Написать в блог
Слингопапа, киш баба и декрет пополам: почему в Венгрии так комфортно воспитывать детей
Мировой опыт

Слингопапа, киш баба и декрет пополам: почему в Венгрии так комфортно воспитывать детей

… и вообще быть родителями
Время чтения: 6 мин

Слингопапа, киш баба и декрет пополам: почему в Венгрии так комфортно воспитывать детей

… и вообще быть родителями
Время чтения: 6 мин

Слингопапа, киш баба и декрет пополам: почему в Венгрии так комфортно воспитывать детей

… и вообще быть родителями
Время чтения: 6 мин

Декретный отпуск для пап, скаутские отряды, где учат гендерному равноправию, католические школы для родителей с «ковриком примирения». Журналистка Анастасия Соколова на примере своих друзей рассказывает, как живут венгерские семьи и чем их система воспитания заметно отличается от остальных.

Первое, что бросается в глаза молодым мамам в Будапеште — то, как много здесь пап со слингами. Я живу рядом с парком на острове Маргит и по утрам вижу, как молодые мужчины со спящими на груди малышами шагают туда с книжкой под мышкой. Глядя на такого папу, невольно думаешь: почему он идёт гулять, а не на работу. Если он фрилансер, то как его удалось так рано разбудить (и можно ли провернуть то же самое с моим бойфрендом).

Ответ на эти вопросы, кроме последнего, прост: мужчины в Венгрии любят и хотят участвовать в воспитании детей вроде прогулок и визитов к врачу. А это уже в свою очередь объясняется тем, что в Венгрии национальная идея — любовь к семье, а высшая ценность — дети.

Очень комфортные ясли и престиж воспитателей

Если вы идёте по Будапешту с коляской, к вам обязательно подойдут и скажут, что «киш баба» (малыш), «цуки, цуки» (милашка) и умопомрачительно «сейп» (красивый). Моя подруга Наташа, режиссёр документального кино, смешно рассказывает, как приехала в Брюссель с семьёй и была поражена: их пухлая златокудрая дочка никакой реакции у прохожих не вызывала. После Венгрии это казалось диким. Лишь однажды в трамвае к ним с восторженным криком бросилась женщина — она оказалась венгеркой.

Женщины в Венгрии стараются оставаться в декрете с ребёнком до двух, а иногда до трёх лет (для тех, кто до декрета работал, пособие по уходу до двух лет — одно из самых высоких в Европе, но для безработных условия плохие).

Няни в Венгрии не популярны — дорого. Зато ясли и детские сады на высоте. Моя подруга Наташа, к примеру, уверена, что государственные заведения лучше частных: там строго следуют стандарту, поэтому помещения большие, обязательно две воспитательницы.

Наташа вспоминает, как проходило привыкание к яслям у её младшего сына:

«Упор делается на то, что привыкнуть малыш должен не к новому месту, а к новому человеку — воспитательнице. Устроено это так. В первый день он в яслях вместе с мамой, к нему особенно не пристают, дают осмотреться. На второй день воспитательница помогает поменять памперс. На третий они болтают. Через несколько дней, когда мамы рядом нет, малыш вполне уверен, что он там не один, — вот есть воспитательница, на которую можно положиться».

К слову, профессия воспитательницы в Венгрии для многих считается престижной. Оплата по местным меркам достойная, около 600 евро — столько же, сколько получает в университете старший преподаватель, кандидат наук. Много молодых девушек мечтают стать воспитательницами (для этого нужно отучиться в пединституте).

Кажется, в венгерских яслях сплошные плюсы. Не совсем. Моя соседка Марианна (35 лет, hr-специалист) возит двухлетнего сына на другой берег Дуная в платный сад. Потому что государственных яслях с детьми до трёх лет ничем специально не занимаются, просто позволяют им играть. Марианна с этим не согласна и в итоге выбрала платные ясли при Академии наук, где с детьми каждый день занимаются пением, рисованием, лепкой и так далее.


Один ребёнок и декрет на двоих

Вообще Марианна — пример венгерской мамы нового поколения. Пока её сыну Симону не исполнилось полтора года, она сидела с ним дома. Потом на шесть месяцев отпуск по уходу за ребёнком взял её муж Бенце (честно говоря, они не расписаны — и это ещё одна тенденция современной Венгрии), он работает копирайтером в рекламном агентстве. По словам Марианны, его коллеги были поражены таким решением.

Марианне и Бенце тоже не сразу решились на это. Просто в декрете Марианна поняла, что не хочет возвращаться на старую работу. Но как молодой маме выйти на новую? Там нужно доказывать, чего ты стоишь, а если ребёнок в яслях, ты всё время на нервах, к тому же он будет болеть. Тогда решили, что в декрет уйдёт муж.

«Это получилось только потому, что с самого рождения сына я просила Бенце наравне со мной участвовать в его воспитании, все заботы делить пополам. К примеру, у нас было правило: до двух часов ночи муж встаёт менять памперс (даже если потом он передаёт сына мне, чтобы я покормила грудью), а после двух ночи встаю уже я. В итоге сын легко воспринял факт, что вместо мамы рядом с ним папа».

