«Приемные? Значит, проблемные»: мама восьми детей — про быт, сложности и пособия
Блоги26.11.2023

«Приемные? Значит, проблемные»: мама восьми детей — про быт, сложности и пособия

Алена живет в Детской деревне SOS вместе мужем с шестью детьми, пять из которых — приемные. Конечно, в жизни многодетной семьи немало сложностей, но Алена предпочитает называть их элегантным французским словом «нюансы». Потому что «сложности» звучит тяжело и ужасно, а «нюансы» — это вполне решаемые маленькие трудности.

Двое детей в этой семье уже не живут вместе с родителями — это кровные дочки Кристина, ей 24, и Карина, которой 18. А шестеро — кровный сын Максим (15 лет) и приёмные Даниил (тоже 15), Вероника (14), Матвей (12), Руслан (11) и Дарина (7) живут с мамой и папой.

В торговом центре на нас оглядываются

Жизнь в многодетной семье, я думаю, отличается прежде всего тем, что на бытовые дела ты тратишь намного больше времени, чем мама с одним-двумя детьми. Например, одеть всю компанию к новому сезону — тот ещё квест. Чтобы этот процесс не растянулся на неделю, мы выезжаем все вместе в ТЦ. Продавцы обычно на нас косятся: «Что за толпа? Цыгане что ли?» Даже начинают лучше приглядывать за товаром.

А мы стараемся ходить в те магазины, где нас уже знают, нам ещё и скидки за опт дают. Поступаем так: одного ребёнка ведём в примерочную, остальные ждут. С недовольными лицами иногда ждут, а что делать? И так постепенно покупаем всё нужное к сезону или к школе. Обычно на это уходит весь день, все очень устают, зато вопрос с одеждой на много месяцев вперёд закрыт.

Семь лет ходим по врачам

Многие дети в интернатных учреждениях недообследованы. Берёшь вроде здорового ребёнка, а потом выясняется, что есть проблемы. Так было с нашей Вероникой, которая попала к нам в семью в свои 7 лет. И столько же лет мы с ней ходим по врачам и лежим в санаториях. У неё не слышит одно ухо, а второе — только на 50-60%. Плюс проблемы со зрением — дочка носит очки.

В этом году мы получили квоту, в следующем марте ей должны сделать операцию на то ухо, которое совсем не слышит. Надеемся, это поможет хотя бы частично восстановить слух. Несмотря на ОВЗ, Вероника уже два года занимается в музыкальной школе, играет на фортепиано, у неё прекрасные вокальные данные. Это не я, а педагоги так говорят.

Остальные наши ребята без каких-либо серьёзных диагнозов. Один из приёмных мальчишек должен учиться по адаптивной программе, но пока тянет обычную школьную. Но я понимаю, что выпускные экзамены в 9 классе он вряд ли сдаст хорошо, поэтому мы сейчас повторно проходим ПМПК (психолого-медико-педагогический консилиум. — Прим. ред.), чтобы выпуститься из 9 класса по более простой программе. Но он у нас большой молодец — уже получил сертификат повара 1 разряда. Будет либо дальше осваивать эту профессию, либо поступать в колледж МЧС (он в кадетском классе учится), если хватит баллов.

«Я сирота, мне все должны»

Хорошо, когда ребёнок, попав в семью, не старается понравиться, а показывает себя таким, какой он есть. У нас все дети такие. Кроме одного из сыновей, который очень хотел произвести на нас впечатление в первые дни дома. Зато потом началось такое! Попрошайничество, вранье, даже воровство. Ещё позиция в духе «мне все должны, я же сирота» — так было принято вести себя в интернатном учреждении, где он жил. Но это мы поняли уже потом.

Сейчас всё хорошо, ребёнка не узнать. Но на это ушло два года. Мы работали с психологами Детской деревни SOS, просили совета у других приёмных родителей, дошли до психотерапевта и ПДН (подразделение по делам несовершеннолетних. — Прим. ред.). Психотерапевт исключила расстройство привязанности, которое мы уже начали подозревать, раскрыла нам психотип личности ребёнка и то, как с ним правильно общаться, чтобы он нас слышал. Сотрудник ПДН рассказал ребёнку об уголовной ответственности, которая бывает за воровство. А потом мы с папой взялись за него с беседами на темы, что зарабатывать деньги самому — это прекрасно и достойно, и закон не надо нарушать. И всё это вкупе дало результат.

Борьба за лидерство

Больше всех у нас конфликтовали Максим и Даниил. Они ровесники, живут в одной комнате. Мальчишки долго притирались друг к другу. Даниил, наш приёмный сын, он по характеру балагур, любит поддеть других, а Максим — кровный — просто само терпение. Доходило до того, что Максим терпел-терпел его провокации, потом говорил: «Ещё одно слово, и я тебя стукну!» Поддевки не прекращались, тогда он брал и скручивал брата легонько, он посильнее Дани будет. И всё — тому уже не хотелось смеяться и поддевать. Некоторое время. А потом все начиналось по новой. Пару лет они так жили, а потом стали лучшие друзья — не разлей вода.

