«В чёрном-чёрном городе…». В чём польза страшных сказок (она есть!)
«В чёрном-чёрном городе…». В чём польза страшных сказок (она есть!)
«В чёрном-чёрном городе…». В чём польза страшных сказок (она есть!)

«В чёрном-чёрном городе…». В чём польза страшных сказок (она есть!)

И как правильно читать их с детьми

Людмила Чиркова

2

29.10.2021

«Бармалей» Чуковского, истории братьев Гримм, страшилки Успенского — многие современные родители отказываются читать детям такие сказки, потому что считают, что в них слишком много пугающего. А ведь и правда: зачем детям лишний раз бояться? И в чем вообще польза страшных сказок? Мы поговорили об этом с кандидатом педагогических наук и сказкотерапевтом Татьяной Грабенко — и написали на основе беседы эту статью.

От страха — к интересу

Давайте сначала разберемся, что такое страх. Это эмоция, которой человек реагирует на неизвестность, если при этом у него нет ресурса для преодоления некой волнующей ситуации, нет возможности с ней справиться. И страшно нам именно потому, что нет опыта переживания подобного. Или он есть, но печальный, и не хочется снова столкнуться с этой болью.

Для маленького ребенка родители — величайшая ценность. «Покуда есть они, есть и я», — считает маленький человек, и счастье в его представлении возможно только тогда, когда мама и папа рядом. И тогда любая история про тех, кто уходит из родительского дома — а это практически каждая сказка, — пугает. Страшно ведь оказаться в лесу вдали от родителей.

Но страх плотно связан с интересом. Эти амбивалентные чувства настолько глубоко укоренились в человеческой природе, что в нашей речи даже закрепился оксюморон «страшно интересно». Главная разница между этими состояниями в том, что, когда мы испытываем интерес, у нас есть ресурс справиться с задачей, пусть даже самой непростой.

Чтение страшных сказок помогает наработать внутренний ресурс, который поможет превратить страх в интерес. Как это происходит?

Путь героя: испытания и победа над злом

Все страшные сказочные истории строятся по одному принципу: добро сталкивается со злом, оно вынуждено вступить в схватку с темными силами, и не всегда эта борьба быстро приносит победу и какие-то достижения. Это путь героя, основа любых народных сказаний.

Всегда в страшной истории есть герои, например волшебные помощники, которые способствуют инициации (переходу на новый уровень развития. - Прим. ред.) главного действующего лица. Именно такая задача у Бабы-яги, Морозко, двенадцати месяцев. Также помогают герою или героине гномы, тролли, великаны.

Страшная сказка дарит читателю знания об испытаниях и преодолениях. Она показывает, каким образом герой или героиня выходят из непростой ситуации. Как они переживают беду, как готовятся к тому, чтобы совершить подвиг: вернуть невесту, украсть коня, победить Кощея Бессмертного.

Такая история показывает, как получить сакральные знания, которые помогут вернуться невредимым из опасного путешествия или выручить братца из беды, а по сути готовят к самостоятельной жизни, к испытаниям, чтобы ребенок шел навстречу им с открытым сердцем, даже если он немножко и боится.

Вспомним сказку Лилиан Муур «Крошка Енот и тот, кто живет в пруду». Изначально это абсолютно не страшная история. Всего-то и нужно главному герою пойти к водоему и нарвать осоки к ужину. Но «доброжелатели» ему рассказывают, что в пруду кто-то живет, и Енот начинает сам себя устрашать, пугается своих фантазий.

Такие сказки помогают развитию эмоционального и социального интеллекта

Они знакомят читателей с эмоциями, учат их проживать и справляться со своим состоянием, а значит, и с рядом задач, которые ставит перед ребенком жизнь в каждый момент времени.

Сами дети никогда не будут просить почитать им страшную сказку, если они к ней не готовы, если у них нет ресурса, чтобы пережить происходящее — и сделать для себя историю именно интересной, а не страшной. В противном случае ребенок попросит поскорее закрыть книгу. Ни в коем случае нельзя «насиловать» ребенка чтением истории до конца, если это происходит.

