как в сотрудниках.

Больше трети матерей, согласно нашему опросу, самостоятельно ведут хозяйство

Почти столько же женщин с детьми занимаются этим при помощи партнеров (но не делят с ними задачи поровну). Можно предположить, что многие матери совмещают работу и большую часть домашних дел. В социологии такая ситуация называется «двойной нагрузкой», или «двойной сменой», — когда женщины после работы заступают на еще одну рабочую смену (неоплачиваемую) и в конечном итоге трудятся больше (по времени), чем мужчины. Часто это приводит к усталости и выгоранию.

«Двойная нагрузка» совсем не новая для России проблема, она стала нормой еще в советские времена, когда женщины массово вышли на работу, получили новые права и возможности (например, доступ к образованию и ранее закрытым для них профессиональным сферам), но обязанности по дому, ведению хозяйства, уходу за детьми по традиции тоже остались за ними. Правда, предполагалось, что с домашними делами должны помочь государственные службы, но очень скоро стало понятно, что они с этим не справляются или справляются не полностью.

В раннесоветское время государство пыталось продвигать новые санитарные требования и прогрессивные нормы быта вроде необходимого регулярного «влажного подметания» или обязательного проглаживания одежды и белья после стирки горячим утюгом (не только для красоты, но и для уничтожения микробов). Уход за детьми был медикализирован и профессионализирован и стал включать множество правил, которые активно пропагандировались в целях борьбы с младенческой смертностью. Поэтому некоторые исследователи даже считают, что после революции женщины стали выполнять больше домашнего труда, чем до нее. Впрочем, конкретные цифры и проверенные данные об этой сфере сегодня почти невозможно достать.

Советский плакат «Митинг детей». А. Комаров, 1923 год

Хочется обратить внимание и на распределение обязанностей по уходу за детьми в современных российских семьях. Согласно современным исследованиям, в России все большее распространение получает модель, которая называется «интенсивным материнством»: это когда мама берет на себя абсолютное большинство задач по воспитанию ребенка. В отличие от «двойной нагрузки», такая модель материнства у нас вещь очень новая. Раньше в воспитание ребенка вовлекалось очень много разных людей, от старших или дальних родственников до нянек, кормилиц и государственных служб, и эти задачи не были так сконцентрированы на матери.

Интенсивному материнству свойственна так называемая профессионализация материнства

Это когда мама читает специальные книги и обращается к специалистам, чтобы развивать ребенка и ухаживать за ним правильно. «Интенсивные мамы» много сил и времени вкладывают в учебу ребенка, проводят с ним много времени, устанавливают устойчивую привязанность, как это рекомендуют современные психологи. Есть у такой модели и негативные стороны: матери слишком перегружены задачами, у них нет выходных, они выгорают, сталкиваются с депрессиями. Детям при этом не хватает автономии. Мы не можем точно сказать по нашему опросу, сколько матерей воспитывают детей в модели «интенсивного материнства», но важным тут является процент женщин, ответивших, что все обязанности по воспитанию лежат полностью на них — а таких у нас получилась почти четверть!

Лариса Шпаковская, социолог, старшая научная сотрудница Института социологии РАН (филиал ФНИСЦ), соавтор книги «Родительство 2.0»:

Результаты опроса вполне соотносятся с результатами количественных и качественных исследований, в том числе тех, которые мы проводили с коллегами. С одной стороны, то, что мы наблюдаем в современной России, очень похоже на советскую модель материнства, так называемый гендерный контракт работающей матери, когда женщина совмещала работу и уход за детьми и домом. Но есть и серьезные различия — например, в степени участия государства в этом процессе.

Советская модель все же предполагала сильную государственную поддержку матерей, работу разных социальных служб: это группы продленного дня в школах, детские сады (в том числе круглосуточные, где можно было оставить детей на пятидневку), ясли, куда отдавали с трехмесячного возраста. Сегодня нам многие из этих практик кажутся ужасными, но именно они помогали женщинам справляться с детьми — и в том числе матерям-одиночкам или тем, кто работал посменно. И женщины действительно пользовались этой поддержкой. Мы с коллегой, социологом Жанной Черновой, брали интервью у трех поколений российских женщин, и старшие рассказывали нам, что еще помнят, например, кассы взаимопомощи и профсоюзы, которые тоже помогали. Даже если эти институты были очень формальными, матери все равно могли получить у них какую-то помощь, они могли на них рассчитывать.

