Детство в пузыре: как мы взращиваем немощность
Блоги26.04.2021

Детство в пузыре: как мы взращиваем немощность

Сегодня родители очень вовлечены в жизнь детей: они читают книги о детской психологии, выбирают идеальные детские сады и школы, вместе с детьми делают уроки и выбирают вузы. Но порой вовлеченность переходит в гиперопеку. Почему это опасно, объясняет наш блогер, основательница сети частных детских садов «Я люблю Монтессори» Юлия Коричнева.

Порой родители излишней опекой сами формируют стеклянный купол вокруг детей: по данным исследования Американской психологической ассоциации гиперопека лишает детей самостоятельности и может привести к возникновению проблем во взрослой жизни. Последствия такого поведения родителей могут проявиться, когда ребенок подрастет — в возрасте от 18 до 25 лет. Кроме того, это усложняет процесс сепарации, как для родителей, так и для ребенка. Например, исследование Высшей школы экономики приводит такие данные: в России возраст отделения от родительской семьи передвинулся с 18–20 лет в старших поколениях до 23–25 лет у современной молодежи.

К чему приводит гиперопека

Выученная немощность, привычка к тому, что «все решено за меня», — это те паттерны, которые родители формируют у ребёнка своим поведением:

  • Ограничение свободы в выборе чего-либо самим ребенком;
  • Непринятие во внимание его мнения;
  • Отказ от его инициативы сделать самому;
  • Контроль над всеми действиями;
  • Навязывание своего взгляда.

Конечно, родители ответственны за того, кого они привели в этот мир. Сложности начинаются, когда взрослые перебарщивают с опекой, не понимая, что как только ребенок осваивает базовые действия для обслуживания себя — он становится автономнее с каждым днем. Уничтожение самостоятельности начинается с того, что на ребенка натягивают колготки, когда он уже вполне может самостоятельно одеться, а заканчивается тем, что школьнику не разрешают выбрать кружок, в котором он будет заниматься.

Стоп-слова «будущей немощности»:

  1. Я знаю, как ему будет лучше;

  2. Он еще сам ничего может.

Если в рассказе о ребенке можно отследить эти фразы — это первый звоночек. Маленький человек должен пройти свой путь взросления методом личных проб, ошибок и побед, где родителю отводится место тренера, который не делает за ребенка, а помогает по необходимости. Подобные стоп-слова от родителей не дают ребенку получать личный опыт, принимать решения и нести за них ответственность. Он запомнит, что «сам ничего не может».

Пример:

— Мама, я хочу полить цветы.

— Нет, ты обольешься, я сама сделаю, а ты иди играй.

В следующий раз ребенок не будет проявлять инициативу и привыкнет, что за него все сделает кто-то другой — это не только взращивает немощность, но и убивает веру в себя, отражается на самооценке.

Как по-другому:

— Мама, я хочу полить цветы.

— Спасибо за помощь, давай я постою рядом и скажу, когда хватит воды. В следующий раз ты сможешь это сделать без меня.

Пузырь пузырю рознь

Другая крайность — попытка родителей максимально загрузить ребенка кружками, конкурсами, спортивными секциями. По данным мониторинга экономики образования, помимо детского сада, 18,2% детей от 1 до 6 лет посещают по 2 дополнительных кружка, а 7,1% целых 3 кружка.

В самих кружках нет ничего плохого, если у ребенка остается время на свои личные детские занятия и ему нравится посещать эти «развивашки». Проблемы начинаются в тот момент, когда кружки становятся не средством для развития ребенка, а способом самоутверждения родителей.

Стоп-слова завышенных родительских ожиданий:

  • Я хочу, чтобы он…;
  • В будущем он станет…

Пример:

— Можно я не пойду сегодня на программирование? Мне не очень нравится этим заниматься, я хотел бы учиться красиво рисовать.

— Не говори ерунды, у тебя все прекрасно получается с компьютерами. Мы пойдем сегодня на занятия.

В этом случае ребенок продолжает заниматься не потому, что ему интересно, а только для того, чтобы родители его похвалили. Вокруг ребенка формируется купол из неинтересных ему, но одобряемых взрослыми дел, которыми он вынужден заниматься. В дальнейшем он будет думать не о себе, а о том «как соответствовать ожиданиям авторитета», а также видеть мир через кривое зеркало родительских желаний, а не через призму того, чего он действительно хочет и может сделать.

Как по-другому:

— Можно я не пойду в кружок? Мне не очень нравится этим заниматься, я хотел бы учиться красиво рисовать.

— Ты уверен, что хочешь бросить программирование? Если что, мы сможем туда вернуться, а пока подберем тебе занятия по рисованию.

Даже если у ребенка нет потенциала к какому-либо занятию, но он твердо решил это попробовать — это будет его самостоятельный выбор, за который он будет нести ответственность. Родители в этом случае дают ему свободу пробовать себя и обучаться новым навыкам, которые интересны малышу на данном этапе его развития.

Что в результате

Принципы воспитания самостоятельного ребенка были описаны еще в начале ХХ века педагогом Марией Монтессори. Ребенок может самостоятельно познать этот мир, научиться на своих ошибках, преодолеть свои детские проблемы без помощи взрослых. Задача родителей — не загубить детскую инициативу и не построить вокруг ребенка «купол», в котором будет выращиваться немощность и нерешительность.

Взрослая жизнь не терпит несамостоятельных людей. Счастливый человек — это тот, кто принимает решения самостоятельно, опираясь на собственные желания и опыт. Успех ребенка в его дальнейшей жизни во многом зависит от того, как быстро он научиться решать проблемы сам. И помочь ему приобрести автономию могут только те люди, которые были с ним с самого рождения — мамы и папы.

Вы находитесь в разделе «Блоги». Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Фото: Shutterstock / Ameelia Green

Комментарии(1)
Есть такой хороший анекдот. Женщина кричит из окна:
— Боря, иди домой!
— Что, я уже замёрз?
— Нет, ты хочешь какать.
А если серьёзно, то я согласен: ни к чему хорошему это не приведёт. На днях гуляли всей семьёй в парке. Младшая (10 лет) побежала на детскую площадку. Я стою поблизости — и наблюдаю милую картинку: некая женщина нянчится со своей дочкой. При этом не позволяя ей сделать самостоятельно ровно ничего! Ни на лесенку залезть, ни сандалик застегнуть, ни колготки поправить. При малейшей попытке самостоятельности бросается на помощь: «Ой, Ксюша, давай лучше я». Всё бы ничего, но этой Ксюше на вид лет семь или восемь! И при этом она не даун, не инвалид. По разговору слышно, что умненькая. Но мамаша просто душит всякую самостоятельность! А потом наступает апофигей — мамаша говорит: «Ксюша, давай пописием», — и тут же, не дожидаясь ответа, снимает дочке колготки и трусики. И держит её под коленки, как двухлетку. Да ещё приговаривает «пись-пись-пись». И даже, блин, не потрудилась отойти с девочкой за кустик! Вот что из такой Ксюши вырастет?