«Что делать, когда дети раздражают?» Учителя честно отвечают на вопросы родителей

«Что делать, когда дети раздражают?» Учителя честно отвечают на вопросы родителей

4 710

«Что делать, когда дети раздражают?» Учителя честно отвечают на вопросы родителей

4 710

В честь Дня учителя решили заглянуть в учительскую и узнать у педагогов больше об их профессии. Есть ли у учителей любимчики? Бывают ли необучаемые дети? Что самое трудное в этой профессии?

1. У учителя всегда есть любимчики в классе?

Екатерина Белоцерковская, учитель начальных классов школы № 69 Екатеринбурга:

«С одной стороны, для учителя все ученики одинаковые, и я всегда им говорю: „Вы все для меня равны“. Но задача учителя — увидеть каждого ребёнка „в объёме“. В этом плане любимчики всегда будут: один способен всех помирить, другой — гений в математике, третий великолепно умеет организовать группу для проекта. Я восхищаюсь их способностями в моменте, поэтому каждый в чём-то „любимчик“. Даже эмоции во время ответов на уроках у детей разные, и это тоже способно привлекать. Я как учитель стараюсь выделять детей в разных ситуациях».

Софья Гавриленко, учитель начальных классов, специалист «Учи.ру»:

«Слово „любимчик“ в общепринятом смысле несёт в себе негатив. У учителей отношения с детьми складываются так же, как с любыми другими людьми. Кто-то нам нравится чуть больше, чьи-то человеческие качества импонируют чуть меньше. Главное, чтобы это не отражалось на комфорте ученика и образовательном процессе».

Светлана Фирсова, учитель физики школы № 110 Санкт-Петербурга:

«„Любимчиков“ в классе нет. Конечно, можно выделить учеников, которыми учителя гордятся. Есть те, с которыми трудно, но интересно работать. Есть те, с кем много проблем в обучении. Но „любимчики“ — это всё же редкость».

2. Что вы делаете, когда дети раздражают?

Виктория Давыдова, учитель начальных классов, специалист «Учи.ру»:

«Пытаюсь понять, что именно раздражает: если дело в моих личных эмоциях, то успокаиваю себя и стараюсь переключиться. Если это реакция на поведение ребёнка, поговорю с ним».

Александра Подгайц, учитель математики, методист «Учи.ру»:

«Иногда бывает, что я просто устала и меня раздражает всё подряд. Но если раздражение обоснованное, говорю об этом с детьми: „Мне очень неприятно, когда вы так делаете. Я злюсь. Сделайте, пожалуйста, лучше вот так“. Я живой человек и в какой-то степени проявляю эмоции. Но если это могло задеть детей, извиняюсь и рассказываю, в чём дело. Они понимающе к этому относятся».

Светлана Фирсова, учитель физики школы № 110 Санкт-Петербурга:

«Если что-то раздражает, могу молча досчитать до десяти или посмотрю на детей внимательно, чтобы успокоить. Но именно взглядом, не словами. Обычно этого достаточно, чтобы найти общий язык».

3. Существуют ли необучаемые дети?

Екатерина Белоцерковская, учитель начальных классов школы № 69 Екатеринбурга:

«Однозначный ответ — нет. Если ребёнок не учится и не включается в учебный процесс, значит, не налажена связь между родителями, учителем и ребёнком. Другого ответа нет: все дети обучаемы, абсолютно».

Александра Подгайц, учитель математики, методист «Учи.ру»:

«Не верю, что есть необучаемые дети. Есть те, кого учить сложнее, и те, кто уже опустил руки и сам поверил, что „необучаем“. Бывают сложные семьи, особенности развития и школы, где недостаточно возможностей для обучения конкретных детей».

4. Вы действительно видите все шпаргалки и попытки списать?

Екатерина Белоцерковская, учитель начальных классов школы № 69 Екатеринбурга:

«Психологическое состояние ребёнка видно сразу: если дети не готовы к уроку, они начинают суетиться, нервничать, переживать. Я работаю с малышами: если они и списывают, то честно признаются. А когда готовы, часто даже на перемене уже хотят ответить. Всё это считывается.

Задача учителя — не поймать со шпаргалкой, а научить справляться с трудной ситуацией, если ребёнок не готов

Поэтому я подсказываю решения: переделать, досдать, найти дополнительные источники информации. Когда дети понимают, что им идут навстречу и позволяют доделать работу, они стремятся к лучшему. Важный момент — доверие. Если я сегодня доверяю им, завтра они будут доверять мне».

Александра Подгайц, учитель математики, методист «Учи.ру»:

«Много вижу, конечно, но думаю, что не всё. Пару раз мне сдавали явно списанные работы — при том, что в процессе и подумать об этом не могла».

5. Неожиданные проверочные работы — мера воздействия на непослушный класс или необходимый срез знаний?

