«Из школы нужно уходить красиво»: как выиграть Всерос и взять золото на международной олимпиаде

«Из школы нужно уходить красиво»: как выиграть Всерос и взять золото на международной олимпиаде

Анастасия Никушина

1

25.08.2021

На 17-й Международной географической олимпиаде iGeo-2021 победила российская сборная. Одну из золотых медалей получил Никита Панфилов из московской школы «Летово». Мы поговорили об олимпиадной географии — которая вообще не такая, как в школе.

Современная география — не то, что преподают в школе

Сразу скажу, что современная география — совсем не такая, как школьная. У многих людей о главном вопросе этой науки такое представление: «Где что расположено?». Согласно такому представлению, географы — люди, которые знают, какой пролив разделяет Сахалин и Хоккайдо и какой климатический пояс в Танзании. География перестала быть такой больше века назад, когда фактически всё на Земле уже открыли. Но какой любопытный человек, узнавший «всё», остановится на этом?

Сейчас география пытается обобщать получаемые данные, выводить закономерности и законы. Она превратилась в комплексную науку обо всём, что происходит на Земле, с акцентом на пространственное распространение явлений. Эта наука особенно важна в условиях глобально меняющегося климата и природной среды. Мы с вами каждый день пользуемся навигаторами, spatial big data и ГИСами (геоинформационные системы — Прим. ред.) — это всё география. Равно как и метеорология, климатология, гидрология, геоморфология и картография.

Всё, что мы делаем вне интернета, мы делаем в пространстве. Современные технологии — телефоны, камеры слежения, электроника — позволяют собирать огромные массивы данных о наших действиях. На этом строится социально-экономическая география, которая изучает человека и экономику в пространстве, например, набирающая сейчас популярность геоурбанистика — наука о городах и еще один раздел географии.

Обобщая — современная география изучает весь мир вокруг нас и делает пространство комфортнее

Она требует эрудиции и сильных аналитических навыков: собираешь данные, делаешь комплексный анализ проблемы, смотришь на нее не только с точки зрения одной науки (например, социологии, экономики), а сразу со всех сторон, учитывая и общественные, и физико-географические факторы. Это, наверное, меня и привлекло.

Меня интересует несколько направлений. Например, ментальная география — новая отрасль науки, которая изучает, как люди воспринимают пространство. Вот на карте расстояние до двух магазинов одинаковое, но человек будет постоянно выбирать магазин на светлой и приятной улице: ему кажется, что расстояние до него короче, а ходить там приятнее. Еще две интересных мне сферы — транспортная география и геоурбанистика. А вообще с направлением я определюсь после первого курса географического факультета: география тем и хороша, что можно выбирать между изучением древних ледников и поведения покупателей в супермаркетах.

Дети с горящими глазами

Никто не заставлял меня заниматься олимпиадами — окружающим миром я интересовался всегда, семья воспитала во мне любознательность. В какой-то момент я увлекся физикой и математикой, попал в лицей «Вторая школа», где меня заметил сильный педагог по географии Александр Ильич Алексеев. Он-то и показал, каким интересным может быть мир вокруг. А у меня к тому же получалось выявлять скрытые закономерности, взаимосвязи компонентов природы и общества.

Никита Панфилов

Я постепенно увлекся географией, понял, что мне это нравится. И уверен, что если предмет не идет — посвящать ему всего себя не надо, всегда будут люди круче тебя, а ты будешь оказываться в позиции отстающего и думать, что мало работаешь. Лучше найти то, от чего на самом деле ловишь кайф.

Виктор Корнилов, учитель географии школы «Летово»:

Я занимаюсь олимпиадным движением с начала нулевых и для себя выделяю три «целевых группы» школьников, которые приходят в олимпиадную географию:

  • Дети, которые успешны только в этом предмете.
  • В целом обучаемые школьники, хорошисты.
  • Дети, которые занимаются с пятого класса.

Первые — географы-географы. Это самая сложная группа для подготовки, ведь предмет требует многогранности знаний — и естественных, и общественных. А им обычно нравится что-то одно. Такие дети прежде всего «слетают» в случае неуспеха: доходят до муниципального этапа, а дальше не двигаются. Если они неуспешны в других предметах, то у них нет и навыка обучаться: «Это мне интересно, а остальное — побоку».

Вторая группа чаще всего дает хороший результат в олимпиадах: им важно быть успешными, есть навык и мотивация. И стараются они по многим предметам, не только по географии. Один минус: география — не самый востребованный предмет для поступления и, как следствие, успехи в олимпиаде по нему тоже не всегда нужны. Дети идут в этот предмет больше для себя, чем для профессионального успеха. Мотивация может пропасть. Получится, что ты, учитель, работаешь-работаешь с ребенком, а он раз — и «сливается».

Третьих важно как можно раньше заинтересовать предметом, начать развивать дополнительные навыки. Конечно, они тоже могут уйти, но, как правило, если вкладываешь в ребенка душу, он отвечает тем же.

