«Если я не поступлю, то моя жизнь потеряет всякий смысл»

«Если я не поступлю, то моя жизнь потеряет всякий смысл»

Кто такие дети-тигрята и почему им не хватает мотивации
4 899

«Если я не поступлю, то моя жизнь потеряет всякий смысл»

Кто такие дети-тигрята и почему им не хватает мотивации
4 899

Мать-тигрица уверена, что залог счастья ребёнка — успех. Они контролируют всё, чем занимаются дети, мотивируют, заставляют работать. Так получаются дети-тигрята, у которых нет представления о собственных желаниях и внутренней мотиваци. В книге «Путь дельфина» (издательство «Альпина Паблишер») автор рассказывет, как вырастить счастливых детей и не превратиться в родителя-тигра.

Дети, у которых отсутствует внутренний контроль, зависимы от контроля внешнего. При этом самомотивация не может существовать без внутреннего контроля. Поэтому, чтобы оставаться «замотивированными», такие «тигрята» становятся всё больше зависимы от внешних поощрений. К тому же если вы живёте сбалансированной жизнью, то у вас появляется основа для самомотивации, которая подталкивает вас к постановке и решению новых задач, необходимых для прочного и постоянного успеха. Если же человек испытывает дисбаланс, нехватку того, что просто необходимо для полноценной жизни, например, недостаток сна, общения, движения, то вся его самомотивация будет в первую очередь направлена на восстановление этого баланса, и уже только потом он начнёт ставить перед собой новые задачи.

Десять лет назад, когда мы, психологи и психиатры, знакомились с ребёнком, который рано поступил в музыкальную академию или занимался по индивидуальной спортивной программе с личным тренером, перед нами был человек, который развивал свои природные данные и таланты, он был счастлив и сбалансирован. Мы всегда волновались за таких детей и работали с их семьями, искали новые возможности для будущего роста, развития. Теперь же ситуация с такими детьми кардинально изменилась. Нам остаётся только удивляться, насколько они перегружены: у них расписана каждая минута, над ними висит слишком много инструкций, они постоянно находятся под давлением извне и при этом избалованы и изнежены. От них с раннего детства (и со временем возрастная планка становится всё ниже) начинают требовать высоких результатов, и из-за этого дети подвергаются многочисленным рискам: им угрожает упадок сил, стресс, бессонница, тревога, депрессия, расстройства пищевого поведения, зависимости. На сегодняшний день для меня как для специалиста излишняя нагрузка на ребёнка зачастую оказывается предупредительным сигналом о потенциальных проблемах.

Позвольте представить вам Сару. На самом деле вы уже знакомы. Я могу поспорить, что вы знаете не одну такую Сару, и, возможно, надеетесь, что и ваш ребёнок станет Сарой, по крайней мере такой, какой она выглядела в глазах окружающих. А по их мнению, Сара подходила под описание ребёнка — мечты любого родителя и на всех парах мчалась по дороге к «успеху». Сара в буквальном смысле была «лидером», ярким и трудолюбивым.

Все родители на свете спят и видят такого разностороннего ребёнка, как Сара: она добилась хороших результатов в плавании и усиленно занималась испанским языком

Девочка делала всё для достижения своей цели: она хотела поступить в лучшее высшее учебное заведение. Вот только между школой, тренировками, репетиторами и выполнением домашнего задания ей едва удавалось выкроить пять или шесть часов, чтобы поспать. Всю жизнь девочка не получала оценок ниже пятёрки с минусом, как вдруг всё переменилось. Тогда-то я и познакомилась с Сарой, но, прежде чем я узнала, что происходит внутри неё на самом деле, я сразу обратила внимание на то, что передо мной стоит человек, несомненно выбравший дорогу к «успеху».

Мама и папа Сары не были похожи на обычных родителей типа «пузырчатая упаковка», «газонокосильщики» или «вертолёты». Это были любящие и внимательные родители, которые хотели, чтобы Сара следовала своей, а не родительской мечте. Они думали, что делают всё, чтобы подготовить Сару к такой жизни, расчистить ей путь к светлому будущему. Мама Сары Линн поддерживала спортивные пристрастия дочери и была против уроков игры на фортепиано и усиленных занятий математикой, которыми в своё время терзали её. С шести лет Сара начала интенсивно заниматься различными видами спорта. Отец Сары, Роберт, сосредоточился на образовании дочери, которое в дальнейшем должно было помочь ей добиться успеха в карьере. Роберт, выросший в рабочей семье в провинции, был предпринимателем, и его дела шли более чем хорошо. Тем не менее он считал, что мог бы быть ещё успешнее, если бы у него в своё время была возможность получить лучшее образование, такое, какое получает в своей школе его дочь. Родители предоставляли Саре огромные возможности и расценивали это как акт любви. Соответственно, они получали большое удовольствие от её и своих достижений в разнообразных областях.

