«Никто ничего не делал, все просто на всё забивали». Зачем иностранцы учатся в российских медвузах

«Никто ничего не делал, все просто на всё забивали». Зачем иностранцы учатся в российских медвузах

Монологи студентов из Франции, Зимбабве и Эквадора
29 911
2
Фото: Unsplash (Marcelo Leal)

«Никто ничего не делал, все просто на всё забивали». Зачем иностранцы учатся в российских медвузах

Монологи студентов из Франции, Зимбабве и Эквадора
29 911
2

Несмотря на то что уровень медицины в России вызывает много вопросов, каждый год сюда приезжают иностранцы, чтобы поступить в медвуз. Мы поговорили со студентами из Франции, Зимбабве и Эквадора, которые тоже видят недостатки нашей системы здравоохранения, но всё равно рады, что приехали учиться в Россию.

«Из-за того что я иностранка, многие мои жалобы не воспринимали всерьёз»

Мартина Леруа (имя изменено по просьбе студентки), Франция

Где учится: Первый Санкт-Петербургский государственный медицинский университет им. И. П. Павлова, РУДН

Я приехала в Россию в 2011 году, потому что меня пригласили поучаствовать в одном волонтёрском проекте сроком в год. Тогда я всё лето провела в Санкт-Петербурге и поняла, что хочу остаться. Я поступила в ПСПбГМУ имени И. П. Павлова и попросила зачислить меня в русскую группу. Мне хотелось поскорее освоиться, выучить язык, завести друзей. По сути, мне это удалось. Спустя семь лет пребывания у меня здесь много близких людей, а лучшую подругу зовут Катя. В Европе часто можно услышать, что Россия — плохая страна. Но я им говорю: приезжайте, посмотрите, и ваши стереотипы про «каменные лица» рухнут.

После окончания университета я пошла в ординатуру в РУДН, где у нас было больше практики, чем аудиторных лекций. Там я столкнулась с невероятным объёмом работы: врачи не успевали справляться со своими обязанностями, поэтому они перекладывали большую часть заданий на нас, ординаторов. Это, с одной стороны, хорошо, потому что так многому можно научиться. Но с другой, из-за того что нам ещё не объясняли, как применять полученные знания правильно, я чувствовала беспомощность и заброшенность.

Несмотря на то что все мы уже шесть лет учились, не хватало врача для каждого ординатора, который действительно бы помогал и объяснял

Мы оставались в больнице до семи-девяти вечера. Было много работы, которая, как мне кажется, не соответствовала ординатуре. По учебному плану предполагалось, что у нас будут занятия и практика с 8 до 15. Если у тебя до трёх учёба, то ты вполне можешь найти работу вечером. Но при таком графике невозможно ничего успеть.

Я пыталась общаться с теми людьми, которые за нас отвечают. Говорила, что за нами закрепляют одно количество пациентов, но на деле их намного больше, и вы все это прекрасно знаете. На это мне отвечали: «Ну вы знаете, в Америке по-другому, а у нас вот так». Но меня же волнует эта больница, её жизнь. Руководство говорило одно, а в реальности всё было совсем по-другому. Не только я, никто не успевал ничего делать.

Из-за того что я иностранка, многие мои слова не воспринимали всерьёз. Когда я жаловалась на большое количество пациентов, мне говорили, что я предъявляю ко многим вещам завышенные требования. Возможно, если бы и все русские ординаторы заявили об этой проблеме, их бы выслушали. Но меня никто не поддерживал, все молчали.

Одногруппники мне часто говорили: «Забей, Мартина». Это их любимая фраза. Забей, и всё, не парься

Мне кажется, в России есть некий «фон пассивности». Например, у нас был преподаватель, который всех не устраивал. Была объективная причина, о которой нужно было сказать деканату. Но никто ничего не делал, все просто на всё забивали. Но иногда нужно что-то делать и менять реальность. Почему-то мало кто в России так поступает.

Для граждан нет ничего важнее, чем здоровье. Это первое, о чем надо думать. В Санкт-Петербурге красиво, сюда приезжают иностранцы, туристы, и им это нравится. Но нужно делать не только парки красивыми, но и больницы пригодными для людей. Когда в палате лежат по девять человек и в коридорах ещё столько же — это не по-человечески просто.

Постепенно, я думаю, Россия придёт к хорошему уровню медицины. Главное — начинать с чего-то. Уже сейчас есть сдвиги в лучшую сторону, программы, с помощью которых можно заполнять документацию. Постепенно становится меньше бумажной работы. Всё руководство стремится к улучшениям. Они путешествуют по миру, смотрят, как работают в других больницах, посещают конференции.

Конечно, есть такие врачи, которые уже ничего не хотят, потому что они устали. И я их прекрасно понимаю: маленькие зарплаты, много часов работы, они ничего не успевают.

Но я видела других врачей, которые, несмотря на всё, остались людьми. Благодаря им держится и страна, и больницы, и медицина в целом

Для прогресса, конечно же, нужна поддержка сверху. Но в первую очередь важно просто хорошо выполнять свою работу. Лучшее, что я могла сделать сейчас, — это уйти из больницы. Я не могла переносить смерти людей, слёзы родственников. Я очень устала, сильно похудела. Стала думать, зачем мне это всё. Ведь я просто могу найти другую область, где мне будет комфортнее. Вместе со мной ушла ещё одна девочка.

