5 опасных мифов об образовании, которые могут лишить ребёнка будущего

5 опасных мифов об образовании, которые могут лишить ребёнка будущего

15 636
36

5 опасных мифов об образовании, которые могут лишить ребёнка будущего

15 636
36

В начале февраля блогер Александр Корсаков опубликовал на «Меле» текст про современные мифы о профессиях будущего. Он указывал, что работа в IT не обязательно принесёт хороший доход и что миру не нужны особенные специалисты по 3D-печати. Наш другой блогер, журналист Анастасия Миронова, решила продолжить тему и проговорить о навязанных мифах об образовании, которые могут оказаться не просто ошибочными, но и пагубными.

1. Онлайн-обучение

Первым и самым опасным мифом стоит назвать догмат, что онлайн-образование и онлайн-курсы догонят классическое обучение и заменят привычные нам вузы. Это не так. Онлайн-образованию много лет, в мире давно существуют международные лектории и площадки для курсов ведущих преподавателей. Однако индустрия так и не поставляет на рынок специалистов. В мировой прессе есть уже ряд серьёзных публикаций, развенчивающий миф, что интернет даёт миру равенство.

Одна из знаковых статей вышла год назад в NYT и так и не была оспорена. В ней указано, что интернет сделал доступным массовое образование для бедных, однако именно поэтому образование офлайн приобрело ещё более элитарное значение.

Приведём конкретный пример: на портале Coursera прямо сейчас 250 тысяч студентов обучаются только лишь по программе Google IT Support. При этом зарплата на низовой должности в техподдержке Google, по их же данным, в год составляет 53 470 долларов до вычета налогов, и это — зарплата для американцев. Индусам или русским на такой должности будут платить гораздо меньше. При этом за зарплату больше 250 тысяч долларов в год в Google соревнуются люди с дипломами лучших мировых вузов, которые были получены отнюдь не онлайн.

Кому было выгодно обманывать молодежь всей планеты и внушать, будто на за 20–300 долларов можно получить полноценное образование, учась урывками ночью, а днём работая? Вряд ли в игру вступили некие тайные регуляторы рабочей массы. Вероятнее, что такое заблуждение пестуют сегодня в занятых и не очень состоятельных людях продавцы онлайн-курсов.

2. Самообразование

Рядом с этим мифом стоит другой — о том, что можно будет самообразованием конкурировать с теми, кто прошёл классическую школу и годы обучения. Тоже опаснейшая ложь. Она была порождена новым движением анскулеров, появившимся в США на волне возмущения образовательными кредитами.

C 2006 года объём задолженности по займам, взятым американскими студентами на образование, стал резко расти и достиг 1,6 триллионов долларов, в 2019 году долги по образовательным кредитам были у 45 миллионов американцев.

Это привело к движению отказа от высшего образования, которое стали рассматривать как невыгодную инвестицию заёмных средств. В отличие от ранних анскулеров, финансово мотивированные стали также утверждать, что плата за образование — это именно бессмысленная инвестиция.

Сегодня эти идеи развились в угрожающие для их сторонников формы, потому что многие люди стали верить, будто самообразование способно полностью заменить фундаментальное обучение. К этой идее пристёгивается какая-то уже совсем социалистская вера в верховенство практического опыта над образованием.

Множество людей уверены, что, сидя дома и изучая специальность по интернет-курсам и учебникам, они смогут добиться высот

Особенно, конечно, эта мечта о чуде распространена среди молодежи, желающей устроиться в сфере IT. И она в основном разбивается о неприятную реальность, в которой IT — это сверхконкурентная сфера именно в самых низовых позициях. Множество людей идут сегодня в цифровую индустрию, имея в арсенале лишь базовые навыки, онлайн-лекции или курсы повышения квалификации.

Далеко не все они молоды — часто мечта разбогатеть в IT настигает зрелых людей, решающих сменить профессию. Всем им не даёт покоя карьера Стива Джобса. Однако они забывают, что из сотен миллионов, которые со времен молодости Джобса также решили «попробовать себя в IT», успеха добились единицы. Большинство же вынуждено жёстко конкурировать за самые низкооплачиваемые позиции. А за высшие должности состязаются люди с крепким образованием.

3. Ранняя работа

Ещё один похожий миф — о необходимости раньше начинать работать. Здесь ложный догмат выводит на первый план практику. Но хорошее образование, особенно в IT, не совместимо с работой. Тот, кто всю учёбу подрабатывает, пусть и по профессии, вряд ли будет конкурентен на фоне человека, посвятившего университету четыре-шесть лет.

