Вши — это не стыдно. Краткая история: от спутников горилл к помощникам в борьбе с тифом

Вши — это не стыдно. Краткая история: от спутников горилл к помощникам в борьбе с тифом

Анастасия Никушина

08.26.2021

У вшей с людьми длинная история отношений — минимум 5 миллионов лет совместной жизни. И за эти годы человечество прошло путь от отрицания до постепенного принятия. Рассказываем, как в процессе нам пришлось иметь дело с «жемчужинами святости» и при чем тут финики.

Уникальные вши

Человеческие вши — небольшие паразиты, питающиеся кровью хозяев. Кажется, что они жили с людьми всегда, и это верная догадка. Паразиты остаются своеобразным наследством, доставшимся людям от обезьян. При этом, если посетителю зоопарка вдруг доведется пообщаться с шимпанзе, которая пару часов назад занималась «грумингом», то есть перебирала шерсть сородича, — человеку вши обезьяны не передадутся.

С нами живет три вида вшей: лобковая вошь (Phthirus pubis), вошь головная и вошь платяная, которые относятся к виду Pediculus humanus capitis. Другие подвиды Pediculus живут на тех же шимпанзе, а Phthirus — на гориллах. Иных млекопитающих они не приемлют, а потому во время разработки вакцины от сыпного тифа ученым приходилось искать добровольцев, которые были готовы кормить вшей собственной плотью. Но откуда такое постоянство?

Вши сосут кровь приматов еще со времен миоцена, то есть максимум около 23 миллионов лет

Но около 5-7 миллионов лет назад головные вши поделились внутри своих видов — это произошло одновременно с отделением ветви Homo от ближайших родственников-приматов. Человек приобрел уникальных вшей, которые приспособлены исключительно к человеческим телам: паразиты удерживаются на волосах с помощью цепких лапок с серповидными когтями на концах, они позволяют захватывать волосы строго определенного диаметра. Именно поэтому лобковая вошь, например, не может поселиться на голове.

  • Лобковая вошь
  • Головная вошь
Лобковая вошь
Фото: Shutterstock / Anestial

Платяные вши появились позднее, когда доисторический человек стал сбрасывать мех, необходимый вшам для передвижения и откладывания яиц. Пришлось адаптироваться: вши начали откладывать яйца (гниды) в одежде. Из-за более частых и продолжительных периодов голодания — человек снимает одежду на ночь, — платяные вши крупнее головных и могут дольше обходиться без еды. Тем не менее это не мешало шведскому врачу и натуралисту Карлу Линнею написать: «…вошь, которая живет в одежде, от оной, которая живет на голове, отличается не как вид, но всего лишь как разновидность». Современные инструменты биохимического анализа доказывают, что платяные и головные вши — все-таки разные, хотя и морфологически похожие виды.

Мумии и финики

Многое о вшах ученым рассказали мумии. На мумифицированных телах паразиты сохранялись практически полностью: на некоторых останках находят даже гнид. Самых старых вшей нашли во время археологических раскопок на северо-востоке Бразилии — образцу было не менее 10 тысяч лет. Вшей снимали с гребней, обнаруженных на территории современного Израиля: согласно анализу, им было не менее 2000 лет. В 2008 году у двух мумий из Перу, датируемых 1025 годом нашей эры, обнаружили 407 и 545 вшей на каждой.

Есть одна древняя цивилизация, в которой борьбе с вшами уделяли особое — но, судя по количеству обнаруживаемых на мумиях вшей, — недостаточное внимание. Раскопки в Египте постоянно приносят новую информацию о доисторических вшах, а в папирусах египтян порой находят указания на способы их профилактики.

В одном из самых знаменитых медицинских папирусов, Папирусе Эберса, обнаруженном в 1872 году в Фивах, автор рекомендует смешать во рту финики и воду, выплюнуть полученную кашицу и намазать ей голову.

Папирус Эберса

Еще в ходу была специальная жидкость на основе уксуса, масла розмарина и терпентинного масла. Тем не менее самым надежным способом избавиться от паразитов оставалось бритье налысо, к которому и прибегали египтяне. И именно поэтому на большинстве рисунков их головы украшены не настоящей шевелюрой, а париками. Если волосы нужно было сохранить, их вычесывали гребнями.