Сейчас, оглядываясь назад, оба уверены, что идея была отличной. Марианна спокойно смогла погрузиться в новую компанию, а муж впервые после вуза не ходил в офис и на полгода почувствовал себя по-настоящему свободным. Из минусов: Бенце пришлось полгода терпеть едкие комментарии своего отца, который интересовался, «сделал ли он уже стирку и глажку».


Католические школы для родителей

Чтобы понять, как в Венгрии меняется отношение к воспитанию детей, достаточно посмотреть на семью других моих друзей — Ангелы и Тивадара (она русская, он — венгр).

Сейчас у них трое дочерей, старшей уже 23 года, а младшей — 16. Самого Тивадара, который сейчас профессор в университете, и его братьев воспитывали сурово, по австро-венгерской системе: когда отец был в отъезде, мама записывала в тетрадку проступки мальчиков, затем папа её изучал и предоставлял штрафникам право самим выбрать наказание — нотация или два шлепка по попе. От этой традиции в воспитании детей Тивадар отказался.

Когда старшей дочке Софи исполнился год, Тивадар предложил жене вместе сходить на католические курсы по воспитанию (его мать — католичка). Сперва Ангела сильно возмутилась:

«Что? Священник, давший обет безбрачия, будет учить меня, как воспитывать ребёнка? Но когда мы пришли, оказалось, что занятия в школе ведут прихожане, мама и папа четверых детей. Они рассказывали чудесные вещи, я поняла, что родительству нужно учиться. Их советы были не только о том, как воспитывать ребёнка, чтобы не получился ребёнок-король, вокруг которого всё крутится, но и об отношениях мужа к жене, жены к мужу. Это была такая семейная терапия на общих началах».

К примеру, они рассказывали, что когда в семье появляется ребёнок, у мужа и жены неосознанно возникает ощущение, что это ещё один игрок в команде и появляется соперничество: за кого он будет играть. Бывает, что матери неосознанно за счёт постоянной критики («это ты плохо сделал, дай мне, я лучше сделаю») исключают отцов, отодвигают их от ребёнка. Это ошибка! Нужно помнить: вы — одна команда, нельзя играть друг против другу.

Был совет про «коврик примирения». Чтобы помириться после ссоры, один из участников должен встать на коврик. Как только один встал на коврик, второй, хочет он или нет, тоже должен сразу туда вставать. Коврик маленький, волей-неволей придётся обняться, чтобы устоять. Коврик Ангела и Тивадар так не завели, но в семье появилось правило: после ссоры обязательно нужно обняться.

Другой совет: в ссоре нет абсолютной правды. В конфликте детей взрослые не должны решать, кто прав. Тем более нельзя говорить, что старший должен извиниться просто потому, что он старший. Пусть дети сами разберутся! Но если ребёнок прибежит жаловаться, что брат его обидел, надо его выслушать, успокоить, погладить, дать понять, что он всегда найдёт поддержку и понимание у родителей.


Скаутские отряды с равноправием

В Венгрии популярно скаутское движение «Черкейсет» (Cserkészet). Скаутские отряды работают на базе приходов, но религии в них не так много: приходы дают помещение, иногда спонсируют чаепития, ну и в конце смены в лагере священник может провести службу.

В одном из таких отрядах работает 23-летняя Софи, дочь Ангелы и Тивадара. В Черкейсет всем заправляют дети, никаких взрослых там нет. Самым страшим руководителям-генералам по 20-24 года, они уже студенты, но раз в неделю собираются, чтобы придумать программу для детей: пойти собирать мусор у Дуная, покататься на коньках или съесть мороженое. Софи — командир отряда, под её началом пять звеньев по 8-12 детей.

Свою главную миссию она видит в «правильном воспитании» мальчиков-скаутов. Именно мальчиков — чтобы они не считали зазорным готовить, убирать, мыть посуду, купать/кормить детей, как это чаще делают женщины. Изначально в Черкейсет есть разделение на мужские и женские звенья и руководитель звена всегда того же пола (а руководитель отряда из нескольких звеньев, как Софи, уже может быть противоположного). На этом вся гендерная сегрегация заканчивается: когда скауты идут в поход, палатку ставят и мальчики и девочки, чистят овощи и варят обед тоже вместе.

Софи считает, что девочкам нужно с детства объяснять, что они не слабый пол и у них равные возможности с мальчиками. Она терпеть не может фразы, которые начинаются со слов «ты же девочка…».

Уверена, что когда подрастут подопечные Софи, они ещё сильнее изменят Венгрию. Коснутся ли эти перемены слингопап? Да, их станет ещё больше.

Фото: Shutterstock (Halfpoint). Иллюстрации: Shutterstock (Silmairel, OlyaSenko, wacomka, Kat Buslaeva, Maria Sem)

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям(1)
Комментарии(1)
Ну какой же "сейп" - красивый, если это скорее будет похоже на "сиэп" (через долгие звук, средний между "е" и "и", а не дифтонг "эй"), удивляет такой транслит. По-русски чаще пишут просто "сеп", да и "Черкесет" тоже так.
А по теме - не понимаю я, когда мужчина идет в декрет и сидит с ребенком. Такому малышу нужна п...
Показать полностью
Больше статей