Тайны «Конька-горбунка»: цензура, скрытые смыслы и споры о том, кто реальный автор сказки
Тайны «Конька-горбунка»: цензура, скрытые смыслы и споры о том, кто реальный автор сказки
Тайны «Конька-горбунка»: цензура, скрытые смыслы и споры о том, кто реальный автор сказки

Тайны «Конька-горбунка»: цензура, скрытые смыслы и споры о том, кто реальный автор сказки

Екатерина Иосифова

11

27.11.2023

Сказку «Конёк-горбунок» дети проходят в 4-м классе и часто потом никогда к ней не возвращаются. По крайней мере до тех пор, пока их собственные дети не идут в школу. Но на самом деле это одно из важнейших произведений русской литературы, которое заслуживает внимательного изучения. Разбираемся в истории создания и тайных символах сказки Ершова.

Сюжет сказки

Прежде чем начать анализировать «Конька-горбунка», давайте вспомним сюжет сказки.

Завязка в произведении следующая: у крестьянской семьи, которая зарабатывает на жизнь продажей пшеницы, кто-то по ночам начинает топтать посевы и портить урожай. Три брата по очереди решают стоять в карауле, но только младший Иван не уходит с поста и ловит злоумышленницу — ею оказывается белая кобылица с длинной золотой гривой. Главный герой запрыгивает лошади на спину, и та, не в силах его сбросить, обещает в качестве извинения родить двух златогривых коней на продажу, а также личного помощника, защитника и товарища для Ивана — конька «ростом только в три вершка, на спине с двумя горбами да с аршинными ушами», которого никому нельзя продавать.

Далее старшие братья пытаются тайком продать красивых жеребцов, чтобы не делить прибыль с Иваном, но Конёк-горбунок рассказывает о коварном плане своему хозяину, и они вместе нагоняют их на середине пути. Во время ночевки с братьями Иван находит в поле перо Жар-птицы и, игнорируя предупреждения своего волшебного товарища, забирает его. На следующий день златогривых жеребцов покупает царь, но они сбегают и возвращаются к Ивану. Видя привязанность коней к хозяину, царь предлагает Ивану место начальника царских конюшен. Там, на службе, главному герою пригождается перо Жар-птицы: каждую ночь при его ярком свете он ухаживает за жеребцами.

О сокровище Ивана узнает бывший конюх, который хочет вернуть себе должность, и доносит царю, что Иван не только хранит ценное жароптицево перо, но и якобы бахвалится тем, что может изловить и саму Жар-птицу. Царь вызывает к себе Ивана и требует принести ему волшебную птицу. С помощью советов Конька-горбунка Иван выполняет задание и повышается до стремянного.

Бывший конюх еще сильнее завидует Ивану и врет царю, что Иван всем говорил о Царь-девице, дочери Месяца и сестре Солнца, и якобы знает, где ее найти. Царь хочет жениться на красавице и посылает Ивана разыскать ее. Конёк-горбунок вновь выручает Ивана, но когда девушка уже оказывается во дворце, Иван получает еще одно задание — достать ее перстень со дна океана и поклониться Месяцу и Солнцу.

Однако и на этом не заканчиваются его испытания: Месяц не дает благословения дочери выходить замуж за старика, и Царь-девица предлагает царю искупаться в трех котлах: в одном — холодная вода, в другом — горячая, а в третьем — кипящее молоко. Купание должно преобразить его, но царь боится и просит Ивана первым окунуться в котлы. Конек-горбунок в очередной раз приходит на помощь. В итоге Иван не только выживает после купания в кипятке, но и становится невероятно красивым. Царь же сваривается заживо, а Царь-девица выходит замуж за Ивана, и сказка заканчивается свадебным пиром.

В чем смысл сказки

Кандидат филологических наук Ирина Георгиевна Минералова:

Про «Конька-горбунка» сказано, что ростом он ровно три вершка. Вы можете себе представить, сколько это? Я помогу. Вершок — это примерно 4,5 см, две фаланги указательного пальца. Умножаем на 3, получаем всего 13,5 сантиметров. А уши у него при этом аршинные (в аршине целых 16 вершков — больше 70 сантиметров). Получается, что Конёк-горбунок — это не конь и даже не ослик, каким его часто принято представлять, а волшебная детская игрушечка-конек.