Многие говорили, что хотят уходить, но всё осталось на уровне разговоров. Обстоятельства не позволили им это сделать. Кто-то учился бесплатно, у других была боязнь неизвестности. Сейчас я даю уроки французского, перевожу медицинские статьи. Хочу продолжить обучение в области медицины, но пока ещё не знаю в какой.


«О том, что я оказался в России, я совсем не жалею, а только благодарен богу за это»

Катета Нконде, Замбия

Где учится: Тульский государственный университет

В моей семье шестеро детей, я третий по счёту. Мне 22 года, я приехал в Россию в 2014 году, чтобы получить высшее образование. Сейчас учусь на пятом курсе.

Я всегда знал, что хочу учиться за границей, и поэтому подавал заявки для обучения на бюджете в посольства Китая, Турции и других стран, в том числе России. Так что я не выбирал её специально и, честно говоря, практически ничего не знал о ней. Только то, что видел по новостям: всякие стереотипы про холод, медведей и шапки-ушанки.

Некоторые родственники были настроены скептически, когда узнали, куда я еду учиться. Я, конечно, тоже переживал, но был готов принять этот вызов. Постепенно Тула стала моим вторым домом. О том, что я оказался в России, я совсем не жалею, а только благодарен богу за это.

Я люблю насыщенную историю России, русскую литературу, поэтов, музыку. И я по-прежнему восхищаюсь величием могучего русского языка

На медицинском факультете мы встречаемся с русскими студентами только на лекциях, а учусь я в группе с иностранцами. Мне это разделение не очень нравится. Может, руководство боялось, что мы будем сильно отставать в учёбе? Я не знаю. Однако с одногруппниками я в хороших отношениях. Я ни с кем не ссорился, и атмосфера на занятиях довольно дружественная.

Со стороны преподавателей отношение может быть разным, как в любом институте. Тут ключевое понятие — «взаимоуважение». Я, например, не люблю привычку некоторых преподавателей обращаться к иностранным студентам снисходительным тоном, особенно когда это не к месту. Например, на лекциях, когда слишком шумно, преподаватель хмурит брови и говорит: «Ну что ж, господа иностранцы!» — и начинаются какие-то пустые угрозы. Хотя в целом я уважаю всех специалистов нашего института и понимаю, что они в первую очередь передают нам нужные знания.

У меня был пример из практики, когда пациент не разрешил его обследовать. Но я спокойно к этому отношусь, ведь иностранец (какая бы ни была страна) всегда ограничен в своих действиях. Поэтому после получения диплома я, скорее всего, останусь учиться в ординатуре, чтобы получить специализацию. В Зимбабве остро не хватает врачей узкого профиля.

О том, что будет после окончания университета, я пока не думал. Можно здесь остаться, можно домой вернуться, можно собраться куда-то в Европу. В любом случае Россия стала неотъемлемой частью меня и я никогда о ней не забуду!


«Отец переживал, что отправляет дочь на другой конец света»

Дайана Моралес, Эквадор

Где учится: РУДН

Мне 24 года, я студентка третьего курса. Я всегда хотела стать врачом. Мне нравится всё, что связано с медициной. Изначально я мечтала учиться во Франции, однако на тот момент правительственные стажировки были только в России. Я поговорила с родителями и рассказала им о своих планах. У отца поначалу было много сомнений. Он сильно переживал, ведь ему предстояло отправить дочь на другой конец света. В итоге всё получилось. Я была очень рада, когда мне дали положительный ответ.

По окончании обучения я обязана вернуться в Эквадор. В моём контракте сказано, что мы должны отработать два года на государство. Обычно выпускников медицинских вузов отправляют в деревни, которые находятся далеко от цивилизации. Там вообще нет больниц, и мы единственные, кто может оказывать помощь людям, живущим там.

Как и везде, в России есть свои плюсы и минусы. Плюс в том, что здесь не так опасно, как в Латинской Америке

На улицах всегда спокойно, есть люди, следящие за порядком. В Москве множество прекрасных мест, благодаря которым можно узнать историю города и страны. Здесь я встретила замечательных людей, причём не только из России, но из разных уголков мира. Мне не хватает слов, чтобы описать то количество прекрасных вещей, которые есть в России. Если говорить о минусах, то очень часто из-за того, что ты иностранец, люди рассматривают тебя с ног до головы. С таким отношением можно жить, но это не совсем приятно.

Я учусь в смешанной группе. Это хорошо, потому что есть возможность общаться как на русском, так и на родном языке. Одногруппники ко мне относятся хорошо, так же как и преподаватели. Думаю, что в РУДН просто не может быть дискриминации хотя бы из-за названия университета.

На мой взгляд, в России хорошее медицинское образование и я могу стать хорошим специалистом. Единственное — мне очень мешает языковой барьер. Иногда очень сложно учить материал и понимать преподавателей. Из минусов с точки зрения медицины я бы назвала маленькие зарплаты в больницах. В нашей стране медицина на том же уровне, но платят больше.

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям(2)
Подписаться
Комментарии(2)
У француженки путь обычного врача а России. Спрашивается, зачем было учиться, зачем государство вкладывало столько денег, чтобы потом врачем невозможно было работать?
Лет 20 назад ассоциация врачей Индии обратилась в правительство с предложением не признавать российские дипломы врачей, т. к. преподаватели российских вузов слишком пожилые и не владеют современными методиками. Предложение не прошло, т. к. против выступило министерство иностранных дел.
Больше статей