Но почему же тогда в тот момент, когда Саре удалось стать лучшей во всём, вокруг чего, по её словам, «крутилась её жизнь», у девочки начались приступы бессонницы, панические атаки, нарушилась концентрация внимания, появились проблемы со сосредоточенностью? Почему же Сара начала употреблять «Аддерал» (психостимулирующий препарат, который обычно прописывают для лечения синдрома дефицита внимания), чтобы всю ночь сидеть за уроками, а утром бежать на тренировки по плаванию?

Не нужно быть доктором, чтобы понять, что недостаток сна, усталость, нарушение концентрации внимания, сосредоточенности, панические атаки являются признаками болезни. Сара по прямой неслась к серьёзным проблемам со здоровьем. И она это прекрасно понимала, но в её загруженной жизни не осталось места для отдыха, сна и настоящей помощи. Она считала, что не имеет права отнимать время от занятий и тренировок, чтобы потратить его на то, чтобы кто-нибудь помог ей. Она думала, что если она серьёзно решила добиться своей «цели», то у неё нет права на ошибку.

И вот, после того как она провалила квалификационный отбор для участия в соревнованиях по плаванию и приняла слишком большую дозу «Аддерала» с «Оксиконтином» (сильное обезболивающее, вызывающее привыкание, которое ей прописали, потому что из-за большой нагрузки у девочки сильно болело плечо), Сара оказалась в моём кабинете.

На первой нашей встрече присутствовали родители, и она сказала нечто важное, с чем мы все были вынуждены согласиться. Нечто важное, что проливает свет на то, каково это — быть ребёнком родителей-«тигров», быть «тигрёнком». Я спросила Сару, почему она, по её же словам, «готова на всё», чтобы поступить в университет.

— Потому что, — ответила она, — если я не поступлю, то моя жизнь потеряет всякий смысл.

Сара была убеждена, что внешние обстоятельства (такие как университет, в который она должна была успешно сдать экзамены) в лучшую сторону повлияют на неё и её жизнь. Её родители замерли после этих слов. На мгновение в комнате повисла тишина. Потом заговорила мать.

— Сара, дорогая, — начала она, — мы никогда не заставляли тебя что-то делать. Сконцентрироваться на всём этом было твоим решением. Это всё, чем тебе хотелось заниматься.

— Я знаю, что вы никогда не говорили мне об этом, — ответила Сара, — но всё что вы делаете, всё, что вы делали, и всё, от чего вы получаете удовольствие, связано с тем, что я занимаюсь всей это чёртовой фигней, чтобы добиться того, чего хочу. Вы гордитесь этим, вы чувствуете себя хорошими родителями. Вы можете хвастаться этим перед друзьями, и, между прочим, я тоже хочу, чтобы у вас была такая возможность, так что всё нормально. Я не какой-нибудь неблагодарный подросток, просто почти с самого рождения я трачу свою жизнь на то, чтобы «перейти на новый уровень».

Сара продолжала говорить о том, что, будучи ребёнком, она ясно поняла одну вещь, которая напрочь забила все остальные установки: она всегда обязана стараться изо всех сил. И вот к своим 16 годам она чувствует, что уже перегорела.

Сара закончила свой монолог, и в комнате повисла гробовая тишина. А что тут скажешь? Ведь всё это правда. Она не винила своих родителей. Её состояние не было результатом неблагополучия в семье. В её истории не было ранней психологической травмы, нарушения привязанности, генетической предрасположенности или других факторов риска, характерных для возникновения тревожности и зависимости от употребления различных веществ. Передо мной сидела молодая девушка, испытывающая непомерное давление из-за необходимости постоянно соответствовать определённым стандартам, хотя на самом деле это даже не готовило её к тому, к чему она стремилась. Чем больше она старалась, тем хуже себя чувствовала. Сара была молодой, яркой, способной, физически развитой девушкой, которая, несмотря на стремление родителей воспитать её в заботе и любви, каким-то образом пропустила мимо все установки, кроме одной: твоя жизнь имеет смысл только в том случае, если ты делаешь всё на высшем уровне.

Сара — одна из многих молодых людей, кто страдает от похожих проблем. В её случае для того, чтобы полностью переменить стиль жизни, нам понадобилось два года интенсивной личностной и семейной терапии плюс периодический приём медикаментов для снятия депрессивного состояния и тревоги. Теперь Сара сконцентрирована на новообретённой уверенности в себе и на том, чтобы баланс между физическим, психическим, социальным и духовным здоровьем оставался на стабильном уровне. Этот баланс пригодится ей в нервозной атмосфере университета, где царит высокая конкуренция, но, что более важно, он поможет ей работать, учиться и воспитывать собственных детей в мире XXI века.

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям
Подписаться
Комментариев пока нет
Больше статей