Матвей и Руслан тоже одну комнату делят, у них разница в возрасте — год. Конечно, тоже конфликтовали. Но за три года, что они вместе живут, уже сдружились, хотя до сих пор иногда могут отношения выяснять.

Девчонки Вероника и Дарина живут в третьей детской. Тут сложностей не было. Веронике — 14, она старшая и командует. Даринке 7 — она слушается.

Отношения с кровными родственниками

Кровные семьи детей — это возможная поддержка в будущем, поэтому мы стараемся поддерживать с ними отношения. Получается не всегда. Например, со старшим братом Матвея отношения так и не удалось наладить. Брат — единственный его кровный родственник, в семье он заменял ему отца и мать, в интернате — защищал. Ему сейчас 21 год, он выпустился из интернатного учреждения, женился, есть ребёнок. Брат долго настаивал на том, чтобы я отпустила Матвея погулять с ним за территорией «Детской деревни SOS», но я не готова — я его видела 10 минут и не знаю, как он может повлиять на моего ребёнка. Он то пропадает на полгода-год, то снова звонит или пишет в соцсетях. Много раз обещал, что приедет к нам в гости, но так и не доехал. Последний раз пообещал, мы накрыли стол.

Матвей три часа не отходил от окна, очень ждал брата. Но тот так и не появился

Потом Матвей всё высказал ему по телефону, так распереживался, что произошёл сильный спазм сосудов. Это дало осложнения на сердце и зрение — с нормы оно упало до –7. И я решила: всё, хватит такого общения! Здоровье мы постепенно восстановили, но Матвей разочаровался в брате.

А вот с биологической семьей Дарины и Руслана мы в очень хороших отношениях. Хотя поначалу был конфликт. У них много родных: бабушка, тети, дяди, двоюродные сёстры и братья. И они поначалу относились к нам очень настороженно. Но потом побывали у нас в семье и «Детской деревне SOS», увидели, что детям у нас хорошо. И теперь отношения наладились. Они приезжают к нам в гости, забирают детей на прогулку, советуются, что им подарить на праздник. Есть только одна договоренность: без нас они не отвечают на вопросы детей о родителях. Я не хочу, чтобы это травмировало детей. В таких вопросах нужна помощь специалистов, чтобы делать это максимально бережно по отношению к детям.

«Приёмные? Ну всё, будут проблемы…»

В школах и других учреждениях не очень-то любят приёмных детей. Например, в этом году мы переводили детей из одной школы в другую. Когда я пришла, то услышала: «Приёмные? Ну всё, будут проблемы». Долго пришлось доказывать, что наши дети — никакие не проблемные, мы за них отвечаем.

Есть стереотипы в нашем обществе и о нас, приёмных родителях. Мол, набрали детей, чтобы пособия получать. Обычно так говорят люди, которые не в курсе, сколько платят на приёмных детей. Если бы узнали, вряд ли бы так говорили. Но они не хотят знать — у них в голове уже своя картина мира нарисована. Поэтому я научилась не реагировать и ничего не объяснять.

Но бывает и наоборот. Мы этой осенью всей семьёй впервые поехали в санаторий в Подмосковье. И там врачи жали нам с мужем руки и говорили: «К нам редко приезжают такими большими семьями. Так приятно видеть, что вы друг друга любите и заботитесь. Спасибо вам за ваших детей!»

Мы с мужем стараемся воспитывать детей личным примером. Много разговариваем. Смотрим вместе фильмы — обсуждаем, как поступили герои, как сделали бы дети на их месте. Картины в музее смотрим — тоже рассуждаем. Всё это хорошие способы посмотреть на человеческую жизнь со стороны. В любом случае, наши ребята знают две вещи. Первое — в жизни всё бывает, поэтому никого не судим, и второе — из любой ситуации есть выход, значит, никогда не сдаемся!


Эта и другие истории о роли мамы в жизни ребёнка — часть социальной кампании «Самое главное слово», которую запустила благотворительная организация «Детские деревни SOS» по случаю Дня матери в России. Акция посвящена самым главным людям в жизни каждого человека — мамам. Акция направлена на сбор средств для помощи детям.

Психологи и другие специалисты «Детских деревень SOS» помогают детям, оставшимся без опеки близких, пережить травмы детства и подготовиться к самостоятельной взрослой жизни, а также помогают детям из кровных семей, попавшим в трудную жизненную ситуацию, чтобы предотвратить попадание их в интернатные учреждения. Но самое главное — дети из любой формы опеки обретают маму, заботу и любовь, семью, в которой им безопасно.

Вы находитесь в разделе «Блоги». Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Комментариев пока нет
Больше статей