«Местные свыклись с мыслью, что они последние люди на земле»

«Местные свыклись с мыслью, что они последние люди на земле»

Учитель географии и школьница из Нижнего Шибряя — про стереотипы о Москве и желание остаться в своей деревне
8 901
7

«Местные свыклись с мыслью, что они последние люди на земле»

Учитель географии и школьница из Нижнего Шибряя — про стереотипы о Москве и желание остаться в своей деревне
8 901
7

Молодой учитель Александр Родионов окончил МГУ и вернулся в родное село Нижний Шибряй в Тамбовской области, чтобы преподавать. В селе живёт тысяча человек, а школа — единственная почти на 20 километров. С Александром, участником программы «Учитель для России», и его ученицей Сашей «Мел» поговорил о жизни и учёбе в селе.

«Когда я поехал поступать в Москву, односельчане надо мной сильно смеялись»

Александр Родионов, учитель географии

Я родился и вырос в селе Жемчужино, а работаю в школе в соседнем селе — Нижний Шибряй. Они находятся друг от друга в 18 километрах, путь от дома до школы каждый день занимает у меня 15 минут. Нижний Шибряй — одно из крупнейших сёл в районе, в нём 1100 жителей. В моей деревне, например, всего сто.

Село Нижний Шибряй

Я окончил социологический факультет МГУ, отучился там же в аспирантуре и, как и планировал, вернулся домой. В Жемчужино приехал с супругой, сейчас у нас уже двое детей. Учусь на тракториста-машиниста в колледже в райцентре. У меня есть трактор, и я его вожу, а прав не было — решил получить, в деревне ведь живу. Городская жизнь мне не по душе.

Когда поехал поступать в Москву, односельчане надо мной сильно смеялись. Здесь нет понятия МГУ. Вместо него есть понятие «поступить в Москву», будто Москва — сама по себе университет.

Я никогда не занимался с репетиторами, к экзаменам готовился сам. Когда поступил в университет, в селе мне никто не поверил. Когда односельчане увидели мой студенческий билет, сказали «Ну, конечно, отвезли флягу мёда, так его в университет и взяли», потому что у моей семьи есть пасека.

Фляга мёда, когда я поступал, стоила шесть тысяч рублей. Учёба на платном отделении — порядка трёхсот тысяч. Но об этом говорить бесполезно — здесь о Москве бытует другое мнение.

Александр Родионов на пасеке

Педагогического образования у меня нет. Мой университетский диплом не позволяет работать с детьми в учебном заведении. Но в школе с документами всё строго. Да я и сам чувствовал, что мне сильно не хватает педагогических навыков. Поэтому решил подать заявку на участие в программе «Учитель для России». Оно обычно предполагает переезд, потому что мы должны работать в школе-партнёре, а не все школы сотрудничают с программой. Я же никуда переезжать не хотел.

Дальше случилось много чудесных обстоятельств: нашу школу приняли в школу-партнёры, а меня взяли на программу. Есть тысячи причин, почему всё могло бы не сложиться, но сложилось.

Во всём Уваровском районе, где находится моя школа, — 500 учеников. Юридически на район у нас одна школа и несколько её филиалов. В основной школе учится порядка 150 человек. Моя имеет статус филиала, несмотря на то, что у нас учеников больше — около 170. В остальных школах учится порядка 20-30 человек.

Здание школы села Нижний Шибряй

Наша школа — единственная в радиусе 15 километров, где есть 10-е и 11-е классы. Поэтому у нас учатся ребята практически из десяти окрестных сёл и деревень, в том числе моей. Есть несколько человек, которые приезжают из города.

Попасть в школу непросто, потому что текучка кадров совсем небольшая. В нашей школе средний возраст педагога — 49 лет. Некоторые преподаватели в школе, где я работаю, учили ещё мою маму. Мужчин-преподавателей моложе 55 лет во всём районе всего пятеро, и четверо из них работают в нашей школе.