Сейчас с социальной поддержкой сложнее. Есть много платных услуг, но они не всем доступны

Кроме того, советская модель работала еще и благодаря тому, что в воспитание детей очень вовлекались бабушки. В нашем исследовании в интервью их все упоминают. Считалось нормальным отправить детей к бабушке на все лето, бабушек «выписывали» для помощи молодым родителям, либо родители прямо жили со старшими родственниками, которые им помогали (это, конечно, оказалось связано в СССР еще и с «квартирным вопросом», отдельное жилье было сложно получить). Сейчас эта система исчезает. Бабушки эмансипировались, они больше не хотят уходить с работы и как-то отказываться от своей жизни, когда появляются внуки. Да и молодые родители теперь живут отдельно, стремятся приобрести свое жилье. Плюс высокий уровень мобильности: молодежь едет в большие города (Москву, Питер), уезжает от родителей.

Модель «одного кормильца», в которой отец зарабатывает («сильный кормилец»), а мать ухаживает за детьми, действительно, может позволить себе очень небольшое количество российских семей. Любопытно, что при этом на уровне идеологии мужчины продолжают воспринимать себя в качестве единственных кормильцев, хотя, по сути, таких кормильцев в семье обычно два. Даже если женщины меньше зарабатывают из-за гендерного дисбаланса в оплате труда, без их вклада семья часто не может выжить. Но это не подталкивает партнеров менять свое мнение о модели современной семьи и брать на себя, например, больше домашних обязанностей или больше вовлекаться в воспитание. В сети много групп и сообществ для матерей, но я почти не нахожу групп для отцов, где они обсуждали бы детей. Зато в группах для женщин я часто читаю, что мужчины идут на работу, а после работы отправляются в спортзал, выходные уделяют своим хобби. В то время как у матерей не остается времени на себя: их жизнь полностью распределена между работой, заботой о детях и домашними делами.

Фото на обложке: Shutterstock / Alena Ozerova

Комментарии(45)
Мне показалось, что автор сильно сгущает краски и передёргивает факты. Постоянно указывая на невыгодное положение женщин совершенно забывает два обстоятельства: 1. Высокий уровень разводов в стране, который продолжает расти. 2. После такого развода в 99,9% случаев ребенка и в в 100% случаев ребенка до 3 лет оставляют с матерью. И мужчина со своими «правами» идёт в сторону леса… Многие мужчины и рады бы всем этим заниматься и исков внушительное число, но ведь нет! В итоге такая во многом созданная ситуация и даёт такую статистику. Но какой в ней удельный вес вины мужчин и какой государства и странного феминизированного общества?
К тому-то женщины очень часто обесценивают вклад мужчины в семью. Как материальный, так и физический. С помощью этой манипуляции они делаю мужчину постоянно виноватым и тем самым вынаждают вкладываться еще больше, а дальше очередное обесценивание.
Есть ощущение, что статистика в статье близка к реальности. Но что из этого следует и что с этим можно поделать, совершенно непонятно. Хотя я бы начал с повышения уровня сознания мам и пап, с просвещения (как это делалось в упомянутое в статье советское время).

Просвещение — вещь тонкая. Так, например, если вы в своих опросах предлагаете указать, что маме в семье помогает (или не помогает) не папа или муж, и даже не просто «мужчина», а некий (половой?) «партнёр», вы тем самым незаметно помещаете все семейные отношения в совершенно определённую парадигму — даже хуже, чем чисто животную. И тут уже действительно нельзя найти никакого выхода. Потому что «когда приходится тесно общаться с обезьянами, лучше просто не думать о подобных вещах, потому что равноправие и неравноправие будут одинаково тяжелы для души» © «Поколение П».
В каком месте к слову «партнер» прилагается «половой» в обязательном порядке? Это скорее если сказать «мужчина» («мой мужчина» — тихий ужас), то появляются ассоциации с сексуальной связью. А партнер это участник какой-то совместной деятельности. Вместе делать ремонт — это партнерство, вместе воспитывать детей — это партнерство, вместе вести хозяйство — это партнерство, вместе обеспечивать семью — это партнерство. Слово партнер как раз наиболее подходящее для здоровых, равноправных отношений. Есть еще устойчивое сочетание «партнерский брак» — т. е. равноправные отношения с одинаковым участием во всех сферах семьи.
Прям мой муж! я работаю и с тремя детьми занимаюсь и плюс домашние дела, встаю в пять, ложусь в одиннадцать. А этот приходит и говорит а где ты так устаешь? Сам на диван и в телефон. Помощи вообще никакой
Я в свои 30 выгляжу уже на 50,от такой жизни и перегружености
Показать все комментарии
Больше статей