Екатерина Белоцерковская, учитель начальных классов школы № 69 Екатеринбурга:

«Некоторые думают, что практические работы дают, чтобы занять время. На самом деле это возможность посмотреть, в какой степени дети понимают тему. Я объясняю ученикам, зачем мы пишем работу. Прежде всего проверочная нужна для учителя: иногда вроде бы всё разжевали и объяснили, но оказывается, что что-то не так. Неожиданных проверочных не должно быть много, иначе дети будут относиться к ним без ответственности».

6. Звонок для учителя?

Екатерина Белоцерковская, учитель начальных классов школы № 69 Екатеринбурга:

«Конечно, учителя не имеют права задерживать детей после звонка. Но не всегда звонок — граница урока. Поэтому иногда могу спросить ребят: задержу? И вижу реакцию, что они готовы. А иногда и сами не хотят уходить — например, если при обсуждении мы как раз дошли до пиковой точки. Ведь процесс рассуждения для ребёнка гораздо дороже, чем вывод. Вывод будет потом сделан очень быстро».

Светлана Фирсова, учитель физики школы № 110 Санкт-Петербурга:

«У опытного учителя урок построен так, что для него звонок никакой роли не играет. На момент звонка педагог говорит свою последнюю фразу».

7. Учитель — пример для подражания? Может ли он проколоть нос и носить рваные джинсы?

Екатерина Белоцерковская, учитель начальных классов школы № 69 Екатеринбурга:

«Образ учителя — это наши дети завтра. Педагог должен быть разным — прежде всего для детей. Понятно, что если я пойду с подростками на рок-концерт, то длинное платье в пол не надену.

Дети должны понимать, что человек может иначе себя проявлять за школьными стенами — это научит их легко переключаться, не зацикливаться

Также важно показывать уместность выбора и доносить, что внешняя оболочка может меняться, но при этом очень важно внутреннее — состояние, убеждения, мысли».

Елена Кучма, учитель начальных классов:

«Первый учитель — большой авторитет. У меня всегда были длинные волосы, не выше лопаток. Когда выпускала свой класс из начальной школы, обратила внимание: все девочки были с длинными волосами — даже те, кто стоял на первой линейке с каре. Родители тоже подмечали на родительском собрании, что дети начинают себя иначе вести, меняется интонация, появляются новые слова в лексиконе».

Светлана Фирсова, учитель физики школы № 110 Санкт-Петербурга:

«Чтобы учитель проколол нос и носил рваные джинсы, его авторитет должен быть очень высок — чтобы внешний вид никак не отразился на уже сформировавшемся уважении. Если нет уважения, можно постоянно ходить в деловых костюмах, но толку от этого не будет».

8. Чем на самом деле занимаются учителя в учительской?

Екатерина Белоцерковская, учитель начальных классов школы № 69 Екатеринбурга:

«Иногда за день даже ни разу не успеваю забежать в учительскую — в сентябре ни разу там не была. Учебный процесс идёт с утра до вечера и ориентирован прежде всего на детей. Но вообще учительская нужна, чтобы переключиться, увидеть других учителей. Иногда там можно заполнить журнал, отдохнуть, выпить чашку чая. Но часто я весь день не вижу коллег, которые работают в соседних кабинетах».

Светлана Фирсова, учитель физики школы № 110 Санкт-Петербурга:

«Учителя не бывают в учительской — благодаря переходу к электронным дневникам. Пандемия тоже вносит коррективы: мы стараемся не собираться. Когда не было электронных дневников и прочего, педагоги заходили в учительскую, чтобы взять журнал класса, обменяться информацией».

Александра Подгайц, учитель математики, методист «Учи.ру»:

«Кто-то пьёт чай и ест бутерброды, кто-то обсуждает насущные вопросы, а кто-то просто сидит с закрытыми глазами и пытается прийти в себя в тишине. Я из последних».

9. Что для вас самое трудное в профессии учителя?

Софья Гавриленко, учитель начальных классов, специалист «Учи.ру»:

«Для меня самым трудным было работать с детьми, которым причиняют боль — душевную или физическую. Когда ребёнок подходит и говорит: „Я не хочу домой, там пьяная мама“. Остальное — издержки профессии».

Екатерина Белоцерковская, учитель начальных классов школы № 69 Екатеринбурга:

«Ничего трудного нет: нет ни трудных детей, ни трудных уроков, ни трудных тем. Ведь когда тебе что-то интересно, преград не чувствуешь. Сложно, заковыристо, но увлекательно».

10. Какие традиции или суеверия есть у преподавателей?

Екатерина Белоцерковская, учитель начальных классов школы № 69 Екатеринбурга:

«Может, я неправильный учитель, но у меня нет никаких примет. Главная примета: дети улыбаются — значит, всё хорошо. И если раздаётся звонок от бывших учеников, наверное, они хотят сказать что-то хорошее. Приходят, рассказывают, и понимаешь: чему-то хорошему ты их научил».

Светлана Фирсова, учитель физики школы № 110 Санкт-Петербурга:

«День учителя, конечно — одна из традиций. Этот праздник уже стал семейным и не менее радостным, чем Новый год или 8 Марта».

Читайте также
Комментариев пока нет
Больше статей