«Хочешь стать как Месси?». Почему от ребёнка, который ходит на спорт, не нужно требовать результатов
«Хочешь стать как Месси?». Почему от ребёнка, который ходит на спорт, не нужно требовать результатов
«Хочешь стать как Месси?». Почему от ребёнка, который ходит на спорт, не нужно требовать результатов

«Хочешь стать как Месси?». Почему от ребёнка, который ходит на спорт, не нужно требовать результатов

От редакции

04.11.2022

Родители часто отдают детей в спортивные секции. Кому-то важно, чтобы ребенок стал физически развитым, а кому-то нужно сделать из него чемпиона. Но какая на самом деле должна быть цель у спорта? В эфире «Радиошколы» поговорили об этом с основателем футбольных академий TagSport и GirlPower Владимиром Долгим-Рапопортом.

«Успех — не главное в спортивной секции»

Когда родители отдают сына или дочь чем-то заниматься, они надеются, что это даст результат. Почему взрослые этого так хотят — большой отдельный вопрос. Если ребенок ходит на футбол, на теннис или в любую другую секцию, должны быть плоды: выигранные соревнования, кубки, медали, похвала тренера. Это большая проблема и боль ребенка, потому что взрослые позволяют себе заниматься чем угодно именно ради процесса, а у него обязательно должен быть результат.

Самые распространенные фразы родителей после первой или второй тренировки: «Шансы есть? Есть смысл заниматься? Мне кажется, это не его». При этом сам родитель придет домой, откроет сайт «Шахматы», будет смотреть какую-то аналитическую передачу или йогой заниматься. Зачем? Для себя, а не для того, чтобы добиться каких-то успехов. Ребенок же в подавляющем большинстве случаев лишен занятий в свое удовольствие.

Мне кажется, что для детей мотивация результатом не работает — за редким исключением. Например, заниматься, чтобы стать чемпионом мира. Тренироваться лучше, чтобы выиграть турнир. Да, чемпионы мира по футболу или знаменитые пианисты учатся этому с раннего возраста, но таких единицы, а занимаются с детства миллионы.

Мы объясняем родителям, которые в первую очередь привели ребенка ради результатов, что не знаем, каких спортивных высот он может достичь. Этого не только мы не знаем, этого не знает никто. Говорить, что какой-то ребенок очень талантливый и все у него впереди, мы не будем. Есть разные факторы: пубертат, который касается и мальчиков и девочек, потеря интереса, травмы. Может быть, мы уже видим верхнюю планку способностей ребенка. Есть много причин, почему у него дальше может ничего не получиться.

Но есть и хорошие новости: спорт, особенно командный, это сам по себе удивительный способ развивать в ребенке не только физические качества, но и те, что очень полезны для жизни в целом. О них — дальше.

«Тренировки помогают стать классным человеком»

Спортивная секция с хорошими тренерами и качественным сопровождением — очень классное место, где ребенок может развить в себе множество качеств, которые в дальнейшем по жизни будут нужны. Спорт учит, как конфликтовать с партнерами, как конфликтовать с соперниками, как не бояться, как пробовать. В школах это все проходит бесконтрольно, потому что на уроках дети практически лишены возможности попасть в подобную ситуацию, все пресекается практически сразу.

Спортивная секция — место, где конфликты являются неотъемлемой частью тренировочного процесса. Столкновение на поле — конфликт. Ты меня задел, я упал, и мне больно — конфликт. Ты должна была дать мне пас, но не дала — конфликт. Ты пропустила дурацкий гол, а я надеялся выиграть — конфликт. Бывает миллион ситуаций, которые провоцируют ссору. Тренер учит детей входить в конфликт и выходить из него, учит чувствовать себя, соперника, партнера, учит понимать, как это работает.

Задача тренера — использовать гибкие навыки. Когда мы научили ребенка использовать эти навыки, становится уже не так важно, стал ребенок футболистом или нет. За счет тренировок мы помогли ему стать классным человеком. Это важнее, чем профессиональная карьера. При этом все процессы развития ребенка, удовольствие от тренировок, мотивацию изнутри мы не противопоставляем результату. Мы не считаем, что дети, которые у нас тренируются, не станут футболистами. Мы просто не ставим это во главу угла.

Фото: Dmytro Zinkevych / shutterstock / fotodom

«Девочки спокойно могут играть и тренироваться с мальчиками»

10 лет назад футбольных секций для детей, а тем более для девочек, было гораздо меньше, чем сейчас. Сегодня эта ситуация изменилась: есть инфраструктура, появилось много новых турниров. 10 лет назад мы тренировались в маленьком спортзале школы, сейчас мы на больших полях «Лужников». Это уже не просто кружок по интересам, а целая система с большим количеством профессиональных тренеров. Для нас важно сохранить отношение к ребенку как к человеку, который сам определяет, чего он хочет.

Мы развивались экспериментальным путем. Когда-то давно, когда мы запустили футбольную секцию, у нас спросили, можно ли привести на занятие девочку. Мы подумали: «Почему бы и нет». Девочки у нас занимаются практически с самого начала. Наша мечта, чтобы они все занимались вместе с мальчиками.