Но отказываясь читать детям страшные сказки, где есть опыт испытаний и преодолений, родители оказывают своим детям медвежью услугу, преграждают путь к развитию. Ребенок в таком случае может пасовать перед сложностями, испытывать трудности в коммуникации. Ведь он привык, что для него всегда и везде горит зеленый свет, расстелена красная ковровая дорожка и никто не способен дать ему отпор. А как в таком случае становиться героем?

Сюжеты о смерти: они точно нужны?

В некоторых сказках герой не готов к испытаниям или сталкивается со скрытым злом. В таких историях его врагами становятся близкие и друзья, от которых никак не ждешь беды.

От такого и в реальной жизни никто не застрахован. И про это тоже нужно читать, чтобы ребенок знал: не всегда можно поворачиваться спиной и к тем, кому доверяешь. Такие сказки учат: информацией стоит делиться очень осторожно, иначе рискуешь нарваться на предательство (вспомните сюжет истории про царя Салтана).

И в этих историях герой нередко психологически замирает или даже физически умирает, и тогда требуются невероятные усилия волшебных помощников, чтобы сначала излечить его раны мертвой водой, а после вернуть его в мир живой водой. В реальной жизни источниками силы, которые помогут восстановиться после предательства, могут стать мудрые родители и друзья или психолог.

В возрасте 5–7 лет ребенок начинает исследовать границы своего «я»: «Что я могу, что мне под силу?»

И тогда же он задается вопросами «Что есть жизнь?» и «Что есть смерть?». В этот момент страшные сказки, в том числе с героями из потустороннего, загробного мира помогают ему познакомиться с миром бытия и небытия.

Зачем это нужно? Мудр тот человек, который всегда помнит о смерти. И если взрослый говорит о том, что люди бессмертны, он врет и себе, и детям.

Страшные сказки транслируют, что все когда-нибудь умрут, но это случится еще очень нескоро. Они напоминают, что, пока мы живем, мы можем успеть совершить массу добрых дел, и вообще часто их мораль состоит в том, что жизнь на самом деле прекрасна — стоит только оглянуться.

Такой симпатичный Кощей

Если ребенок начал интересоваться страшными сказками, если его привлекают всевозможные зомби, вампиры, ведьмы, стоит спокойно поговорить с ним и выяснить, чем именно ему нравится тот или иной герой. Скорее всего, в ответ вы услышите, что:

  • он бессмертный;
  • он неуязвимый;
  • для него не существует ничего невозможного;
  • он обладает сверхспособностями;
  • может превращаться в кого угодно;
  • он всегда остается безнаказанным.

Чем привлекателен такой персонаж? Его нельзя унизить, обидеть, затравить. Дети кожей ощущают хрупкость мира, полного зла, которому надо каждый день противостоять. А персонажи страшных сказок, даже если они недобрые, несокрушимы перед лицом этого зла.

Если ребенок еще не в состоянии подобрать слова, чтобы ответить на ваши вопросы, помогите ему, предложите свои варианты. Так вы заодно расширите эмоциональный и социальный словарь ребенка.

Фото: shutterstock / EvgeniiAnd

Как правильно читать страшные сказки

1. Сначала прочтите сказку сами

Родителям стоит прочитать историю без ребенка, посмотреть, есть ли в ней что-то ценное или это просто пустая сказка, каких сейчас, к сожалению, попадается все больше.

Если страшная сказка противоречит ценностям семьи или конкретного взрослого, то ее и вовсе не стоит читать. И если отдельные ее фрагменты кажутся вам слишком жестокими и пугающими, то отложите чтение этой книги. Иначе вы просто передадите ребенку свою тревожность — и терапевтический эффект сказки будет испорчен.

2. Читайте страшные сказки утром или днем

На ночь читать страшилки не стоит. Даже если ребенок приносит книжку и выбирает именно такую историю, вы ее читаете, обсуждаете, но после читаете другую — медитативную, с интересным пространством. Пусть даже речь о мире подземном или потустороннем, но в сказке должны быть размышления о смелости, спокойствии, доброте и взаимопомощи.

3. Обсуждайте прочитанное и задавайте ребенку вопросы о сказке

Не все сказки так уж страшны, как кажутся. Возьмем того же Колобка, которого съела лиса. Стоит обсудить с ребенком: а кто, собственно, такой этот Колобок? Это хлебобулочное изделие, которое предназначалось для вечерней трапезы деда и бабки. А он взял и не захотел исполнять свою миссию (то есть быть съеденным и насытить стариков) и покатился куда глаза глядят. И всех бед он избегал при помощи песенки — такова была его стратегия.

