Написать в блог
У людей есть ген агрессивного поведения. Изменения в нём могут превращать нас в монстров
отрывок

У людей есть ген агрессивного поведения. Изменения в нём могут превращать нас в монстров

Отрывок из книги Ирины Якутенко «Воля и самоконтроль»
4 978
3

У людей есть ген агрессивного поведения. Изменения в нём могут превращать нас в монстров

Отрывок из книги Ирины Якутенко «Воля и самоконтроль»
4 978
3

У людей есть ген агрессивного поведения. Изменения в нём могут превращать нас в монстров

Отрывок из книги Ирины Якутенко «Воля и самоконтроль»
4 978
3

Главной причиной агрессивного поведения чаще всего считают либо плохое воспитание (или вообще его отсутствие), либо расстройство психики. Но оказывается, что дело может быть и в ДНК. Да, желание ударить противного собеседника в радиоэфире может быть продиктовано именно генами. В книге «Воля и самоконтроль» Ирина Якутенко рассказывает, какие именно гены влияют на нашу способность сдерживать эмоции и контролировать себя.

Ещё одно расстройство силы воли, у которого обнаружилась солидная генетическая подоплёка, — агрессивное поведение, которое можно рассматривать как неспособность контролировать свои антисоциальные порывы. Проблемами агрессии особенно активно занимались исследователи-криминалисты, потому что такое поведение типично для преступников (впрочем, законопослушным гражданам несдержанность тоже здорово портит жизнь). И долгое время специалисты в этой области были уверены, что главная причина агрессии и в целом слабого контроля над эмоциями кроется в неправильном воспитании. Но в начале 2000-х, когда исследования ДНК стали обычным делом, выяснилось, что не всё так просто.

Внимательно изучив генетические особенности агрессивных людей, учёные обнаружили, что у них чаще, чем в среднем, встречаются несколько вариантов гена моноаминоксидазы типа А (сокращённо МАОА). Кодируемый этим геном фермент разрушает нейромедиаторы класса моноаминов, к которым относятся в том числе адреналин, норадреналин, серотонин и дофамин. Если ген работает шустро и фермента много, нейромедиаторы вовремя утилизируются и всё хорошо. Но если МАОА «подхалтуривает», то фермента не хватает и шкодливые вещества слишком долго хозяйничают в мозгу, жди беды. Впервые МАОА заподозрили в «потворстве» агрессии ещё в 1993 году: учёные исследовали большую голландскую семью, известную тем, что чуть ли не половина происходящих из неё мужчин сидели в тюрьме за драки и изнасилования или в лучшем случае были готовы за любую мелочь дать обидчику в глаз. Исследователи обнаружили, что в семье из поколения в поколение передавалась мутация в гене МАОА, которая полностью «выключала» его. Ген МАОА находится на X-хромосоме, поэтому, когда дефектная копия гена доставалась девочке, поломка фермента компенсировалась здоровой копией со второй X-хромосомы. А вот если неисправный ген оказывался в ДНК мальчика, тот вырастал опасным дебоширом: из 14 человек с мутацией пятеро были поджигателями, остальные «отличились» сексуальным насилием или попытками убийства.

Варианты, которые не полностью «выключают» ген МАОА, а всего лишь понижают его активность, встречаются намного чаще. В мозгу носителей таких версий меньше фермента, чем у обладателей «нормальных» аллелей. Исследования показали, что у мужчин со сниженной активностью МАОА в моменты эмоционального возбуждения излишне активируется миндалина (она отвечает за эмоциональную реакцию на события), а вот регуляторные участки префронтальной коры, напротив, тормозятся. Кроме того, такие мужчины обычно более импульсивны, чем те, у кого MAOA работает нормально.

В эмоционально напряжённые моменты, особенно если они провоцируют агрессию, в мужчин с недостаточной активностью MAOA как будто вселяется демон: они не могут сдержать пусть естественный, но социально неприемлемый порыв ударить или оскорбить кого-то. Сниженная активность гена повышает шансы его носителя пойти по плохой дорожке. В 2014 году исследователи, работавшие с финскими уголовниками, обнаружили, что у заключённых, которые совершили 10 и более тяжких преступлений (учёных интересовали исключительно случаи, когда человек бил своих жертв или применял другие виды насилия), низкоактивные варианты МАОА встречаются намного чаще, чем в среднем по популяции. По некоторым оценкам, эти варианты «ответственны» минимум за 5–10% всех убийств и прочих жестоких правонарушений в Финляндии.


Эффекты низкоактивного гена MAOA проявляются, если у мальчика было тяжелое детство

Результаты приведённых выше исследований не означают, что мужчины, которым не повезло с геном МАОА, обречены рано или поздно оказаться за решёткой. Преступление — сложная штука, у него есть не только биологические, но и социальные аспекты. Чтобы нарушить закон, одной склонности к агрессии недостаточно: важны и моральные установки, и среда, и воспитание, и много чего ещё. Кстати, именно ген МАОА — отличный пример того, как причудливо могут сочетаться друг с другом проявления генов и разные условия среды.

До того, как учёные «раскопали» его, по умолчанию считалось, что насилие в семье — главный фактор риска, который резко повышает шансы ребёнка стать преступником. Агрессию, попадающую в поле зрения уголовного или административного кодексов, чаще проявляют выходцы из неблагополучных семей или детских домов, и считалось, что причина не в наследственности, а в тяжёлой жизни: таких детей часто били, насиловали, всячески над ними издевались и уж точно им не объясняли, как принято вести себя в приличном обществе. Исследования показали, что это верно лишь отчасти: большинство детей, над которыми измывались родственники, вырастая, не идут убивать и насиловать. Зато выяснилось, что вероятность совершить преступления резко повышается у мальчиков из неблагополучных семей, если у них низкоактивный вариант гена МАОА.