Почему в IT? В этом сегменте много предложений для низкооплачиваемых позиций, на которые берут после коротких курсов или онлайн-обучения. Однако для более высоких позиций и заработка нужно хорошее образование и математическая база, а это уже не очень совместимо с работой.

В целом, установка на подработку во время учёбы — крайне интересна. Она пришла к нам из западной этики 1980-1990-х, когда американское общество переживало волну девальвации труда. Вплоть до 1960-х в США содержать семью и обучить хотя бы одного ребёнка можно было на зарплату отца, до этого времени США были страной домохозяек. В 1960-е на работу вышли женщины, два родителя могли содержать семью и давать ребёнку образование. В 1980-х их ресурсов на обучение детей стало не хватать — появилась идея трудолюбивых студентов, в культуру вышел миф о необходимости с ранних лет трудиться.

Он опровергается простым фактом, даже двумя:

  • богатые родители отличников предпочитают, чтобы они не работали;
  • существуют стипендиальные фонды для умных учеников, призванные освободить их от необходимости подрабатывать, потому что подработка всегда идёт в ущерб образованию, если мы говорим о серьёзном образовании.

Тот, кто учился по ночам, после смены в ресторане или магазине техники, или даже в техподдержке крупной компании, никогда не догонит студента, посвятившего несколько лет исключительно учёбе.

В России это заблуждение было немного сдобрено советской пропагандой о рабочем человеке и советским же, порожденным именно диктатурой пролетариата, презрением к интеллигенции, отличникам. В итоге у нас, уже после развала СССР, стало модным считать, что троечники лучше устраиваются. Ну или по крайней мере не хуже. Но это неправда.

Может быть, ларьки открывать или металлолом тайно продавать они умели. Но даже в российском больном обществе в сумбурные 90-е троечники не вышли на первый план. Среди олигархов, сколотивших себе в 90-е состояние, вряд ли есть троечники. И среди высшей политической современной элиты, вопреки заблуждениям, троечников, тем более заочников, нет. С этой правдой наши люди до сих пор не могут смириться, а правда нехитрая: троечник, особенно если он ещё и заочник и работал на трёх работах, не сможет конкурировать в своей профессии за высокие должности с отличником.

4. Иностранные языки

Вслед за IT от опасных мифов больше других сфер знаний страдают иностранные языки. Сегодня наши люди уверены, что их можно легко выучить на коротких курсах, дистанционно и прочее. Это неправда. Лучше всего на языках говорят те, кто в школе и университете обстоятельно их учил и прежде всего имел возможность системно освоить академическую грамматику.

Даже в эмиграции легко узнать людей, которые в школе, хоть и советской, учили английский на «пятёрки». Люди, осваивавшие язык на месте, так сказать, в бою, на курсах, в редчайших случаях обучаются правильной грамматике — большинству просто не хватает системного представления о языке, а его можно получить только при серьёзном обучении.

Сегодня курсы «Английский за четыре месяца» достигли апофеоза. Знают в России английский только люди младше примерно 18 лет, потому что их хорошо учат в школе. Остальные верят в чудеса. В итоге, как в случае с офлайн-образованием, глубокое знание языков становится более элитарным продуктом именно потому, что большинство поверило, будто ему для успеха достаточно полученных в игровой форме или по скайпу основ.

5. Переводчики онлайн

Другой миф о языках гласит, будто их не надо учить вовсе и будто скоро всё будут переводить онлайн… Уже переводят, но значение знания иностранных языков лишь выросло. В принципе, сейчас любые переговоры можно вести с онлайн-переводчиком, переводить любой текст. При этом, как ни удивительно, в самых «денежных» сферах владение как минимум английским стало уже по факту обязательным для всех специалистов среднего и высшего звена.


Мы живём в мире, где молодежи внушают ошибочное представление о стирании границ и выравнивании возможностей в сфере образования. Это делается, конечно, не централизованно, но синхронно во всех странах. Вероятно, помимо коммерческих интересов тех, кто берётся недорого заменить университетское образование, здесь есть и мотив общественно-политический — желание сгладить социальное недовольство и скрыть лишь усугубившееся социальное расслоение в обществе.