Когда его способ сработал несколько раз, он решил, что бессмертен. Однако с лисой, которая подошла к нему с другой стороны, стратегия дала сбой. А почему? Потому что был слишком самоуверенным, слышал только себя. У него не был развит эмоциональный интеллект — вот и попал к лисе на зубок.

Первый вопрос, который стоит задать ребенку после прочтения любой сказки (и страшной в том числе): «Чему тебя научила эта сказка?» или «Чему она может научить?»

Когда начинать вести такие разговоры? Это зависит от уровня речевого развития ребенка. В среднем после 3 лет уже можно. До этого родители работают как радио: проговаривают все свои идеи без обратной связи. И это тоже полезно!

4. Предложите ребенку переписать финал или придумать счастливое продолжение

Поинтересуйтесь у ребенка: что Колобок мог сделать, чтобы избежать неприятной участи? Всегда оставляйте время на обсуждение и фантазирование, додумывание.

Потом можно пойти и испечь Колобка или хотя бы блинчик и разрезать его на части, угостить бабушку и дедушку, папу с братом и сестрой. А заодно обсудить вопросы правильного питания, поговорить о том, принесет ли Колобок радость лисе (ведь она, вообще-то, хищник, и хлебобулочное изделие вряд ли ее насытит).

Сказка как лекарство

Дети зачастую просят почитать им страшные сказки или отдельные пугающие фрагменты тогда, когда испытывают напряжение по тому или иному поводу. Например, ребенок идет в детский сад, отрывается от матери, от дома. Тогда сказка про Мальчика-с-пальчика становится для него спасением. Он просит по кругу читать про возвращение домой по камешкам и хлебным крошкам, чтобы увериться, что и с ним все будет хорошо. Как только страх проработан, потребность в этой истории отпадает.

Бывает, ребенку не хватает сил или смелости для того, чтобы выплеснуть, предъявить окружающим свою агрессию. Тогда он может предпочитать сказки про монстров и драконов, которым это позволено. Чтение такой истории дает ему возможность заявить право на свою территорию, на свое развитие, право устанавливать и диктовать свои правила.

Страшная сказка, которую постоянно просит прочесть ребенок в определенный период времени, может многое сказать о самом ребенке. Мы можем понять, каким он себя сейчас видит, что он чувствует и о чем переживает. Родителям нужно лишь чуть более внимательно прислушиваться к тем сигналам, что подают его книжные увлечения.

Бывает и так, что ребенок хочет бояться, но бояться именно вместе с родителями

Тогда он просит маму или папу почитать страшную сказку, чтобы получить возможность сжаться в комочек, прильнуть к близкому человеку: так он невербально демонстрирует потребность в заботе, ласке, тактильном контакте.

А в более старшем возрасте, приближающемся к подростковому, дети с помощью чтения страшных книг, просмотра хорроров и фильмов ужасов решают уже другую задачу. Так они отвлекаются от проблем в реальной жизни — от сложностей с коммуникацией, самопрезентацией, взаимодействием с противоположным полом.

«Искусственно созданные» страшные сюжеты замещают в сознании ребенка неприятные и пугающие истории из окружающей действительности, отодвигают их на второй план или вовсе вытесняют. А дальше подросток нередко пускает в ход воображение — и переписывает финал истории (хотя бы у себя в голове), делая его счастливым. Это нередко позволяет более мягко разрешить ту или иную ситуацию, которая никак не разрешается в реальном социальном пространстве.

Страшные и ужасающие персонажи, которыми традиционно пугают детей (Баба-яга, бабайка, ведьма, колдун), часто имеют аналог и в реальной жизни. Проживание борьбы с ними в сказке — это подготовка к взаимодействию с отрицательными персонажами в реальном мире.

Фото: shutterstock / Evgeny Atamanenko

Комментарии(2)
В черном-черном городе, на черной-черной улице, в черном-черном доме, в черно-черной квартире сидит черный-черный мужик и говорит:
— Никогда больше не буду сам заправлять картриджи!
))
Я выросла на историях Вильгельма и Якоба Гримм. К сожалению, это очень отпечаталось на моём литературном творчестве.
Больше статей