В 2002 году в журнале Science была опубликована статья по итогам 26-летнего наблюдения за более чем пятью сотнями мужчин из Новой Зеландии: врачи и психологи следили за ними с рождения. Опасная комбинация из низкоактивного варианта МАОА и неблагополучной семьи была у 12% из них, но именно эти 12% совершили 44% всех насильственных преступлений, отмеченных в исследуемой группе за время исследования. Как полагают учёные, негативное влияние жесткого обращения каким-то образом закрепляется и усиливается из-за того, что в мозгу обладателей «ленивого» варианта МАОА неправильно «крутится» дофамин. Возможно, по этой причине агрессивные паттерны поведения эффективнее запоминаются. Так как пагубные эффекты низкоактивного варианта MAOA проявляются в разной степени в зависимости от того, в каких условиях рос ребёнок, долгое время учёные в принципе сомневались, что эта версия гена связана с повышенной агрессивностью и несдержанностью. Тем более, что в некоторых исследованиях с повышенной агрессивностью оказывался связан не «ленивый», а наоборот, высоко активный аллель, как, например, у мальчиков, усыновленных голландскими семьями, но рождённых в других странах.

Изначальные чёткие результаты, полученные на преступниках, не воспроизводились в опытах с обычными людьми. Казалось, что эту битву войны nature versus nurture (т. е. природных факторов, в первую очередь наследственности, против воспитания) выиграли сторонники гипотезы о том, что гены задают только общую канву, но в основном личность формируется уже под влиянием среды и собственных усилий. Но метаанализ результатов более двух десятков исследований подтвердил, что низкоактивный аллель гена MAOA всё же является фактором риска, который может «выстрелить» в провоцирующих условиях (то есть в неблагоприятных).


Эффект «проблемной» версии гена MAOA особенно ярко проявляется в стрессовых ситуациях

История о МАОА и агрессии будет неполной без рассказа об экспериментах с острым соусом, которые заставляют по-новому взглянуть на жажду справедливости, которой так часто козыряют борцы за что-нибудь. В этих оригинальных опытах добровольцы угадывали слова в относительно несложном тесте и за правильные ответы получали деньги. Но перед тем как участникам отдавали выигрыш, их заработок попадал к ещё одному добровольцу, который сидел в другой комнате. Этот человек мог по своему усмотрению забрать 20% или даже 80% всех денег. Отвечавший на вопросы человек никак не мог повлиять на решение напарника, но зато имел право наказать его, заставив есть острый соус, — правда, на каждую порцию нужно было потратить часть выигранных денег.

Конечно, на самом деле никакого второго участника не было, и экспериментаторы заранее решали, сколько у кого отберут денег. И решали они это не просто так, а учитывая, какой вариант гена МАОА у каждого из добровольцев. Оказалось, что это знание позволяет предсказать, насколько жестоко человек накажет напарника — даже действуя в ущерб себе. Среди участников с никзоактивным вариантом МАОА накормить обидчика, забравшего 80% их денег, максимально возможной порцией соуса (а значит, и максимально дорогой) решили 44%. В группе с нормальным вариантом гена таких было только 19%. В целом обладатели «ленивой» версии моноаминоксидазы А чаще стремились проучить обидчика и всегда выбирали более жёсткие варианты наказания, но разница был куда более существенной, когда «напарник» забирал 4/5 выигрыша. Другими словами, эффект низкоактивного гена МАОА проявляется ярче под влиянием более сильного негативного стимула.

Отсюда следует практический вывод: если вы знаете, что вам сложно удерживаться от грубости, когда вас обижают, не доводите ситуацию до критического накала.

Лучше невежливо прервать разговор и уйти, чем взорваться и натворить куда более неприятных дел

Разумеется, не всегда агрессия связана именно с неактивным вариантом гена МАОА, но такой сценарий в любом случае более безопасен. Ну и, конечно, результаты опытов с соусом очень соблазнительно укладываются в теорию о том, что у людей, которые стремятся во что бы то ни стало покарать того, кто, по их мнению, нарушил некие нормы, попросту не всё в порядке с балансом нейромедиаторов. Стоит подумать об этом в следующий раз, когда увидите в соцсетях или по телевизору призывы непременно воздать кому-нибудь по заслугам.

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям(3)
Комментарии(3)
Далеко не все гены становятся активными. Активизация тех или иных происходит в младенческие годы. Но про эти годы пишут мало. Пытаюсь восполнить пробелы https://mel.fm/blog/yury-nikolsky/50281-razvitiye-emotsy--neobkhodimy-atribut-vospitaniya и еще на https://mel.fm/blog/yury-nikolsky/96157-trety-den-novogo-goda.
Статья и книга ради хайпа на предмете в котром автор не силен.
Начнем с исследований:
1. На приемных в детях глубоко некорректны по постановке эксперимента. Дети усыновлялись из Румынии и не новорожденными, а глубокой ранней травматикой и проведшие по 3-4 года в тяжелейших условиях переполненных домов ребенка и уже...
Показать полностью
Кому из читателей интересны вопрсы влияния генетики на поведение рекомендую читать Равич-Щербо "Психогенетика" , если владеете английским, то книгу Narture & Nature Роберта Пломина из Института психогенетики в Колорадо
Больше статей