3 способа влюбить ребёнка в историю до того, как он её возненавидит

3 способа влюбить ребёнка в историю до того, как он её возненавидит

История — интереснейший предмет, который многие дети в школе почему-то недолюбливают. По одной из версий — из-за скучных учебников и устаревших методик. Наш блогер Людмила Прошак предлагает не ждать, пока ребёнок будет засыпать на уроках, а заинтересовать его историей заранее.

Весь абсурд ситуации в том, что сегодня (как вчера и позапозавчера), всё сводится к дискуссии о «едином учебнике». Для ЕГЭ и идеологии это, пожалуй, важно, но бессмысленно для жизни. Что мы можем? Противопоставить отвращению к ЕГЭ любовь к истории.

Вынуждена признать, что до меня об истории уже сказали своё слово другие: например, Карамзин и Ключевский, с которым так просто не справишься, потому что учебников он не писал, а мысли не перепишешь. Да и древнегреческие философы и историки тоже не молчали.

Из всего сказанного ими я позволю себе выделить три базовые для этого поста фразы в хронологической последовательности:

  • «История — это философия в примерах» (Фукидид);
  • «Я не верю той любви к Отечеству, которая презирает его летописи и не занимается ими: надобно знать что любишь, а чтобы знать настоящее, должно иметь сведения о прошедшем» (Карамзин);
  • «Без знания истории мы должны признать себя случайностями, не знающими, как и зачем мы пришли в мир, как и для чего в нем живем, как и к чему должны стремиться» (Ключевский);

Выделяем ключевые словосочетания: философия в примерах; чтобы знать, должно иметь; к чему должны стремиться.

1. Оживший сюжет

История — семейный проект. Здесь также, как с книгами: если в доме нет книг, если все смотрят телик или играют, уткнувшись в собственный телефон, то откуда взяться любви к чтению? Спрошу ещё: а без любви к книге откуда взяться знанию истории?

А вот если книга читается не в одиночку и со сверхзадачей! История должна быть с примерами или даже просто цитатами. Так она не просто запоминается, а впечатляет. Параллели с уже известным помогают принять историю как должное и незнакомое. Археологи похожи на сыщиков? Ну тогда всё понятно, что ж вы раньше не сказали!

А если уж пуститься в расследование, выдвигая и опровергая версии, создавая собственные реконструкции того мира и тех событий, тогда и появится герой, у которого само собой отыщется имя. И как только это случится, история оживёт настолько, что уже в пору переживать за судьбу, к примеру, неандертальца, по прихоти семилетнего автора расследования получившего имя Мендель.

2. Путешествия

И этот шаг № 2 не в переносном, а в буквальном смысле. Прекрасный повод сходить в музей, в библиотеку, а ещё лучше выйти на маршрут. Историей пронизан каждый квадратный километр нашей родины. Маршрут можно строить, отталкиваясь от времени или места.

3. Где я на ленте истории?

Вот это, как выяснилось, самое сложное. Казалось бы, листай учебник, ищи дату и запоминай. Но, как точно заметил, французский писатель Саша Гитри «Школьником я знал все даты французской истории, но никогда не помнил, что в эту дату случилось». А может всё дело в том, что не случилось ничего, чтобы зацепилось в памяти десятилетнего?

Мне тоже запали в своё время проникновенные слова о том, с чего начинается родина. Да, с картинки в букваре, да, с берёзки у дома. Всё так. Но история — всеобщая — начинается с древнего мира, а наша держава вообще-то появляется чуть позже. Это не хорошо и не плохо. Это просто данность.

На хронологической ленте мы занимаем то место, какое занимаем. И это не есть точка отсчёта всеобщей истории. Это всё равно что считать, что за пределами Садового кольца жизни нет.

Мне кажется, именно поэтому даты, события и лица истории так плохо запоминаются, а главное — понимаются. Они выпадают из общего контекста! Как можно судить о книге по вырванным страницам? Или начав её читать с конца или с середины? А с историей у нас получается так, как шахматисты учат маленьких детей запоминать траекторию движения коня: «прыг-скок и в бок».

Итак, шаг № 3 — с сотворения мира, соотнося историю своей семьи и своей страны с историей остальных 8/9 суши Земли.

Когда юный писатель создаёт свою историческую книгу, он уже на 33-й строке, а то и раньше, упирается в необходимость элементарно представить себе, где жил герой, как одевался, что взял в руки (чем писал в XIV веке? на чём?) и куда пошёл (охотиться? а с ружьём или с луком? урожай убирать? картошку или репу?).

И если шаг № 1 удался, то семья листает книжки, идёт в интернет, ищет ответы, а тут на сцену выходит дедушка и, оказывается, что он умеет силки ставить, а дядя отлично это может нарисовать. А если ещё повезёт и с учителем, то можно и в музей отправиться, и в библиотеку заглянуть, и на переменке обсудить — в общем, и шаг № 2 не проблема, а приключение. И тогда появляется видение себя, своего героя на хронологической ленте. Она ведь, эта лента, нужна для понимания того, что герой жил не в безвоздушном пространстве, а среди людей, жизнь которых складывалась так-то и так-то в силу таких-то обстоятельств и событий.

Вы находитесь в разделе «Блоги». Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Фото: Shutterstock / SewCream

Комментарии(7)
А можно меньше слов, но больше конкретики? Как вы, ичторик, влюбляли, нечитающих в книги?
Вот так: http://hronotop.com/blog/%d0%bc%d0%b0%d1%81%d1%82%d0%b5%d1%80%d1%81%d0%ba%d0%b0%d1%8f-%d0%bf%d0%b8%d1%81%d0%b0%d1%82%d0%b5%d0%bb%d0%b5%d0%b9-%d0%b8%d1%81%d1%82%d0%be%d1%80%d0%b8%d0%ba%d0%be%d0%b2-%d0%bf%d0%be%d0%b4-%d0%b7/
Ребенок будет увлечен историей, если увлечены родители. С историей хорошо знакомить при прогулках по Москве. На Манежной площади есть музей под землей, а в музее мост. Почему мост оказался под землей? Откуда взялось название Тверской улицы. Что видел Евгений Онегин на ней. Как расширили улицу в советское время. Дом генерал-губернатора — рассказать о должности. Бульварное кольцо перестало быть крепостью, почему. А куда делся монастырь с Пушкинской площади. Садовое кольцо — куда делись сады. Триумфальная площадь — рассказать о событиях, связанных с названием. Тверская застава — почему застава. В каком доме и почему была Катюша Маслова? А дальше Ленинградский проспект. Не каждый ребенок знает, что был город с названием Ленинград. Наполеон для себя выбрал Петровский путевой дворец. И ещё о знаменитом проспекте на https://mel.fm/blog/yury-nikolsky/52176-khoteli-kak-luchshe-a-poluchili-kak-vsegda
Историю любят, когда она занимательна. Можно совместно читать книгу Гаспарова «Занимательная Греция». История полезна, если авторы занятий прошедшее связывают с настоящим, для примера «Русский террор: бессмысленный и беспощадный» — https://echo.msk.ru/programs/vsetakplus/2873442-echo/
«Занимательная история» требует, чтобы всё вёз на себе учитель. Автор статьи рассказывает вам об активном участии в процессе детей, которые описывают свою жизнь в XV веке в виде «микроисторий». Такая методика, система намного более устойчива, чем та, где всё держится только на активности учителя.
Больше статей