Самый надежный вариант египетской терапии описывал древнегреческий историк Геродот: «Платье носят льняное, всегда свежевыстиранное, и это составляет для них предмет большой заботы. Обрезают волосы и носят парики, чтобы избежать вшей… ради чистоты, предпочитая быть опрятными, нежели красивыми. Жрецы каждый третий день стригут себе волосы на всем теле для того, чтобы не иметь на себе ни вши, ни какой-либо иной скверны во время служения богам». Геродота, скорее всего, читал и Аристотель, когда писал о гнидах.

«Жемчужина бедности»

Чаще всего люди были не рады совместному проживанию с кусающимися вшами. Свои способы лечения вшей существовали у каждого народа: в Китае предлагали использовать ртуть и мышьяк, а Плиний Старший рекомендовал принимать ванну с ядом гадюки.

Менее негативно — и, возможно, даже подозрительно странно, — к вшам относился последний ацтекский император Монтесума. Австралийский профессор микробиологии инфекционных болезней Дэвид Гров, автор книги, посвященной паразитам, пишет, что императору ацтеков некоторые не самые богатые поданные приносили целые мешки с дохлыми вшами в знак уважения. По свидетельствам конкистадора Кортеса, у Монтесумы была целая комната с такими подношениями.

Встреча Кортеса и Монтесумы

С похожим восторгом к вшам относился последний языческий император Рима, Юлиан Отступник, живший в IV веке нашей эры. Он с удовлетворением отзывался о своей неопрятной внешности, радуясь, что вши постоянно бегают в его косматой бороде. Ярый противник христианства Юлиан не мог подозревать, что окажется с противными монотеистами в одном лагере: христианские отшельники, жившие в конце первого тысячелетия новой эры, считали вшей признаком святости и «жемчужинами бедности».

Вши — результат частого поедания инжира

Снисходительное отношение к вшам в христианстве сохранялось довольно долго. Уже средневековая католическая святая Екатерина Генуэзская вообще не страшилась тесного контакта с паразитами: помогая больным, она высасывала гной из их ран, а еще ела их вшей. Правда, духовенство было едва ли не единственным сословием, которое было готово мириться с вшами. Остальные люди стремились следить за собой и соблюдать гигиену, хотя и не всегда могли получить должный уход и лечение.

Святая Екатерина Генуэзская

Средневековые врачи были приверженцами гуморальной медицины, которая берет за основу античную идею о том, что в теле человека есть четыре жидкости, то есть «гуморы»: кровь, флегма (слизь), жёлтая желчь и чёрная желчь. Согласно этой концепции, едва ли не все беды человека происходят от его собственного тела. Считалось, что вши появляются из-за частого употребления фруктов, особенно инжира.

Лечить паразитов предлагалось разными методами. Например, для уничтожения вшей рекомендовалось нюхать лаванду, а чтобы предотвратить вылупление гнид, средневековые люди должны были мыть волосы в морской воде. Больше результата приносили методы, которые могли похоронить не только вшей, но и их носителей: популярным средством была ртуть, смешанная с живокостью. Вши действительно исчезали — правда, не из-за ртути, а благодаря измельченному в порошок растению.

В Средневековье также начала распространяться идея о том, что вши — паразиты бедняков, которые не могут часто мыться. Способ избежать заражения видели в частой стирке одежды и переодевании. В начале XVI века служители больницы Санта-Мария-Нуова во Флоренции следовали таким правилам приема больных: «Поскольку многие из бедных прибывают изобилующими вшами, мы разделяем их одежду и храним… в другом месте». Правда, бедняки не собирались мириться с паразитами. Народ, например, неохотно принимал в качестве пожертвований грязную одежду одного умершего епископа.

Вшивые придворные

В Европе XVIII века купания стали считать вредительством здоровью: современники подозревали, что королева Англии и Ирландии Елизавета I заболела оспой после банного дня. И, хотя на чистые волосы вши садятся даже активнее, — общий уровень антисанитарии делал жизнь в европейских городах просто невыносимой. Правда, вши буйствовали не только на центральных улицах, но и во дворцах.

Купающаяся женщина. Картина XVII века

Высокие мужские парики, аллонжи (от фр. allonger — удлинять), с которыми ассоциируются европейские придворные второй половины XVIII века, — косвенный результат адаптации моды к суровой реальности. Мужчины обривали головы налысо, чтобы, во-первых, сразу избавляться от вшей, которым лысые черепа были просто неинтересны, а, во-вторых, чтобы прочнее крепить парик.

Тем не менее паразиты довольно быстро поняли, что в париках тоже можно жить. Господам приходилось легче, чем дамам: они просто снимали искусственную шевелюру, кипятили ее в воде и накрахмаливали перед повторным водружением на голову.