Первый учитель пригласил меня на занятия в ЦПМ (Центр педагогического мастерства — Прим. ред.) в 8 классе. На олимпиадах я тогда особо не сосредотачивался, просто слушал занимательные лекции по географии. Так я попал в камерный коллектив: в сборной Москвы по географии было всего 40 человек. Все они были детьми с горящими глазами. Мы допоздна пили чай и слушали лекции классных преподавателей по геоморфологии, науке о рельефе. Я понял, что это то общество, в котором мне комфортно.

В 9 классе я начал всерьез заниматься олимпиадной географией, прошел на Всерос и стал призером

Важную роль сыграла как раз та атмосфера дружного кружка детей, которым интересно изучать географию в ЦПМ. Кроме того, я сам люблю работать: никогда не понимал, как можно не хотеть достичь чего-то большого в той сфере, от которой у тебя глаза горят. Речь не обязательно об олимпиадах, просто для меня такой сферой стали именно они. При этом в перечнях я почти никогда не участвовал, а если и делал это, то чтобы поддержать форму перед Всеросом.

Не могу говорить обо всех олимпиадниках — я общаюсь с небольшим кругом всеросников и тех, кто участвует в отборе на межнар, — но мне кажется, что больше всего в олимпиадах успешны те, для кого участие и победа не становятся целью всего обучения в школе. Замечаю, что самые большие достижения получаются у либо очень талантливых детей, которые много работают, либо у тех, у кого кроме олимпиад есть и другая жизнь — они растут разносторонними людьми, занимаются спортом, социальными проектами, исследованиями. А олимпиады для них — что-то дополнительное.

Виктор Корнилов:

Никита — географ-географ, в квадрате, в кубе. Очень много внимания он уделял самостоятельной подготовке, без которой хорошо написать олимпиаду невозможно. Он, наверное, меньше любил историю, биологию, какие-то другие предметы, но самостоятельная подготовка плюс занятия в ЦПМ, желание быть успешным — то, что приводит к победе.

Эмоциональный дивиденд

Года два назад я перестал зацикливаться на олимпиадах: стал опытнее, чуть-чуть отделился от команды, превратился в самостоятельного географа и немного перестал «ловить романтику» от олимпиад. В такой момент было важно не перегореть, так что я занимался спортом, отрывался и веселился с друзьями, занимался научной работой и читал только то, что мне было интересно. С олимпиадным бэкграундом не надо уделять подготовке слишком много времени — главное, оттачивать навыки и сохранять искреннюю любовь к предмету. А Всерос для меня перестал быть целью и превратился в просто техничную работу в компании друзей.

Олимпиадники вообще больше говорят про сообщество и знания. Всерос дает огромный эмоциональный дивиденд от общения с такими же любознательными людьми, от нахождения в сообществе целеустремленных и постоянно работающих ребят. Еще он помог мне стать увереннее в себе. После него появилось понимание: «Ты занимаешься именно тем, что тебе нужно. Ты все делаешь правильно». В 11 классе я стал победителем Всероса.

«Плавильный котел» олимпиадных достижений

Сейчас ЦПМК (Центральная предметно-методическая комиссия — Прим. ред.) по географии делает многое для того, чтобы дети из всех регионов могли участвовать в отборе на международные олимпиады наравне с москвичами. Став призером Всероса в 9 классе, можно попасть на сборы кандидатов в сборную России, где тебе дают личного куратора, с которым вы вместе составляете план подготовки. У нас есть успешные «межнарники» из Пермского края, Челябинской, Саратовской областей.

Правда, если посмотреть на состав сборной, у нас всегда примерно три «межнарника» из Москвы и один из регионов. Это, по-моему, можно объяснить с помощью современной географии. В экономической сфере есть такое понятие — agglomeration economies. Это явление увеличения эффективности разных бизнесов и фирм из-за компактного расположения рядом друг с другом. Вот в Москве есть сверхконкурентная среда талантливых детей, которые раза два в неделю собираются вместе. В таком плавильном котле из многих олимпиадников и создаются самые высокие достижения.

В конкурентной среде многие перегорают, но если у тебя есть внутренний стержень, всё будет круто

А без конкуренции человек может просто перестать расти, остановиться на одной планке. У нас огромное количество талантливых олимпиадников в регионах, но там нет такой плотности населения, отсутствует транспортная инфраструктура, которая позволила бы чаще собираться вместе. Как олимпиадник, прошедший локдаун в прошлом году, я могу точно сказать, что если у людей нет постоянно физического контакта друг с другом в одном помещении, эффективность олимпиадной подготовки падает.

Вообще, у меня много друзей-всеросников из регионов — для успеха в этом предмете достаточно интересоваться миром вокруг, развивать аналитические навыки, ну и пахать над изучением предмета. Особо талантливого преподавателя для победы в олимпиадах, как в математике, не нужно.