В этом коньке, а не в ломовой лошади, мечта русского человека о труде в радость. В русских сказках вообще часто встречается мотив, где герою помогают разные волшебные силы: то все происходит по щучьему велению, а он проводит время на печи, то он благодаря коньку-помощнику из всех трудных ситуаций выходит легко и даже становится царем. Но важно понять, что Иван не увиливает от работы. В отличие от братьев, он исправно несет дозор, а поступая на службу к царю, говорит: «Стану, царь, тебе служить, / Только, чур, со мной не драться, / И давать мне высыпаться, / А не то я был таков». Кто же не подпишется под словами Ивана? Он ведь говорит о свободном труде в радость.

Вообще, читать эту сказку дело увлекательное: сюжет строится, с одной стороны, вокруг растущих возможностей для Ивана, которые он встречает как авантюрный персонаж. Но при этом у него есть рассудительный и сдерживающий попытки совершить безрассудный поступок верный товарищ. Это своего рода наш собственный голос разума, который должен сопровождать нас на жизненном пути.

Как и многие волшебные сказки, сказка П. П. Ершова — это приключенческая сказка, но в ней есть и сатирическая линия: и в семье братья-завистники, и на государевой службе найдется «добрый» человек, готовый усложнить жизнь героя, и царь верит слухам, жесток и жаден. Все эти испытания — школа жизни.

Таким образом, сказка Ершова всем своим строем учит вниманию к жизни в ее трех концентрумах: в семье, в царстве-государстве, в мироздании. Наша жизнь «против неба на земле», мы и перед братьями в ответе, и перед царем-батюшкой, но более всего перед небом. П. П. Ершов говорит: будешь честен, благоразумен, трудолюбив, незлобив, не корыстен, не мстителен — и будешь вознагражден.

Тайные символы

Первое издание «Конька-горбунка» 1834 года подверглось жесткой цензуре — из нее исключили все фрагменты, которые высмеивают или осуждают царя и церковь. А после третьего переиздания в 1843 году сказку вовсе запретили печатать. Сильно переработанный четвертый вариант «Конька-горбунка», с восстановленными пропусками, появился только после смерти Николая I, в 1856 году.

В 1930-х годах иллюстратор В. Милашевский писал: «…ершовская сказка слишком сильно пригвождена к определенной эпохе, и именно к 30-м годам XIX века в историческом плане (с некоторым захватом эпохи конца XVIII века), и географически столица — это Петербург! Только Петербург, а не вообще абстрактная некая внегеографическая столица! <…> Столица, к которой подъезжают иностранные купцы, — только Петербург. Торговлю холстами, экспорт наладили только после Петра I. Значит, это петербургский период русской истории». Но на самом деле исследователи находят в «Коньке-горбунке» несколько разных исторических контекстов — в сказке есть отсылки и к Смутному времени в Московском государстве и к современности, то есть XIX столетию.

Еще один из важных символов, который был понятен современникам П. П. Ершова, — эпизод с чудо-юдо рыбой-китом, который назван Державным.

По сюжету кит проглотил 30 кораблей. По мнению многих литературоведов, это отсылка к 30 декабристам, сосланным в Сибирь

Также Иван предлагает царю в какой-то момент посадить его в острог. А слово «острог» в значении «тюрьма» встречается в России XVIII–XIX веков.

При этом некоторые чины персонажей сказки («конюший», «спальник», «стременной», «ловчий», «боярин») ориентируют нас на период Московского государства (XV–XVII вв.).

Кандидат филологических наук Н. А. Рогачева считает, что Ершов не просто так назначает Ивана начальником Конюшенного приказа — сан конюшего получил когда-то Борис Годунов, впоследствии ставший царем. Интересно также и то, что из конюшего Ивана повышают до стременного, хотя во все времена конюший занимал более высокое положение. Таким образом П. П. Ершов показывает, что повышение в чине на самом деле разжалование, и оно не дарует свободу, а только усиливает зависимость героя от царя.