Я единственный в школе учитель географии и веду занятия у всех классов. У большинства ребят хорошие знания по моему предмету. Но есть пара человек, которые в десятом классе пытаются найти на карте Россию. Кроме географии, у меня ещё восемь часов технологии в неделю. А недавно проводили тренинг по коммуникации и кооперации. Дети были в шоке, когда увидели, что стулья в кабинете стоят кругом, а не за партами.

Многие местные ребята живут по заданной социальной траектории: школа — «технарь» — птицефабрика, которая здесь один из немногих работодателей. «Технарь» — это химико-технический колледж. В советское время в городе был химзавод, он его содержал. Сейчас завода уже нет, а техникум готовит электриков, сварщиков, трактористов. Многие и после 11 класса уходят в колледжи.

В московские вузы решаются поступать единицы. Но даже их сложно убедить, что они способны на большее. В прошлом году выпускница нашей школы окончила её с золотой медалью, но даже не пыталась подать документы в МГУ или ВШЭ. Она пошла в Московский казачий университет. Думала, что в более престижный вуз никогда не поступит. Когда на уроке географии я говорю «Когда вы поедете туда-то», они смеются в ответ. Мол, мы никогда в жизни никуда не поедем. Но мне кажется, что это не любовь к родине, а смирение с реальностью.

Стереотип, что деревенские хуже городских, убивает мотивацию. Местные свыклись с мыслью, что они последние люди на земле. С другой стороны, многие ребята действительно живут в тяжёлых условиях. Есть дети, у которых в доме земляной пол: их родители выпивают и, когда нет дров, отрывают доски с пола и сжигают их в печи.

Чтобы как-то расшевелить детей, я провожу для них онлайн-встречи с интересными людьми. В основном это мои друзья, тоже выпускники МГУ. Например, когда мы изучали Антарктиду, я организовал встречу с географом, который пять лет подряд был там в экспедиции. Он показывал фотографии, немного рассказывал о себе: он тоже вырос в глубинке. Разговаривали с девушкой, которая работает в исследовательском центре во Франции, а сама родом из районного центра в Калужской области.

Мы специально приглашали людей с похожим жизненным опытом. Такие примеры, конечно, производят на ребят впечатление. Не знаю, правда, насколько это вдохновляет их что-то изменить в своей жизни, но после встречи они задают вопросы.

Когда я только пришёл, было ощущение, что всем немножко всё равно: детям не особо интересно учиться, а педагоги хотят, чтобы их никто не трогал, и ждут выхода на пенсию. Сейчас в школе появилось больше движения. Не думаю, что это произошло благодаря тому, что я появился. Мы просто начали плотнее общаться с педагогами и что-то делать вместе. Например, решили, что молодые учителя будут ходить на уроки более опытных, и они откликнулись. Мне кажется, от этого уроки взрослых педагогов стали живее и интереснее.


«Москву я не люблю: она вызывает у меня панику»

Саша Гуреева, 11 класс, 16 лет

Я родилась в Уварово — это районный центр. В семье я старшая из пятерых детей: у меня три сестры и брат. Мои родители развелись, когда мне было четыре года. Мама много работала, ездила на заработки в Москву, привозила нам оттуда игрушки. Мне её очень не хватало, но тут работы, конечно, не было. Потом мама работала поваром в кафе. А сейчас в декрете.

У нас в классе всего три мальчика и семнадцать девочек. Но у меня есть парень. Мы встречаемся больше двух лет. Мама к этому относится спокойно. У нас с ней очень доверительные отношения. Вообще я общительная и не конфликтная. Люблю переводить проблему в шутку.

Я ходила в музыкальную школу и училась играть на трубе. Но из-за операции на аппендиксе я не смогла вовремя сдать финальный экзамен. Учителя в музыкалке были старые, под 80 лет, и я очень не хотела к ним ходить, пряталась. Сейчас думаю, что это было глупо. Ещё я увлекалась бисером, плела фенечки, вышивала крестиком… Я люблю пробовать всё подряд. Но если бы у меня были возможности, например, хорошая камера и компьютер для монтажа видео, я бы хотела заниматься блогерством. Я люблю быть на сцене и в кадре.

