«Дети понимают современное искусство лучше, чем нам кажется»
«Дети понимают
современное
искусство лучше, чем
нам кажется»
«Дети понимают
современное
искусство лучше, чем
нам кажется»

«Дети понимают современное искусство лучше, чем нам кажется»

Почему стоит сводить ребёнка на детское Архстояние-2016

Наталия Зайцева

31.05.2016

В этом году детское Архстояние пройдёт 11–13 июня в Никола-Ленивце (Калужская область). Дети будут создавать арт-объекты, писать музыку, делать научные опыты и попробуют приготовить уникальные гастрономические изыски. В преддверии фестиваля Наталия Зайцева попыталась понять, нужно ли приучать детей к искусству с ранних лет.

В каждом маленьком ребёнке и в том, что постарше, есть не только 200 грамм взрывчатки, но и творческие способности, которые могут дать яркие плоды. А когда сотни детей собираются вместе и сообща проявляют свою творческую природу, создавая арт-объекты, — это уже не просто искусство, а настоящий детский праздник.

«Вообще-то я художник! Я умею рисовать самолёты, цветы, детей в детском саду, но лучше всего у меня получаются лошади, потому что я их очень люблю! Однажды я даже сделала лошадь из веток спиленного дерева! Сама!» — с упоением делится со мной девочка, играя в песочнице на детской площадке. Ей пять лет, и она всерьёз считает, что она художник. Причём не станет им в далёком будущем, она художник уже сейчас. Впрочем, не так уж она и заблуждается.

Творчество, созидание, изобретательство — это и есть детство по своей сути

Психологи объясняют нам, почему творя, изобретая, фантазируя, дети развиваются, растут, познают мир. Творчество требует смелости, а смелости у детей не занимать, созидание просит азарта — а кто азартнее детей? Изобретательство невозможно без фантазии, а фантазия — это воздух мира детства. Поэтому так объяснима и закономерна популярность среди детей художественных и изобретательских кружков, поэтому неизбежно было появление фестивалей, на которых дети могли бы дать волю рукам и фантазии.

Так появилось детское Архстояние, которое поначалу было детской программой на Архстоянии большом, взрослом — самом крупном в России фестивале современного искусства. Организаторы поняли, что детская программа — это лишь небольшая часть того, что можно предложить детям. Потому что и объекты, которые они создают, и интерес, который проявляют юные художники и архитекторы, ничем не уступают старшим участникам. Три года назад детская программа стала отдельным двухдневным событием.

Первый фестиваль был экспериментальным — и удался. Второй закрепил успех и оставил детей в восторге. Третий состоится меньше чем через месяц

Есть мнение, что детей нужно знакомить в первую очередь с классическим и понятным искусством: Моцарт и Чайковский перед сном; Васнецов и Шишкин так узнаваемы и логичны, когда речь идёт о сказках; Пушкин — любимый поэт. Необходимость и важность классики нельзя отрицать. Архстояние, будучи оплотом современного искусства, конечно, очень далеко ушло от классики, причём не только по содержанию, но и по форме: многие объекты — это инсталляции и перформансы, то есть создаются в режиме реального времени.

Здесь уравниваются между собой понятия процесса и результата, потому что происходящее — это уже арт-объект. Даже те объекты, которые готовы к открытию и которые остаются после, — это непросто экспонаты, они оживают за счёт действий. Например, в прошлом году куратор фестиваля Андрей Бартенев создал «ловушку для ног» — паутину из белых лент, в которую с удовольствием попадали участники.

На первом детском Архстоянии была «песочница Малевича»: сама песочница в виде черного квадрата, и формочки — архитектоны

Искусство становится совсем близко. Когда ещё можно полепить куличики внутри чёрного квадрата? Игра в творчество, игра в творчестве, творчество в творчестве — это как раз то, зачем приезжают на детское Архстояние.