Еще одну отсылку к реальной исторической персоне, по мнению Н. А. Рогачевой, мы можем обнаружить во фрагменте, где бывший конюх подозревает Ивана в каком-то обмане. Вот как он описывает его поведение: «Басурманин, ворожей, / Чернокнижник и злодей; / Что он с бесом хлеб-соль водит, / В церковь божию не ходит, / Католицкий держит крест / И постами мясо ест». Многие литературоведы считают, что это прямая отсылка к образу Лжедмитрия I, который обещал ввести в Московском государстве римско-католическую веру и женился на Марине Мнишек в постный день, когда венчания были запрещены церковью.

Миф об авторе

Существует миф, что сказку «Конёк-горбунок» на самом деле написал не Петр Павлович Ершов, а Александр Сергеевич Пушкин. Сторонники этой теории обычно говорят, что 18-летний юноша просто не смог бы написать такое сложное и необычное произведение, а также ссылаются на то, что в некоторых собраниях сочинений Пушкина были четыре первых стиха этой сказки.

По поводу первого пункта важно отметить, что сказка «Конёк-Горбунок» не сразу приобрела тот вид, в котором она существует сейчас. Петр Павлович Ершов и правда написал ее, когда ему было всего 18 лет, — первую главу произведения он сдал своему университетскому профессору Петру Александровичу Плетневу в качестве курсовой работы. По собственному признанию, автор записал народную сказку слово в слово от сибирских крестьян, лишь немного дополнив и переработав текст. В течение следующих 20 лет П. П. Ершов неоднократно переписывал фрагменты и вносил правки.

Хотя в 1834 году сказка еще не была «причесана», Александр Сергеевич Пушкин уже знал и высоко ценил произведение. Сохранилась даже хвалебная цитата Пушкина «Этот Ершов владеет русским стихом, точно своим крепостным мужиком» и воспоминание самого Ершова о том, как великий поэт сказал: «Теперь этот род сочинений можно мне и оставить», подчеркивая, что ему выросла достойная смена.

Первые же четыре стиха сказки начали приписывать Пушкину только с 1915 года по инициативе известного пушкиниста Н. О. Лернера. Но к 1936 году их исключили из собрания сочинений великого поэта, так как литературовед М. К. Азадовский заметил, что приписываемые Пушкину строки «За горами, за лесами, / За широкими морями / Против неба — на земле / Жил старик в одном селе» цитировались уже по пятому изданию «Конька-горбунка». А в первой версии сказки, опубликованной при жизни Александра Сергеевича, третья строка звучала иначе: «Не на небе — на земле». Многие литературоведы тогда пришли к выводу, что, если бы действительно сам Пушкин написал эти строки, Петр Павлович не решился бы исправлять их.

Однако в 1990-е годы журналисты и литературоведы вновь подняли вопрос о том, мог ли Пушкин быть настоящим автором «Конька-горбунка». Они приводили в защиту своей позиции совершенно разные доводы: от того, что в произведении есть прямые отсылки к сказкам Пушкина (упоминания о Салтане, острове Буяне, гробе с девицей), до того, что в тексте встречаются псковские диалектизмы, которые знал Пушкин, но якобы не мог знать Ершов. Большинство литературоведов и филологов сочли эти доводы неубедительными.

Научное сообщество считает, что никакой мистификации не было и, хотя и Пушкин, и Жуковский, и Плетнев могли давать рекомендации к тексту, Петр Павлович Ершов — единственный настоящий автор сказки «Конёк-горбунок».

Иллюстрации: Алексей Афанасьев / Public domain

Комментарии(11)
Все мы, что то заимстауем друг у друга! Всё на этой земле повторяется или происходит одноаременно вне времени…
Интересная версия. З вершка лишь усиливают идею: мал золотник да дорог. Во всем чудеса и знаки.
Я знаю эту сказку с детства почти наизусть и всегда мечтала, чтобы у меня был такой друг, как Конек-горбунок. А прочитав этот великолепный обзор поняла, что друг этот есть у каждого и называется он — Интуиция. Только, к сожалению, мы не всегда слышим его голос и не всегда слушаемся его. Как впрочем и Иван вначале, когда схватил-таки перо жар-птицы. Хотя… Если бы не взял, то может и царем бы не стал? Как знать!
Показать все комментарии
Больше статей