Аниме-обложки с Онегиным, Печориным и Ростовой: кто и зачем переупаковал классику для подростков
Аниме-обложки с Онегиным, Печориным и Ростовой: кто и зачем переупаковал классику для подростков
Аниме-обложки с Онегиным, Печориным и Ростовой: кто и зачем переупаковал классику для подростков

Аниме-обложки с Онегиным, Печориным и Ростовой: кто и зачем переупаковал классику для подростков

Илья Шувалов

3

06.07.2024

В 2023 году издательство МИФ запустило серию «Вечные истории. Young Adult». Внутри каждой книги — знакомые тексты российской и зарубежной классики, а на обложках — арты от современных художников. О том, зачем издательство решило переосмыслить классическую литературу, в эфире «Радиошколы» рассказала креативный директор МИФ Яна Паламарчук.

«Азия, манга и аниме»

Сейчас информация и знания очень быстро устаревают — и людям, которые занимаются креативом, опасно ориентироваться на сиюминутные тренды. Пройдет пара дней — и тренд перестанет быть трендом. Поэтому в работе над обложками книг (учитывая, что это небыстрый процесс) мы стараемся ориентироваться на направления, которые точно не исчезнут через неделю.

Одно из таких направлений — Азия, манга и аниме. Отчасти из-за него мы и сделали серию классики для young adult в таком стиле.

Иллюстрация к книге «Преступление и наказание»

Конечно, мы понимали, что реакция на такую серию может быть негативной. Это же классика, это с нами с детства. Люди как бы присваивают ее себе, считают, что она должна быть такой, какой была всегда, и никакой другой. Мы понимаем этих людей и уважаем их мнение.

Но вместе с этим мы уверены, что классику можно и нужно переосмыслять

В конце концов, она стала классикой, потому что она актуальна всегда. И почему бы не одеть книги в ту одежду, которая будет понятна и привычна молодой аудитории.

Современные подростки с детства играют в компьютерные игры, любят мангу и смотрят аниме. И сейчас они приходят в школу, где их заставляют читать книги в серых библиотечных обложках. Они не чувствуют с ней связи, думают: «Это что-то не для меня». Мы как раз хотели, чтобы подростки почувствовали, что это для них и про них. Многие произведения классической литературы — про молодых людей, то есть про аудиторию young adult.

Наташе Ростовой, например, в первом томе романа «Война и мир» всего 13 лет — и здесь для нас никаких противоречий не было. Конечно, могут появиться люди, которые скажут: «Ну как можно было покуситься на классику!» Хочется им ответить: не нравится — купите другую книгу. Классику издают в очень разных вариантах оформления — просто выбирайте тот, что вам ближе.

«А что вообще нравится подросткам, которые читают классику?»

К созданию обложек мы привлекли молодых художников, некоторым из них по 19–20 лет — они и есть та молодежь, для которой мы издаем эти книги. Нам показалось это логичным: молодые сделают обложки для молодых.

Иллюстрация к книге «Герой нашего времени»

В начале работы над серией мы задались вопросом: а что вообще нравится подросткам, которые читают классику? И выяснилось, что молодые люди часто рисуют фан-арты с героями классической литературы, пишут про них фанфики. Мы начали их изучать и решили поместить на обложки героев, популярных в этом сообществе — тех, про кого написано больше всего фанфиков и нарисовано фан-артов. Так сформировалось визуальное направление серии.

После долгих поисков оказалось, что очень многие художники, которые интересны подросткам, ведут паблики в соцсети «ВКонтакте». Большинство из них — самоучки без профильного образования, но они молодые и классные, они состоят в разных фандомах и знают, как рисовать для них арты. Через рекомендации «ВКонтакте» мы стали их находить и предлагать сотрудничество.

Первые художники, к которым мы обратились, видимо, психологически не могли преодолеть барьер и поверить, что они могут нарисовать условного Онегина в своем стиле. Поэтому ранние варианты мы не принимали.

Они старались изобразить то, что обычно ждут от классики, и уходили от своего стиля. А мы за этим стилем к ним и пришли!

Мы возвращали им работы, показывали им их же портфолио, говорили: «Нам надо именно это!», но они подсознательно пытались подстроиться под классику. Это было тяжело.

Сейчас художники попадаются разные: кто-то сразу попадает в стиль, кого-то мы просим переделывать иллюстрации. Некоторые молодые иллюстраторы никогда не имели опыта работы на заказ, и с этим нередко возникают сложности.

Но, например, обложку для «Евгения Онегина» нарисовала художница Djuney9, у нее с первого раза получились идеальные арты и для обложки, и для форзаца и нахзаца. Потом их даже попросил Пушкинский музей для выставки, которая посвящена тому, как молодежь видит Пушкина.