Разница в доходах и в объёмах контролируемых ресурсов самых бедных и самых богатых слоёв населения увеличивается во всем мире. Проще говоря, индекс социального неравенства растёт. И образование просто не может игнорировать этот факт, неравенство в образовании, в доступе к образованию тоже растёт, однако этот факт прикрывается рядом мифов…

Бедные и лишенные доступа к фундаментальному образованию люди вдруг поверили, что с помощью онлайн-программ, проходимых ночью после полноценной рабочей смены, смогут конкурировать с теми, у кого есть время и деньги учиться в хороших университетах. А это неправда. И это едва ли не самый подлый обман, на который человечество купилось в 2010-х годах.

Вы находитесь в разделе «Блоги». Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Иллюстрация: Shutterstock (ALX1618)

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям(36)
Комментарии(36)
А как Вы смотрите на вузы, в которых обязательно работать по специальности во время обучения, пусть даже и «за спасибо»? Для этого предоставляется свободный от учебы день, который человек обязан посвятить этой работе
Если они выпускают менеджеров, то, может, и хорошо. Для физиков это плохо
Почему то ссылка на NYT не работает — где сама статья?
Ну и опус больше напоминает миф о развенчании мифов.
Видимо автор плохо себе представляет какое количество людей получили высшее образование через он-лайн обучение, и насколько они реальные. Это не только для бедных, кто днем работает, а ночью учиться — это и для тех, кто живет в другом полушарии, например. Это гораздо лучше чем пятилетнее просиживание штанов в очном заборостроительном институте города Крыжополя.
Я поправлю. Вот ссылка на статью https://www.nytimes.com/2019/03/23/sunday-review/human-contact-luxury-screens.html
Мифы формируются не только сторонниками, а и противниками онлайн-образования. Начну с того, что цели образования различны. Я не противопоставляю одну форму обучения другой, а пишу о целях образования различных форм обучения (https://mel.fm/blog/yury-nikolsky/74681-kak-internet-stal-uchitelem-dlya-detey-i-vzroslykh). Пока в онлайн-обучении плохо налажена обратная связь преподавателя с учеником, но работа в этом направлении ведется (https://mel.fm/blog/yury-nikolsky/12930-kak-onlayn-obrazovaniye-mozhet-izmenit-mir). Кредиты американцев на образование растут, что связано с ростом доходов, так как кредиты погашаются за счет снижения налоговых выплат не только в ходе обучения, а и по его завершению еще несколько лет (https://mel.fm/blog/yury-nikolsky/18306-kak-nalogi-svyazany-s-obrazovaniyem-i-v-chem-plyusy-nalogovykh-vychetov). Молодежь стоит перед выбором: наемный труд или фрилансер (https://mel.fm/blog/yury-nikolsky/43276-karyera-v-informatsionnoy-ekonomike). Зарплата волнует тех, кто собирается быть наемным работником. В каком вузе сейчас больше всего студентов? В МГУ. А на второе место по числу студентов вышел Московский финансово-промышленный университет «Синергия», так как после него выше шансы стать успешным фрилансером.
Все больше молодежи изучают язык через общение с носителями языка и используют англоязычные онлайн-курсы. Олигархи имеют высшее образование, так как занимали те должности в СССР, на которые назначались только с высшим образованием из престижных вузов (олигархами не стали инженеры или ученые). Когда-то сотовый был доступен единицам, а интернет не имел структуры, чтобы стать массовым. Ведь для этого нужны были ещё и кадры. А нужных специалистов вузы в те годы не готовили. Сейчас интернет и сотовый телефон сформировали огромный рынок труда, хотя в него пришли те, кто не получал знаний не из вузовской подготовки, а самостоятельно. Структура рынка онлайн-образования формируется, поэтому и это образование станет массовым (https://mel.fm/blog/yury-nikolsky/96083-onlayn-obucheniye-i-internet-magazin-chto-zdes-obshchego). Современная динамика рынка труда потребует постоянного совершенствования, поэтому онлайн-образование займет свою нишу в системе повышения квалификации кадров (и даже смены профессии из-за развития технологий искусственного интеллекта). Та молодежь, которая способна оценить развитие рынка труда предпочитает те или иные формы образования. А это связано не только с социальным неравенством, а ещё и с территоримальным, в первую очередь доступ к рынку труда вновь формируемых и просто наличие качественного интернета (https://mel.fm/blog/yury-nikolsky/12893-onlayn-universitet-frilans-i-novyye-professii-kak-izmenitsya-rynok-obrazovaniya).
Показать все комментарии
Больше статей