Большинство женщин не брили волосы и носили прически из собственной шевелюры: сохранились изображения разнообразных «а-ля Монгольфье» и «причесок с корабликом», которые сооружались на голове по случаю памятных событий, например, морских побед. Работы мастеров-парикмахеров высоко ценили, поэтому не спешили расплетать сразу после бала: прически напомаживали медвежьим, говяжьим или овечьим жиром, покрывали пудрой и оставляли на голове на несколько недель. Живности, причем не только вшей, в таких прическах было столько, что парикмахеры придумали специальную палочку для почесываний и настоящие ловушки для более крупных насекомых — они представлялись еще одним элементом декора.

Те, кто не носил высокую прическу, справлялись со вшами с помощью простых гребней, которыми можно было вычесывать волосы и заодно снимать с них паразитов. Правда, к концу XVIII века мода на высокие прически ушла, а вместе с ней исчезло и смирение с педикулезом.

Как вшивость стала стыдной

Постепенно европейцы лишились страха перед купанием — к середине XIX веке англичане активно принимали ванны. Английский богослов Джон Уэсли проповедовал: «Cleanliness is next to godliness». В переводе это означает, что «чистота — залог праведности», правда нам эта фраза больше известна как «чистота — залог здоровья». В викторианской Англии внимание обращали на первый смысл. И вши в него, мягко говоря, не вписывались.

Воспитанные интеллигенты из среднего и высшего классов полагали, что паразиты могут жить на головах только самых несчастных и бедных людей. Викторианцы постоянно ходили в общественные бани, соблюдали гигиену и искренне верили в то, что у благочестивого, порядочного человека вошь не заведется.

Если заражение все-таки происходило, несмотря на частое мытье тела, лечиться приходилось мышьяком и негашеной известью — такая смесь сжигала волосы на всем теле. Именно поэтому в викторианской Англии появились специальные парики-накладки, которыми можно было прикрывать лысины. Бедняки, принимавшие ванны значительно реже, массово страдали от педикулеза. Для лечения они использовали смесь из уксуса и сала.

Именно в этот период вернулось средневековое убеждение о том, что грязь способствует развитию педикулеза. Вшей вновь стали ассоциироваться с бедностью, которая, на самом деле, вовсе не гарантирует появление паразитов. Единственное, чего хочет вошь — крови, и ей совсем неважно, насколько чиста кожа, под которой течет ее еда. А уж с наличием или отсутствием моральных принципов появление вшей тем более не связано.

Из окопов мировых войн до наших дней

Во время Первой мировой войны вши были дополнительной головной болью. На их лечение времени не было, а потому порядка 97% офицеров и солдат, живших в окопах, страдали от педикулеза. В условиях долгой позиционной войны вши могли наслаждаться счастливыми временами. Особенно хорошо их размножение шло потому, что солдаты носили шерстяные кители, а значит, вши постоянно находились в тепле.

Первая мировая война. Австралийские солдаты в окопах

Вши дождались Второй мировой войны, а вместе с ними в новые окопы переехал сыпной тиф, эпидемия которого во время Первой мировой войны бушевала на Балканах. Болезнь стала смертельной для жителей разрушенных городских районов, еврейских гетто и концлагерей.

Но как раз в начале 40-х годов во Львове польский биолог Рудольф Вайгль разрабатывал первую вакцину от тифа. И в этом ему, как ни странно, помогли вши, на которых он испытывал первые образцы. Используя нацистский режим, также заинтересованный в излечении тифа, Вайгль нанимал на работу польских интеллигентов и евреев и поставлял лучшие, не разбавленные партии вакцины в концлагеря. В итоге ученый и его вши действительно победили тиф.

Рудольф Вайгль в лаборатории

Далеко ли люди продвинулись в лечении вшей? В целом, да, хотя гребешок до сих пор остается самым надежным и безопасным для организма способом избавления от паразитов. Разнообразные химические средства либо используют стратегию древности — удушить паразитов, заблокировав их дыхательную систему, — либо действуют по-новому, парализуя нервную систему вшей.

Поменялось и кое-что еще: вши перестали быть чем-то стыдным и страшным. Если ребенок идет в школу (пусть даже элитную), стоит быть готовым к тому, что он может принести оттуда вшей и заразить ими всю семью. От этого заболевания никто не умрет, а вылечить его можно достаточно быстро.

Комментариев пока нет