А другая иллюстраторка, Чаки Чаки, прислала для книги «Хорошие жены» шесть вариантов — и они все нам очень понравились, мы долго не могли выбрать тот, что попадет на обложку. Остальные расставили внутри книги на форзацах с двух сторон, хотя обычно мы так не делаем.

Иллюстрация к книге «Евгений Онегин»

«Уровень визуала на российском рынке — уже как на европейском»

Книжные рынки в разных странах пересекаются и многое друг у друга заимствуют, но даже внутри Европы эти рынки имеют отличия. Я могу сказать точно, что лет 8–10 назад мы считали, что Россия сильно отстает в визуале, причем это касалось не только литературы. Но сейчас, если говорить о книгах, такого уже нет.

Мы с коллегами ездим на выставки, смотрим, что делают издательства по всему миру, и понимаем: нет ничего такого, что делают за рубежом и чего не делаем мы. По крайней мере МИФ старается делать очень хорошие с визуальной точки зрения книги, поддерживать уровень. Мне кажется, он уже не сильно, а, может быть, и вообще не отличается от европейского. А где-то даже выше.

Мы стараемся наблюдать и брать какие-то идеи у зарубежных коллег, но иногда сами придумываем что-то, чего у них никогда не было. Я не помню, чтобы в Европе издавали классику в оформлении для young adult. Хотя в Азии печатаются комиксы по классической литературе, но это не такая большая серия. В общем, отличия есть.

Почему же визуал так важен? Честно, я сама покупаю книги только ради обложки

У меня, наверное, такая профдеформация: я не могу купить книгу, даже когда она мне нужна, если у нее некрасивая обложка — лучше тогда электронную почитаю. Дети часто выбирают книги таким же способом.

Людям намного приятнее читать книгу с хорошей картинкой. Продажи тоже показывают, что книги, в которых вдумчиво сделаны иллюстрации, продаются хорошо и действительно нравятся аудитории. Потому что молодые взрослые, young adult, очень любят визуал. Они хотят, чтобы книга, которую они купят и прочитают, была красивой, чтобы ее хотелось поставить на полку к другим своим красивым книгам.

Иллюстрация к книге «Анна Каренина»

То есть для них книги перестали быть просто предметами, из которых они получают информацию, а потом забывают. Они хотят, чтобы книга была арт-объектом, чтобы она была продумана со всех сторон.

Иногда в работе мы используем термин «чтобы красиво смотрелось на фотографии» — потому что качественные книги приятнее выкладывать в соцсети.

Кроме того, в работе с сериями книг важно сохранять единый визуальный стиль. Он должен быть узнаваемым и не должен сильно отличаться от книги к книге. Просто потому, что люди, которые собирают эту серию у себя на полке, будут разочарованы: «Это из какой-то другой песни, зачем вы это сделали?»

Поэтому для серии «Вечные истории. Young Adult» мы ищем разных молодых художников, но стараемся, чтобы у серии был более-менее единый стиль. При этом мы постоянно находимся в поиске новых иллюстраторов — которые рисуют чуть-чуть по-другому, у которых другой стиль, которые привнесут в серию что-то новое, что-то свое.

Иллюстрация к книге «Отцы и дети»

Полную запись интервью с Яной Паламарчук слушайте по ссылке. Разговор прошел в эфире «Радиошколы» — проекта «Мела» и радиостанции «Говорит Москва» о проблемах образования и воспитания. Гости студии — педагоги, психологи и другие эксперты. Программа выходит по воскресеньям в 13:00 на радио «Говорит Москва».

Иллюстрации: Издательство МИФ

Комментарии(3)
Отлично!
Мы читаем книгу, но представляем в ней события не так, как их представлял автор, когда писал книгу. Другой быт с иными заботами порождали чувства, отличные от наших переживаний.
Иллюстрация в книге — это отдельное произведение искусства. Что хотел изобразить автор иллюстрации? Изобразить реальную обстановку тех лет? Или приблизить наши чувства к переживаниям героев книги? Или отобразить свои собственные переживания, когда читал книгу?
Мы не удивляемся произведениям живописцев, когда посещаем художественный музей. Мы рассматриваем различные стили и восхищаемся тем, что новые художники находили новые изобразительные средства.
Так и здесь. Способны ли мы восхититься теми иллюстрациями, которые не взяты из старой печатной продукции, а созданы новыми авторами? Их новый стиль порождает новые эмоции, которые ложатся на наши привычные. Упрощают ли аниме классические произведения или добавляют к нашим впечатлениям новые ощущения?
Это круто.Это помогает избежать ассоциаций со школой.Мне сейчас сложно читать «Преступление и наказание», но пои этом «Исповедь неполноценного человека"(тоже классика) я осилила очень быстро, просто из-за того что у меня нет с ней плохих ассоциаций
Крутое направление
Больше статей