Для девочек футбол точно такой же. С точки зрения физиологии разница для футбола наступает уже после 14–16 лет. До этого возраста девочки совершенно спокойно могут конкурировать, играть, тренироваться вместе с мальчиками. Кроме того, и тем и другим это очень полезно: девочкам это позволяет развить в себе те качества, которые считают «мальчиковыми», а мальчики учатся адекватнее себя вести с девочками. Мальчики, которые сталкиваются с девочками, особенно если у них нет сестер, часто ведут себя как-то странно: хихикают, глупо таращатся, отказываются разговаривать и так далее. Но это скоро проходит.

Изначально мы очень хотели, чтобы девочки сразу приходили заниматься в группу к мальчикам, но в реальности это осуществить сложно. Представьте, вы приходите в секцию, в которой раньше никогда не занимались, а вокруг одни пацаны, которые локтями и плечами пихаются, при этом уже все умеют, а вы нет. Это даже больше тренировка социальных навыков, чем физических. Потому мы сделали входные группы для девочек, чтобы они могли попробовать. Рядом, на одном поле, с ними тренируются мальчики. Девочки их видят, но не взаимодействуют, пока сами не проявят активность, пока им не станет комфортно. Постепенно девочки, наблюдая за тем, как тренируются смешанные команды, сами хотят перейти в такую группу.

«Ребята с особенностями тоже играют в футбол»

Это очень индивидуальный процесс, у нас нет рабочей единой схемы. Мы смотрим на детей с особенностями развития, делим их на условные категории. Есть те, кто не может заниматься с остальной группой, они тренируются рядом, но индивидуально с тренером. У них так тоже происходит социализация, дети видят друг друга. Они начинают ненормально друг к другу относиться только в том случае, если взрослые разрешают это ненормальное отношение.

Вторая группа — дети, которые начинают заниматься с тьютором, вводящим их в процесс командной тренировки. Третья группа — дети, которые занимаются с остальной командой, просто им нужно особенное отношение.

Нам очень важно, чтобы родители нас не обманывали. В восьми из десяти случаев, когда приводят ребенка, мы видим, что у него есть потребность в особом отношении, а родитель нам об этом не говорит. В таких случаях нам приходится изобретать все на ходу. Если бы семья сказала сразу, мы бы все заранее обсудили и продумали.

У нас есть ограничения: на одну команду не может быть больше одного ребенка с особенностями развития. В редких случаях может быть два, но только если они развиты и глубоко вовлечены, потому что это требует особого внимания и особого отношения.

При этом есть удивительные истории успеха, не нашего, а родительского. Ребенок пришел к нам в возрасте пяти лет, бегал, кричал и сносил вокруг все, что видел, и ни о какой интеграции в команду вообще речи не шло. А спустя пять лет он тренируется вместе с командой, едет на сборы без родителей. Конечно же, мы внесли здесь только маленькую частичку, это больше заслуга родителей, которые очень много занимались с ребенком.

На самом деле, все дети со своими особенностями: кто-то громкий, кто-то тихий, кто-то в 10 лет не умеет завязывать шнурки. И это не говоря про характер каждого. Мы учим детей видеть мир таким, какой он есть, принимать его.

Фото: matimix / shutterstock / fotodom

«Главное — дети, а не амбиции тренера»

В наших школах тренеров не выбирают, мы сами подбираем наставника по возрасту и уровню. Можно переходить от одного тренера к другому, но это решение связано только с психотипом ребенка и его комфортом.

Что касается тренеров — это одна из главных причин, по которой мы все еще не огромная сеть и франшиза. Тренер — это не только ручной отбор, но и ручное обучение. Мы сами их готовим под себя, проводя отбор в три этапа.

  1. Анкетирование. Мы отсеиваем тех, кто нам совсем не подходит, ценностно не ориентированных в нашу сторону.
  2. Интервью. Часовой разговор с человеком, в ходе которого мы пытаемся понять, насколько он разделяет наши ценности, готов ли он смотреть на мир так, как мы. Задача интервью — попытаться поставить человека в теоретические ситуации, чтобы узнать, что он думает, понять, готов ли он учиться и меняться. Мы сами на самом деле правильных ответов на очень многие вопросы не знаем. Вот сейчас мы считаем, что надо делать так, потому что мы еще не нашли способа, который был бы еще лучше.
  3. Стажировка. Она длится от 10 дней до месяца. Человек смотрит, задает вопросы, ассистирует. На четвертом этапе человек сам тренирует, но под присмотром.

Для нас цена ошибки очень высока, потому что для нас главная ценность — это дети. Плохой, невнимательный, равнодушный или слишком нацеленный на результат тренер просто отбивает у ребенка желание заниматься дальше. Главное — дети, а не наши амбиции.

Полную запись интервью с Владимиром Долгим-Рапопортом слушайте здесь. Разговор прошел в эфире «Радиошколы» — проекта «Мела» и радиостанции «Говорит Москва» о проблемах образования и воспитания. Гости студии — педагоги, психологи и другие эксперты. Программа выходит по воскресеньям в 13:00 на радио «Говорит Москва».

Фото на обложке: matimix / shutterstock / fotodom

Комментариев пока нет
Больше статей