В Шибряе нет кружков или нормальной художественной школы. Но если человек хочет заниматься, он может делать это и сам. В школе мне нравится: если бы после 11 класса был 12 и 13, я бы с удовольствием продолжила учиться. Наши учителя всегда находят время объяснить что-то индивидуально. С ними можно говорить, посидеть, пожаловаться.

Мне надо обязательно поступить на бюджет. В институте, в который я поступлю, обязательно должно быть общежитие и стипендия. Я не могу позволить себе репетиторов, поэтому переживаю про экзамены. Понимаю я хорошо, но зубрить не умею. А для экзаменов надо зубрить. Больше всего мне нравится математика. Люблю считать. Не знаю, какая профессия для этого подойдёт. Может, бухгалтер?

Между Москвой и Тамбовом я бы выбрала Тамбов. Москву я не люблю: она вызывает у меня панику. Через десять лет я хотела бы иметь семью и работу. Но не знаю, какую. Мне не надо особых богатств. Просто не хочу жить в бедности.

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям(7)
Подписаться
Комментарии(7)
Учитель молодец! Очень здорово, когда есть такие неравнодушен люди. Мы живем в Великом Новгороде. Мои дети ходят в школу фольклора и художественная. У нас есть университет. Но даже нам здесь кажется, что мы живем на краю земли. Очень много поющих родителей. Производства пракубических нет. Но моя старшая дочь закончила универ. Стала педагогов и тоже уехала в глубину с мужем. Он у неё тоже педагог. Неравнодушен к истории родного края. Хотя с другой стороны там тоже город. Есть театр, пищевое производство. Просто далеко от столичных центров. Они довольны, несмотря на небольшие зарплаты. Спасибо таким педагогам как Вы от мамы троих детей!
«Поющие родители» — жаль, что опечатка…
Это подвижник? Такой вопрос задаст житель мегаполиса. Ведь не случайно мир из деревенского превратился в городской. А сохраняется та деревня, которая во всем не хуже города. Если посмотреть динамику числа жителей по городам, то число жителей растет в мегаполисах, а убывает в небольших городах. Изменится ли тенденция в эпоху интернета? Это зависит от тех, кто обучает молодежь. Вне мегаполисов очень приятная атмосфера (https://mel.fm/blog/yury-nikolsky/41729-kak-rasskazat-podrostku-o-drugikh-epokhakh-s-pomoshchyu-zhivopisi-kino-i-progulok-po-gorodu). А как с работой и учебой? В мегаполисе гораздо больше возможностей. Но… Я был в городе, где осталось 9 тыс. жителей. Отличная экология, великолепные ягодные места. Жители города и его окрестности собирают ягоды и перерабатывают их для продажи в Германии. Для этого нужно иметь интернет и хотя бы простейшие понятия о бизнесе (https://mel.fm/blog/yury-nikolsky/79416-osnovy-predprinimatelstva). Компьютерами снабдил предприниматель. Он же дал понятия о предпринимательстве, чтобы не было споров и противоречий при организации бизнеса. Он же помог сформировать контакт с немцами. Жизнь изменилась. А еще Интернет ликвидировал желания быть самодостаточными. А есть ли еще примеры? Я, к сожалению, не знаю.
Чтобы помочь детям самореализоваться, учителя мотивируют их уехать в Москву или какой-нибудь другой крупный мегаполис.
И от этого становится грустно — в деревне или в малых городах реализовать себя практически невозможно.
Ну и правильно. Задача учителя, в идеале — научить и воспитать ученика так, чтобы тот стал успешным и хорошим членом общества. Задачи спасать село Шибряй, не говоря уже об окрестных деревнях, перед учителем не стоит и стоять не должно.
Показать все комментарии
Больше статей