«Дети живут в контексте современного искусства, они его понимают лучше, чем нам кажется, — рассказывает представитель студии МОГУ (одна из студий Государственной Третьяковской галереи) Николай Фугаров. — Мы в нашей студии создаём объекты в духе Малевича, в духе Кандинского, вообще супрематизм — очень благодатное в этом смысле направление, очень близкое детям, они с радостью занимаются аппликацией, макетированием, очень любят сочетать между собой геометрические формы».

На Архстоянии в этом году участники программы МОГУ будут создавать супрематический гиперболоид

Николай поясняет: «Это стопроцентное попадание. Дети любого возраста, как только они могут склеить два куска бумаги, будут этим заниматься. А когда речь идет о создании фантастического объекта — покажите мне ребёнка, который останется в стороне?»

Но речь, конечно, не только о супрематизме. Участники Архстояния в течение двух дней пишут музыку, готовят необычные блюда, создают керамические предметы, пишут картины, в общем, каждый выбирает то, что душе угодно, а если ей угодно всё сразу — значит всё сразу.

«С самого раннего возраста через любимый метод Public Art мы хотим научить детей базовым приёмам творчества, спровоцировать художественную активность, заразить удовольствием от массового сотворчества и соавторства. Ощутить ток искусства в трёх направлениях: индивидуально-эмоциональном, социально-психологическом и физическом», — говорит Андрей Бартенев. «Было ужасно интересно, приедем ещё!» — пишут дети в соцсетях о прошлогоднем фестивале.

Некоторые считают, что творчество — это талант, к нему должна быть предрасположенность. Психологи утверждают, а педагоги подтверждают, что всё не так

Не важно, из творческой семьи ребёнок или нет, — способности к искусству заложены в человеке изначально. Вся его деятельность на начальном этапе жизни является творчеством и игрой — начиная от простейшей башни из кубиков и заканчивая… Впрочем, нельзя сказать, чем заканчивая, потому что предела детской фантазии не существует. Ведущие эксперты по воспитанию детей рекомендуют ловить момент и «начинать до трёх»: не потому, что нужно срочно развивать растущий организм до «быстрее, выше, сильнее», а потому что творческая среда близка ребёнку, наиболее комфортна для него, и в ней он сам разовьётся именно так, как ему нужно. Именно поэтому дети так легко и с удовольствием участвуют в проектах, подобных Архстоянию, им не приходится утруждаться. Это то самое, знакомое им с младых ногтей: творить и изобретать. Это игра всерьёз: ты вроде бы играешь в художника, а с другой стороны — вот он твой объект, ты его автор или соавтор, а значит, это не такая уж шутка.

Что остаётся, когда заканчивается фестиваль?

В первую очередь, конечно, эмоции. Остается творческий задор, желание создавать уникальные объекты — где угодно, хоть на участке на даче, хоть во дворе. Остаётся азарт, который воплощается потом осенью на занятиях. «У нас в студии есть ребёнок, который хочет стать архитектором. Эта мечта появилась у него во время занятий. Он всерьёз хочет обучаться этой профессии. Мы, конечно, полностью его поддерживаем, но стараемся не давить, просто помогаем ему развиваться в этом направлении», — рассказывает Николай Фугаров. «Дети надолго запоминают этот опыт — строительство уникального арт-объекта. Они фактически самостоятельно, своими руками создают новые детские общественные арт-пространства, аналогов которым не существует», — поясняет Юлия Бычкова, продюсер и куратор детского Архстояния.

Объекты, созданные участниками, после фестиваля живут своей жизнью

Некоторые становятся частью экспозиции в Никола-Ленивце (там, где базируется Архстояние), другие перемещаются в новые места («Вавилонский водопровод» Дмитрия Морозова и «Перемещение через вращение» Романа Ермакова теперь в парке Сколково). В прошлом году детское Архстояние проходило в «Конаково Ривер Клаб», и объекты, которые создали дети, стали частью ландшафта.


Комментариев пока нет
Возможность оставлять комментарии отключена
Больше статей