Виктор Корнилов:

Олимпиадная подготовка, качественное ведение урока и подготовка к ОГЭ, ЕГЭ — это три кита географического образования в России.

Готовить детей к олимпиадам в рамках школьной программы очень сложно, то есть практически нереально. В «Летово» есть курсы олимпиадной подготовки, которые выходят в межпредметную область и улучшают знания по географии за счет других, смежных предметных областей вроде истории, биологии, экономики.

Проблема в том, что эти предметы у нас не унифицированы: один и тот же материал по географии и другим предметам мы можем проходить с разными терминами. Поэтому любую олимпиадную подготовку нужно начинать с «алфавита» — понятийного аппарата. Тогда появляются не выстроенные раньше связи между предметами.

На уроках же мы занимаемся углублением и расширением предмета, порой метапредметными навыками и умениями — в ущерб географическим знаниям. Поэтому в школе есть профильная география, на которую приходят не только олимпиадники по предмету, но и историки, обществоведы, экономисты, которые хотят «достроить» знания в своих областях. Географы-олимпиадники ревностно воспринимают, когда мы на уроках уходим в гуманитарную составляющую, какую-то межпредметность.

Поэтому и обычный урок, на котором сидят и олимпиадники, и простые ученики, педагогу держать сложно. Учителю важно, чтобы историки, обществоведы и экономисты тоже нащупали географический ответ, это требует времени. А географы говорят: «Куда вы? Все же понятно, зачем вы в лес какой-то свернули?». В этом году у нас в школе семь всеросников, из которых только двое были в профильном классе. Давать там уроки было колоссально трудно, потому что олимпиадная подготовка не должна перебивать цели и задачи предметного урока как такового.

Международная олимпиада легче Всероса

Когда я стал призером по географии — я попал на предметные сборы, где хорошо себя показал. У нас есть рейтинг, и по нему я проходил в группу подготовки к международной олимпиаде. Помню, тогда, в 9 классе, я подумал: «На сборы я попал, а на межнар не смогу, что ли?». Эта мысль как-то засела в голове, но особо целенаправленно я не готовился к этому соревнованию — просто продолжал учить географию. В 11 классе понял, что все-таки хочу добиться именно межнара, показать качественную работу. Как сказал один мой сокомандник: «Из школы нужно уходить красиво». Вот я и решил, что нужно попахать.

Письменный анализ полевых работ на 11-й Международной олимпиаде по географии в Польше, август 2014 года. Фото: Breckeg011 / CC BY-SA 4.0

Надо сказать, что Международная олимпиада по географии гораздо легче, чем Всерос, если судить по объему требуемых знаний: балл могут поставить за очевидные для российских школьников вещи. Всерос требует глубокой аналитики и академических знаний, а «межнар» — лучшее понимание взаимосвязей в разных географических оболочках. Мне больше нравится промежуточный стиль, какого придерживается, например, Балтийский межнар: его проводят для шести стран из региона Балтийского моря. Акцент там делается на эссе, где нужно рассуждать, показывать знания, выводы.

Большой «межнар» iGeo — техничная спринтерская работа, где времени думать вообще нет. Нужно просто быстро писать ответы.

В этом году нам удалось обойти Сингапур — команду, которая может взять 4 золота на одной олимпиаде

Но мы впервые в истории заняли первое место. Соревнуемся мы, по сути, в индивидуальном зачете: был один групповой конкурс на создание постера по заданной теме, но он проходил вне зачета. Но у команды все равно большая роль — подготовка. Как я и говорил, в среде единомышленников развиваешься лучше.

Расскажу про самое интересное задание в олимпиаде. На моем любимом практическом туре мы изучали Стамбул, и к последнему заданию знали о нем уже довольно много. Нам предлагалось представить себя в роли застройщика участка на севере города. Задание: создать проект жилищного комплекса на 10 тысяч человек. Словом, сначала нужно было проанализировать плюсы и минусы строительной площадки, включить в анализ природные, социальные и экономические факторы как на локальном, так и на большом региональном масштабе.

Во второй части задания шел сам проект: требовалось создать карту предлагаемой застройки, описать ее, обосновать количество этажей, площадь средней квартиры, социальную инфраструктуру, продумать зеленый пояс защиты от шоссе. Короче, надо было представить себя градостроителем. И это было самым прямым применением географии в современенно контексте.

В этом году я начну учиться на географическом факультете МГУ, где через год определюсь со своей кафедрой и направлением. Одной наукой себя не прокормишь, но я от нее без ума — и хочу, чтобы моя будущая работа, надеюсь, аналитическая и креативная, делала жизнь людей комфортнее. Может быть, наука не будет основной моей деятельностью, но кандидатом наук я стать собираюсь. Буду иногда участвовать в научных исследованиях, делая объем знаний о Земле и мире вокруг больше — это мечта всего моего детства, и вряд ли я от нее откажусь.

Комментарии(1)
Где познакомиться с современной версией географии? Для тех, кому уже поздно в ЦПМ
Больше статей